Maof

Wednesday
Feb 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 
Вместо того, чтобы взять простой случай и быстро закончить дело, гении с обеих сторон решили превратить суд над Эльором Азарией в главный экзамен сионизма. Вы довольны результатом?

Как в случае с автомашиной, мчащейся в сторону бетонной стены, когда варианты - это повернуть руль влево и убить старушку, идущую по тротуару, повернуть вправо и убить ребенка на велосипеде или просто врезаться в стену - так изначально было ясно, что из суда над Эльором Азарией не выйдет ничего хорошего.

В случае оправдания основы правосудия были бы потрясены. Четкие снимки были бы извлечены и транслировались по всему миру, а Израиль осуждался бы как государство, в котором каждый делает, что хочет, и нет правого суда.

В случае осуждения - ну, вы уже слышали это в течение двух дней гневной народной реакции, недовольства большей части населения от судебного приговора. "С завтрашнего дня нет армии", - заявила в гневе родственница Азарии, выходя из здания военного суда. И даже если в этих словах есть преувеличение, немало израильтян почувствовали, что между ними и армией возникла трещина.

Не так важна мораль, вытекающая из этой истории, как то, кто снял тормоза с этой автомашины - государства Израиль. Кто взял простой случай с фотодокументацией и вместо того, чтобы тихо закончить дело дисциплинарным судом в канцелярии командира бригады, превратил это в шум по всему миру.

Слишком много политиков и высокопоставленных офицеров - если вообще есть различие сегодня между двумя этими понятиями - скакали на деле Азарии в последний год. Часть из них были на стороне старушки на тротуаре слева и требовали распять солдата. Для них он был идеальным примером развращающей оккупации, при этом его личная история, включая то, что он был болельщиком Иерусалимского Бейтара, лишь добавила отвращения. Со времени Шестидневной войны у них в руках не было такой истории и они решили использовать ее до конца.

Справа, возле ребенка с велосипедом, стояли не менее изощренные, решившие, что Эльор Азария - отличное оружие в ведущейся в последние годы борьбе по смене верхушки в стране. Когда это было удобно, он был солдатом-героем, а через мгновение превратился в ребенка всех нас. Если политическая цель - доказать, что левые - предатели, не имеющие национального позвоночника, то цель служит всем средствам.

Так мы получили спектакль для всей семьи, где в главной роли герой-злодей, д-р Эльор и мистер Азария, полусатана и полуангел, и все - от министров и генералов до дельцов и журналистов второй лиги - проехались за его счет. Разумеется, они проехались и за наш счет, но кто считает.

Что в самом деле поражает и злит в этой истории, так это то, что кроме крайних обочин слева и справа, тех, кто думает, что речь идет о герое Израиля, и тех, кто думает, что речь идет об воплощении солдата вермахта, подавляющее большинство народа разумно и правильно видит вещи: речь идет об ошибке в ситуации после теракта, посреди враждебного населения, когда уже месяцы вокруг кровавая интифада.

Здравый израильтянин понимает, что умерший там - это террорист. Он не жалеет ни его, ни его семью. Он также понимает, что не надо было убивать его после того, как он не представлял опасности. И эти два подхода ни на одно мгновение не вступают в противоречие в голове среднего израильтянина. Так руководствуется государство. Почти 70 лет независимости внедрили в нас, наших родителей и наших детей этот простой законный инстинкт. В самом деле случай не такой сложный и фотоснимки делают его только более простым.

Но когда кто-то решает снять тормоза с машины, эта жестянка превращается из куба, отвозящего детей на кружки, в машину убийства. Вина за ущерб, нанесенный армии, семье Азарии и государству Израиль из-за этого излишнего судебного процесса, лежит на тех политиках и генералах. Помните это в следующий раз, когда они попросят вас голосовать за них. Да, ясно, что эти генералы по пути в политику. А что вы думали?

На обочине большой войны, проходившей в израильском обществе вокруг суда над Азарией, велось небольшое сражение о месте религиозного сионизма в этом деле. Некоторые лидеры сектора уже в начале этой истории утверждали, что вязаные кипы совершают большую ошибку, не поддерживая массово солдата, и упрекали, что если бы речь шла об ашкеназском парне из Кдумим, а не сефарде из Рамле, то ситуация была бы иной.

Я спорил с ними тогда и продолжаю дискутировать с ними сегодня. Эльор Азария был заброшен религиозными правыми не потому, что он сефард или из Рамле, а потому что стрелял в нейтрализованного террориста. Это было верно до приговора и верно после. Правильное естественное чутье поставило большинство религиозных сионистов туда, где они не привыкли быть, - в середину, говорить сложные фразы, слушать которые у других нет терпения. Мы не думали, что он герой, и не полагали, что он убийца. Не верили, что нужно устраивать для него демонстрации на городских площадях, и, разумеется, не думали, что нужно распять его там.

Но никто не слушал, ни справа, ни слева. Вместо этого обе стороны предпочли нырнуть в мутное болото без тормозов, а посредине один несчастный солдат и его не менее несчастная семья. Вместо того, чтобы заехать в автомастерскую и попросить проверить тормоза, они залезли в машину и вели дикую гонку по пути к стене - и тот, кто сильнее ударится в стенку, победит. Так и ударились в стенку, и повернули руль вправо, а потом влево. Да здравствует государство Израиль, почет и уважение ЦАХАЛю.

("Макор ришон" 6.01.2017)


Перевел Моше Борухович
МАОФ