Maof

Friday
Mar 24th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Если смотреть в корень вещей, то резолюция Совета Безопасности, осуждающая строительство поселений, - это провал праотца Авраама. Не провал Нетаниягу, не жителей Амоны, а праотца Авраама. Все из-за него. Через 4 тысячи лет после того, как земля Ханаана была обещана ему и его потомству, народы мира все еще отказываются признать его наследие. Они уже смирились с идеей монотеизма, которую он привил человечеству, даже признали особую духовность его потомков, но все еще им трудно смириться с нашим присутствием здесь.

Даже на неантисемитском фланге стран-членов ООН бурлит внутренний подсознательный бунт против соединения между евреями и Землей Израиля. Глобальный моральный механизм глух к еврейским требованиям на признание своих прав, требований, кричащих не только из наших святых книг, но и со страниц христианских и мусульманских святых книг. Ненависть прорывается время от времени на поверхность и подталкивает даже просвещенные страны предпочесть плохонький палестинский нарратив твердым Библейским и историческим доказательствам.

Многие израильтяне вспомнили на этой неделе резолюцию ООН от 20 ноября 1947г. О ней еще будут говорить в течение ближайшего года в связи с ее приближающейся 70-ой годовщиной. И о декларации Бальфура будут говорить в связи с ее столетием. Вроде бы обе доказывают, что гои признают наши права здесь, но эти декларации - исключение, не подтверждающее правило. Уже в 20-е годы Британия фактически отказалась от декларации Бальфура и, в сущности, отменила ее. Резолюция ООН от 1947г. вытекала из редкого сочетания международных интересов и небольшого времени, прошедшего после Катастрофы. В конечном итоге она отрывала от нас Самарию и Иудею - нашу колыбель.

До сегодняшнего дня нет ни одного посольства в Иерусалиме, потому что возвращение евреев в Святой город болезненно в нееврейских глазах. Длительные рукоплескания членов Совета Безопасности после резолюции против нас прояснили глубину их чувств. Нет другого объяснения охватившей их радости. Они не любят нас, точка. Даже сравнительно хорошие среди них, вроде Британии Терезы Мей и Японии Шинзу Абы, предпочитают Израиль как можно маленький. Старый упрятанный черт антисемитизма вырывается иногда из бутылки и толкает их подравняться под линию наших врагов из Рамаллы, мечтающих уничтожить нас. Как сказал Хаим Герцог в 1975г. после резолюции ООН приравнять сионизм к расизму: "Гитлер чувствовал бы себя в ООН, как дома".

Во время Второй мировой войны, когда немцы бомбили Лондон, дети были вывезены в другие города. Моя мама несколько месяцев жила в христианской семье. Отношение к ней было исключительное. Она до сегодняшнего дня помнит добро. Только один раз они припомнили ее еврейство. Это случилось накануне Пасхи. "Мирьям", - попросили они ее, - "постарайся оставаться завтра в комнате - нам тяжело видеть евреев в праздник, напоминающий нам убийство Иисуса".

И самым лучшим гоям в ООН иногда тяжело видеть нас. Как Садат в 1973г, они подготовили нам засаду в определенный момент: канун Субботы по израильскому времени, канун Хануки, когда евреи не очень бдительны по отношению к опасностям. Через несколько дней после того, как Обама досрочно зажег ханукию с внучкой Шимона Переса, он проделал против нас греческий трюк и сколотил против нас коалицию.

Нет, Обама - не Антиох, но, мягко говоря, и он не хочет большой Израиль. Уже в первую встречу с Биньямином Нетаниягу в Белом доме - за 7 лет до речи нашего премьер-министра в Конгрессе и за 8 лет до закона об упорядочивания поселений - Обама использовал грубую риторику против Нетаниягу. Появившиеся в СМИ цитаты - "Ни одного кирпича в поселениях" - ничто по сравнению с тем, что не было напечатано. Президент США угрожал раздавить правительство Израиля, если оно будет противиться ему.

