Maof

Wednesday
Nov 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Вчера в честь гомпарада в Иерусалиме муж притащил посмотреть очередной шедевр израильского киноискусства, фильм "Буа" (Пузырь). Главные герои - жители богемной улицы Шенкин в Тель-Авиве, два голубых и одна розовая обычная, straight то бишь. После этого фильма начинаешь ощущать, что людей устаревшей ориентации в наше время почти не осталось. Ну, уж на Шенкин точно. А герои наши и их друзья люди сплошь благородные, возмущаются "израильским захватом палестинских земель", несправедливым отношением к палестинцам, при этом большинство из них этих самых палестинцев только на картинках видели. Они ходят в футболках с соответствующими надписями, организовывают транс-вечеринки под соответсвующими лозунгами, ссорятся на улице с агрессивными правыми элементами и честно верят в "мир, дружбу, жвачку" по окончании захвата.
Весь фильм пронизан душераздирающими сценами на КПП, где грубые, не желающие вникнуть в положение, израильские солдаты издеваются над палестинцами, заставляя их раскрывать чемоданы, ворошить вещи, задирать одежду. Честно говоря, я на таких КПП практически и не бывала. Не знаю, так себя ведут солдаты или нет. А, может, ещё хуже. Только вот те самые грубые меры совсем не показались мне лишними и чрезмерными. Мало ли проносилось взрывчатки в этих самых чемоданах, под одеждой, замаскированные под беременный живот, в Амбулансе... Фильм даже начался с того, что один из голубых главных героев во время милуим (сборы резервистов) дежурит на этом самом КПП. Сильно беременная женщина, которую заставляют показать живот во время проверки, в очереди на проходную не выдерживает. У неё отходят воды, и она тут же начинает рожать. Герой наш начинает подготовку к принятию родов в ожидании скорой. Врач скорой успевает принять роды, причём ногами вперёд, но, к сожалению, ребёнок не дышит. Почему-то на этом всё кончается, никто не пытается отходить младенца или хотя бы отвезти его в больницу, подключить к каким-нибудь приборам в амбулансе. Ведь это может быть лишь клиническая смерть! Нет, нужно, чтобы всё закончилось трагически, чтобы осталось чувство, что если бы тётю так долго не шпыняли на КПП, она бы
а) не стала бы преждевременно рожать
б) успела бы доехать до больницы, а там ребёнка бы спасли
Выбери нужное.
Потом интрига завязывается на том, что на этом вот КПП наш израильский герой знакомится со своим палестинским товарищем по несчастью собратом по ориентации. Тот убегает из консервативного Шхема, боясь, что семья узнает. Бежит непонятно куда, без разрешения на работу и вида на жительство. Кстати, через КПП его ничтоже сумняшеся пропускают. И вот наш добрый герой пригревает палестинского брата, по дороге влюбляясь в него. Его устраивают на работу в ресторан, выдав за еврея Шимми, ввиду отсутствия малейшего акцента в иврите у оного. Надо сказать, что парень действительно на араба не особо похож, акцента нет, короче, абсолютный брат по крови.
И тут началось! Всё, что Вы хотели узнать о гомосексуализме, но стеснялись спросить. Однополая любовь во всех подробностях, позах, ситуациях и положениях. Женька морщил нос, а мне было даже интересно, как это они так умудрились.
То есть в фильме с одной стороны освещаются прелести и трудности однополой любви, сравниваются нежные и романтичные геи с грубыми мужланами, трахающими любую юбку. С другой - показывается, как просвещённое население с обеих сторон уже давно и тщетно стремится жить в мире и согласии, но остальные, и государство в первую очередь, их не понимают.
Потом белый, пушистый и уже практически ручной юный арабский гей едет в Шхем на свадьбу сестры. Он решается на отчаяный шаг, выходит из шкафа прямо на голову сестре. Та в шоке. Она как раз выходит замуж за намного более типического араба с мирным именем Джихад. По ходу дела Джихад сотоварищи организовывают террактик в Тель-Авиве, где получает ранение второй гей-герой. Любовники всё время друг о друге беспокоятся, признаются в любви и рвутся друг к дружке. Жестокий, неспокойный мир не оставляет их в покое. После терракта наши солдаты врываются в Шхем, гонятся за Джихадовскими друзьями и стреляют направо и налево. Налево оказывается юная девушка, сестра хорошего араба, невеста Джихада. Хоть это и не стандартный американский боевик, но солдаты даже не замечают, что только что кого-то пристрелили. Но Джихад не дремлет, он собирается мстить, он одевает пояс шахида и снимается на камеру во всей красе. И тут, на самом интересном месте, юный гей перехватывает инициативу и идёт сам мстить за сестру. Не знаю уж, как он без всяких проблем добирается в Тель-Авив, попадает естественно на ту самую Шенкин, где тусовался совсем недавно с просвещёнными и свободными во всех отношениях евреями. Он собирается взорвать кафе, в котором работал под псевдонимом Шимми. "Неожиданно" в этот самый момент в кафе сидит его возлюбленный. По-настоящему любящий человек сердцем почуял неладное. Он выскочил из кафе, рванулся к любимому, и они взорвались в обнимку посреди улицы. Благодаря этому порыву больше никто не погиб.
Уже взлетая на небеса, молодой человек сетует на невезение, на жизнь, на такое сложное, практически невозможное в таких условиях сосуществование и любовь, как общенародную, так и двух конкретных романтичных индивидуумов.
Печальная история, скажу я вам, душераздирающее зрелище. До сих пор плачу.

"Живой журнал" otlichnitza