Maof

Tuesday
Jun 27th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
По сообщениям в СМИ, в настоящее время с разрешения юридического советника правительства, прокуратура Израиля проводит сразу два расследования “по делу премьер-министра Б. Нетаниягу”.

Одно из них связано с подозрениями, что израильский премьер принимал от своих друзей, крупных бизнесменов, дорогие подарки (в качестве таких подарков в деле фигурируют “шампанское и дорогие сигары”).

Второе расследование касается встреч Нетаниягу накануне выборов с владельцем новостного концерна “Едиот Ахронот” Нони Мозесом.

В первом случае это спор, позволительно ли главе государства принимать в дар дорогие сигары, и обсуждение слухов и домыслов. Во втором есть конкретный фактический материал, достоверность которого не отрицают обе стороны. Точно известно, например, что накануне последних выборов Нетаниягу встречался с Мозесом дважды.

Кто был инициатором этих встреч — неизвестно. Речь на них шла о том, чтобы Нетаниягу “попридержал” растущее влияние бесплатно распространяемой ежедневной газеты Исраэль а-Йом (“Израиль сегодня”). И в частности, чтобы “прикрыть” пятничный выпуск этой газеты с популярными приложениями, который читатели получали на выходные, что, безусловно, в значимой степени снижает интерес к такому же, но за плату, пятничному выпуску газеты Едиот ахронот.

Пятничные выпуски, как известно, приносят ежедневным газетам большую часть доходов от рекламы. Это огромные деньги, и потому отказ читателей от приобретения пятничного выпуска Едиот Ахронот подрывает финансовую основу существования газеты, ставя концерн на грань финансовой катастрофы.

В случае, если пятничное издание Израиль сегодня не будет выходить в расширенном варианте, глава концерна “Едиот Ахронот” пообещал премьер-министру “подушку безопасности”. То есть не публиковать поступающие в редакцию компрометирующие материалы и записи. И тогда Нетаниягу, которого вечно травит пресса (и прежде всего, сама газета Едиот Ахронот), сможет быть премьер-министром “сколько захочет”.

Согласно версии канцелярии премьер-министра, встречи Нетаниягу с Мозесом действительно были, однако содержали не какие-то там договоренности, но лишь угрозы и шантаж со стороны владельца концерна “Едиот Ахронот”.

Представители газетного концерна “Едиот Ахронот” хранят по поводу сути этой истории гробовое молчание.

Между тем, журналисты СМИ, которые не контролируются концерном, трубят о “типичном сговоре между двумя мафиями” (“мафией” под руководством израильского премьер-министра и ведущим газетным концерном страны).

Сотрудники газеты Израиль сегодня высказываются на эту тему крайне сдержанно и говорят в основном только то, что ожидает от них премьер-министр.

Комментарий
Нам неизвестно, действительно ли Нетаниягу шантажировали, как утверждает канцелярия премьер-министра. Не знаем мы и того, был ли “сговор мафиозного характера”.

Если подобные беседы и в самом деле были — возможно, вполне справедливы высказывания в СМИ о том, что, обсуждая с руководителем концерна “Едиот Ахронот” о “закрытии” пятничного приложения газеты Исраэль а-Йом, Нетаниягу вел себя, как фактический владелец газеты. В то время, как официальная линия премьер-министра всегда была совершенно иной и состояла в том, что он не имеет к газете никакого отношения, что Исраэль а-Йом — частное, независимое издание, финансируемое сторонником премьера, американским миллиардером Шелдоном Эйдельсоном.

Ведь вполне легитимно, что кто-то может уважать израильского премьера и симпатизировать ему, что не лишает такого человека права издавать газету. Здесь же выходит, что Нетаниягу — человек, принимающий ключевые решения, касающиеся данного издания, что, фактически это его газета, оплачиваемая американцами.

С точки зрения Нетаниягу, весьма неприятная констатация.

Теперь обратимся к тому, как строится защита Нетаниягу. Однозначно встреча была, были записи. Однозначно, что на ней говорили не о погоде. Но о том, чтобы согласовывать позиции по принципу: я тебе, ты — мне.

Мы не знаем, кто был инициатором бесед, кто начал разговор. Между тем, это обстоятельство кардинальным образом определяет ситуацию. Был инициатором хозяин концерна “Едиот Ахронот” или сам премьер-министр?

В зависимости от ответа на этот вопрос, сказанное на тех встречах, может иметь противоположное значение.

Перспективы
Мы не в состоянии оценить, считается ли уголовно наказуемым то, что происходило на этих встречах, потому что не знаем, что, собственно, там происходило. Но независимо от всего этого, можно точно сказать, что СМИ набросились на Нетаниягу, как сорвавшиеся с цепи, голодные, злые псы.

Расследование еще не закончено, не говоря уже о вердикте суда, но журналистов это не останавливает. Они ведут разговор так, будто бы им уже все известно. Перед тем, как начать вещать о “деле Нетаниягу”, они с ухмылкой произносят формальную предварительную фразу — “ли-хеора” (“как кажется”, “создается впечатление”), всем своим видом демонстрируя, что ничего им не “кажется”, что на самом деле все так и есть, как они говорят.

На наш взгляд, эта история, прежде всего, выставляет израильские левые СМИ как некую мафию. Мафию повязанных друг с другом ненавистников премьер-министра.

В противном случае, журналисты должны были бы вести себя совершенно иначе. Они, разумеется, могли призывать к объективному расследованию. Но кроме этого, как и положено объективным, избегающим всяческих фальсификаций и лжи журналистам, высказать мнение и в пользу “подозреваемого” премьера, предположив, что, возможно, он не виновен. Или что это провокация, которую премьер министр сам “подстроил”, чтобы вывести на чистую воду шантажистов из “Едиот Ахронот” (в пользу этой версии свидетельствует, например, тот факт, что записи бесед, попавшие в распоряжение юридического советника правительства Мандельблита, как сейчас выяснилось, были сделаны по распоряжению самого Нетаниягу!).

Нет, такие версии в левых израильских СМИ даже не рассматриваются (!).

Наоборот, журналисты обвиняют Нетаниягу в том, что он восемь месяцев держал при себе записи бесед, вместо того, чтобы сразу же передать их юридическому советнику правительства, что было бы равнозначно обращению в полицию.

Мы же вполне можем предположить, что премьер решил придержать “убойные записи” из тактических соображений. Чтобы иметь возможность в дальнейшем более эффективно ими воспользоваться для защиты, учитывая, что СМИ давно объявили ему войну на политическое уничтожение.

Можно спорить, насколько умен или не умен этот шаг. Можно говорить, что такое решение премьера было неправильным. Но между неумным решением и уголовным преступлением огромная разница.

СМИ — не прокуратура и не суд. Они, если уж говорят на данную тему, могут и должны, как нам представляется, высказывать разные версии происходящего — не только обвинительные, но и прочие, в том числе защищающие невиновность Нетаниягу.

“Обвинительный” уклон публикаций в СМИ способен привести к противоположному, неожиданному для противников Нетаниягу эффекту, когда премьер в глазах израильского избирателя только выиграет. Как это не раз уже происходило.

evrey.com