Нетаниягу прогнулся. Он произнес Бар-Иланскую речь. Потом заморозил на 10 месяцев еврейское строительство в Иудее и Самарии. На протяжении двух президентских каденций не строились дома в Иерусалиме и Маале-Адумим. Наш премьер-министр выдал немало разрешений на строительство, но еще больше указаний на замораживание строительства. Он опасался мести Обамы. Давно он предостерегал лидеров правых, что размах строительства в Иудее и Самарии повлечет американское наказание в конце 2016г, когда президент будет освобожден от политических уз.

Представители левых здесь - часть которых также отреагировали аплодисментами на резолюцию Совета безопасности - утверждают, что резолюция была местью за законопроект об упорядочивании поселений. Глупости. Обама подготовил нам засаду в Совете Безопасности в качестве мести за нечто гораздо бОльшее - его провал в создании палестинского государства. В противоречии с его надеждами начала каденции, он не смог вынудить нас разрушить поселения и заново разделить Иерусалим. Поэтому он так злится.

"Америка продвинет эпоху мира", - обязался он в инагурационной речи 20 января 2009г. Израиль вообще не был упомянут в той речи, арабы - да. Это был явный порядок предпочтений свежего президента - либеральной надежды. Он говорил о новых отношениях с исламским миром и ударил по традиционным отношениям с Израилем. Во время первого визита на Ближний Восток не заехал к нам и произнес ужасную речь в Каире. Позже выпустил в СМИ снимок с ботинками на столе. Он в самом деле планировал раздавить Нетаниягу, чтобы вынудить согласиться с отступлением к линиям 1967г. Когда он выступал тут на похоронах Переса, уже было ясно, что он планирует плохо закончить свою каденцию по отношению к нам. Тот беглый визит он закончил шуточкой о будущих похоронах Нетаниягу.

Нетаниягу постоянно высказывался против одностороннего американского шага в ООН. Он очень опасался и очень остерегался. Это не помогло. Мы могли бы построить гораздо больше в Иудее, Самарии и Иерусалиме, не ухудшив наше международное положение. Многие месяцы были растрачены на бесполезную сдержанность. Вся риторика в духе Бар-Иланской речи ушла в песок. Все равно Обама не обращал на нее внимание. После принятия присяги новым президентом нам надо будет расстаться и с этой риторикой. Идея "двух государств" - как жернов на шее государства Израиль. Израилю самому себе трудно объяснить почему он на деле противится идее, которую премьер-министр поддерживает на словах. Уже на первой встрече с президентом Трампом Нетаниягу должен будет прояснить, что отказывается от этой идеи. Это основной вывод из голосования в Совете безопасности. Оно доказало, что нет никакой пользы в израильских уступках и в замораживании строительства в поселениях. Вместо того, чтобы соблазнять гоев уступками, лучше убеждать их нашей решительностью.

Резолюция 2234 - это последнее (или почти последнее) отчаянное усилие международного сообщества против поселений. В последние годы оно предостерегает, что идея "двух государств" на грани провала, и важно проянить ему как можно раньше, что эта идея уже провалилась. Еще сто-двести тысяч евреев в Иудее и Самарии и этой идее будет выдано свидетельство о смерти. Как раз тогда неевреи будут больше прислушиваться к нашим альтернативным предложениям и, возможно, будут менее враждебными по отношению к нам. Они издалека чуют наши опасения, точно определяют наши колебания и нападают.

Если продолжим говорить в страхе о сценариях Гааги, то в итоге в самом деле отдадут нас под суд. Если продемонстрируем мощь, то Гаага дважды подумает. Поэтому хорошо сделал Нетаниягу, отреагировав бурным спектаклем на резолюцию. Сейчас надо перейти - в спокойствии и уверенности - к следующему шагу - строительству в поселениях и распространению суверенитета на них. Это будет очень достойной сионистской реакцией аплодисменты в канун Субботы.

("Макор ришон")

Перевел Моше Борухович