Maof

Saturday
Jun 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Для профессора Асы Кашера поселенцы — это «мутное кольцо», а для доктора Анат Матар террорист Валид Дека — «друг и источник вдохновения»: именно такой диапазон мнений в академии формирует мораль и восприятие действительности для завтрашнего поколения

Доктор Анат Матар, старший преподаватель философии Тель-Авивского университета, ещё в 2006 году опубликовала статью под остроумным названием: «Что делает Асу кошерным».
(Здесь и далее присутствует игра слов: фамилия Кашер пишется так же, как и определение иудейских правил в еде и в быту: «кошер» - прим. переводчика.)
Объём статьи, содержащей свыше 7000 слов, явно указывает на её глубину и серьезность: «о том, как философия Асы Кашера служит злу в Израиле».

Матар была шокирована той легитимностью, которую академические круги и органы безопасности придают Кашеру, который также является профессором философии в Тель-Авивском Университете и, в отличие от Матар, достаточно признан для того, чтобы излагать этические основы для всех тех, кто ощущает недостаток этих познаний: депутатам Кнессета, правительству, союзу журналистов, биржевым брокерам.
Он, Кашер, когда-то даже написал правила для политических заявлений преподавателей университетов, но – уж поверьте! - никто не станет указывать им, что и как говорить, да и они с отвращением отвергли его предложения.
Кашер также приложил руку к разработке первого этического кодекса ЦАХАЛа, а также подробно высказался о практике «точечных ликвидаций», выкупа пленных и, конечно же, внёс свой вклад и в другие вопросы.
Правда, сам он служил в армии по программе «атудаим» в компьютерном подразделении разведывательного корпуса. Поэтому у него может не быть того практического опыта, который необходим для понимания всех условий и поведения бойцов в полевых условиях – но всё равно, привилегия на чтение морали «издалека» ему перепала.

Но вовсе не его пригодность к должности арбитра военной морали возмущала доктора Матар. В 7000 слов можно - и Матар, конечно, так и поступает - впихнуть имена многих философов.
Но она упрекает этический подход автора кодекса ЦАХАЛа, в том числе с точки зрения его профессионализма:
«Проверил ли он кошерность действий ЦАХАЛа на соответствие международному праву? Пытался ли он иметь дело с данными, предоставленными международными правозащитными организациями, такими как Amnesty International или UNWRA, например. Отрицательный ответ тут не случаен, что важно отметить. Нет никакой необходимости иметь дело ни с Amnesty, ни с БАПОР (UNRWA), «Бецелем» или даже статей Бена Каспита в «Маариве» о поведении ЦАХАЛа в первые дни интифады».
Это те четыре источника, которые Матар полагает истинными и воспринимаются ею как надежные и беспристрастные.

Вовсе не обязательно быть по профессии философом, чтобы высказать своё мнение о нравственности того или иного поступка. К примеру, и сама Матар в апреле 2022 года использовала куда меньше слов: тогда она загрузила в Facebook фотографию израильских флагов, вывешенных в университетской библиотеке в честь Дня Независимости.
«Вот как выглядит болезнь», — писала Матар, демонстрируя своё мнение о стране, в которой она живет, из бюджета которой получает зарплату - и против которой периодически подписывает различные петиции.

Кашер, в отличие от Матар, пользуется поддержкой истэблишмента - в 2000 году он даже получил премию Израиля по философии. «Профессор Кашер принадлежит к той редкой породе философов, которые, подобно Сократу, умели вести свои исследования на рыночной площади», - так рассуждали судьи.
Возможно, и вас тоже впечатлил его ясный и популярный язык. В январе 2023 года он дал интервью «Маариву», где сравнил израильское общество с супом:
«Посреди тарелки лежат прекрасные клёцки, поистине исключительные по своему вкусу. А вокруг них я вижу целое озеро мутной, солоноватой жидкости испорченного супа, и внутри - ядовитое, грязное, шевелящееся кольцо, которое расползается в супе».
Клёцки — это люди, «которые делают всё возможное и добиваются замечательных результатов». Мутный суп состоит из людей, которые не уступают профессору преимущество на шоссе, и не позволяют ему выступать на собраниях. И, конечно же, ультраортодоксальные «паразиты» и их «националистические мутации»: религиозные сионистские партии вроде «Оцма Йехудит».

Кашер, как это принято среде «клёцок», стал заметным голосом в протесте против правовой реформы и, как правило, поддерживал отказы от службы в армии.
Он подтвердил эту свою позицию в интервью, которое он дал около недели назад радио колледжа Райхмана, вместе с профессором Янивом Рожнаем (еще одним страстным активистом протеста) и профессором Лиавом Оргадом.
Отсюда и пошла притча о супе. Кашер добавил в него «мутное кольцо» поселенцев, а в числе прекрасных «клёцок» он перечислил «Братьев по оружию», пилотов, офицеров разведки, которые в знак протеста «приостановили свою добровольческую деятельность».
Поселенцы же Иудеи и Самарии, которые понесли потери в войне больше, чем любой другой сектор, оказались в его глазах «этим мутным кольцом».

Одновременно и доктор Матар нашла свою «клёцку»: террориста Валида Дека, одного из организаторов похищения и убийства солдата Моше Тамма в 1984 году.
Дека умер в тюрьме около двух недель назад, и Матар воздала ему должное: «Прощай, дорогой и любимый друг. Ты был и будешь бесконечным источником вдохновения».
В более элитной статье для «Местного звонка», Матар написала о своей 20-летней переписке с Декой и о своем знакомстве с ним после образования «Комитета палестинских заключенных». Она называла его, среди прочего, «рефлексивным интеллектуалом» (вероятно, у философа это звучит комплиментом).

Легко разглядеть различия между любимцем истеблишмента Кашером, и Матар, которая ошивается где-то на окраине, среди левых радикалов.
Кашер считает, что израильское общество и Государство Израиль страдают от коррупции, исходящей от таких групп населения, как ультраортодоксы, поселенцы и люди, которые мешают ему выступать на форумах.
Он также готов предоставить этический кодекс всем общественным институтам, дабы облегчить им работу по исправлению ситуации.
Матар же, со своей стороны, похоже вообще с трудом принимает национальные права еврейского народа и само существование Государства Израиль как еврейского государства. Решение этой проблемы находится в таких людях, как Валид Дека, который выражал публичное сожаление о своих действиях и даже преподавал заключенным режима «мысли о важности ненасильственной борьбы, о стремлении жить, и о катастрофических последствиях желания вести вооруженную борьбу до конца».
Возможно, именно поэтому Дека фигурирует в каждом списке сторонников соглашения об освобождении заключенных, представленном ХАМАСом. Матар верит в искренность покаяния Деки в тюрьме так же, как она верит в БАПОР.

Но у двух этих «ястребиных» философов куда больше общего, нежели различий. Оба пользуются статусом академиков, оба получают зарплату от презираемой ими публики, а главное — оба годами вознаграждались правом формировать нравственное мировосприятие для будущих поколений интеллектуалов.
А если это даже и не так, то, по крайней мере, они прекрасно демонстрируют, какие взгляды способствуют выживанию в академическом мире.
Весь спектр мнений в израильском университете простирается от того, чтобы называть израильские флаги «болезнью», и до того, чтобы именовать около половины населения «грязью». Так что дистанция между Кашером и Матар и их «нравственностью» - как раз с размером с клёцку.

* * *

Ирит Линор
Перевод: «Nautilus»
http://www.nautilus.co.il/