Maof

Wednesday
Feb 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 
Один полицейский убит и еще несколько ранены – таков итог автомобильного теракта, произошедшего в минувшую среду, 18.01.17, в бедуинской деревне Умм эль-Хиран (Негев).

Сообщается, что огромный внедорожник типа «джип» внезапно наехал на группу полицейских, которые охраняли судебных приставов и рабочих, прибывших в деревню, чтобы привести в исполнение постановление суда о сносе ряда незаконных сооружений.

Огнем, открытым полицейскими, водитель, направивший джип на людей, был убит.

Сразу после этого в деревне начались беспорядки, в ходе которых пострадал депутат Кнессета от арабской партии Айман Уда.

Лидер «Объединенного арабского списка» Айман Уда получил легкое ранение. Ему в голову, видимо, попал камень, брошенный кем-то из местных бедуинов, метивших в полицейского.

Выяснилось, что водитель-террорист был жителем близлежащего бедуинского поселения Хура, и, как подозревает полиция, принадлежал к легально действующему в Израиле т.н. «Исламскому движению».

В итоге в Умм эль-Хиран прибыли десятки полицейских и военнослужащих пограничной полиции (МАГАВ).

Следует отметить, что в прошлом месяце с жителями поселка, как известно, была достигнута договоренность и заключено соглашение о добровольном переселении в соседнюю деревню Хура.

Комментарий

Пунктирно восстановим картину событий.

Судебные приставы пришли в бедуинскую деревню выполнять решение Верховного суда о сносе примерно десяти домов, принятое после многих лет судебных “разборок” (незаконное бедуинское строительство в Негеве, как известно, процветает). При этом с жителями поселка было достигнуто соглашение об их добровольном переселении из сносимых домов в соседнюю деревню Хура. Об этой договоренности писали в израильских СМИ где-то с месяц назад.

О сносе домов предупреждали заранее. И все знали, когда приедут судебные приставы. Тем не менее, толпа местных жителей собралась у предназначенных для сноса домов и проклинала судебных исполнителей, мешая им выполнять свою работу.

Полицейские не принимали участие в сносе. Они обеспечивали охрану судебных приставов и рабочих. Когда рабочие взялись за дело, в этот момент мимо проезжал джип и... врезался прямо в полицейских, убив одного из них и двоих ранив.

Несмотря на печальный пример Эльора Азарии, полицейские набрались мужества и уничтожили водителя, открыв по нему стрельбу.

Пока что их не задержали. Во всяком случае “до выяснения обстоятельств. И вот уже второй день, прошедший с момента теракта, израильские СМИ бесконечно транслируют беседы с двоюродным братом убитого бедуина. И тот, естественно, утверждает, что его родственник никого не убивал, что он очень хороший человек, учитель математики в школе, и чуть ли не замдиректора. А заодно — владелец стада овец (в общем, этого несчастного, как водится в Израиле, угнетали со всех сторон).

Несмотря на то, что убитый врезался в полицейских, его двоюродный брат твердит, что на самом деле ничего подобного не было.

Параллельно тем утром в деревню приехали депутаты Кнессета от арабских списков, чтобы поддержать бедуинов, которых лишают домов, и разжигать ненависть к евреям.

Депутат Айман Уде при этом заявляет, что получил резиновой пулей в лоб и упал. После чего его отвезли в больницу в Беэр Шеве и обследовали.

Лабораторное исследование в больнице показало, что это была не пуля, что Уде упал от удара камнем в голову. Но депутат все равно продолжает говорить, что пострадал от “полицейской пули”.

Итак, выводы арабов. Уде упал от пули. А учитель математики “просто ехал на джипе”, непонятно куда и зачем. По версии его двоюродного брата — молиться в мечеть.

Поскольку двоюродный брат был в расстроенных чувствах, он выложил все, что было у него на душе. И об “оккупации” (хотя под “оккупацией” когда-то понимали освобождение Израилем “территорий” Земли Израиля, находящихся “за линией прекращения огня, существовавшей до июня 1967” года, а Негев к ним не относится). И о том, что их с погибшим двоюродным братом и всех других бедуинов и арабов Израиля все время мучили — им не дают строить, не дают жить.

Все это видимо бормотал себе под нос и убийца, пока в перерывах между преподаванием математики объезжал на джипе свои стада.

Отметим, кстати, что “замдиректора” и “учитель математики” это, учитывая сложившуюся в арабском и бедуинском секторе практику, с очень большой долей вероятности, — липовые должности.

Дело в том, что в данном секторе государственный бюджет, деньги, которые передает местным властям МВД, Минпрос и другие учреждения постоянно делят между дорвавшимися до муниципальной кормушки хамулами (семейными кланами). Так появляются пастухи-учителя, лавочники-ученые и другие, самые экзотические комбинации профессий и должностей. А пастух, он же — преподаватель математики, может одновременно присутствовать и в школьном классе и в пустыне Негев (при этом он может одновременно врезаться в толпу полицейских — просто передать им привет по дороге на утреннюю молитву).

Налицо невероятная, “святая” ложь. А главное, лжецы верят в то, о чем нагло лгут. Один из авторов данной статьи слышал, как вначале родственники и очевидцы-бедуины утверждали, что “вообще ничего не было” и “все выдумано”. Что все придумали израильские власти, которые мучают бедуинов. Не было ничего. У полицейских просто были галлюцинации.

Депутаты Кнессета от арабских списков — точно такие же наглые лжецы. Их трудно обвинить в наивности. Более того, перед нами лгуны, которых даже нельзя уличить во лжи. Они, как и другие арабы, сами верят в то, что говорят. У них нет противоречия между их выдумками и правдой. Такого противоречия они не понимают. Потому что факт для них в данный момент — то, что они сейчас говорят. А реальные факты силы не имеют.

Этой “культуре лжи”, как минимум 1 300 лет — столько лет существует ислам, концентрированно выражающий эту культуру. Такое отношение к правде и лжи — интегральная часть их веры и отношения к жизни.

Это заметил еще знаменитый американский писатель Марк Твен, который посетил Святую землю в середине 19-го века и написал заметки путешественника с характерным названием “Простаки за границей” (“простаки” у него — американцы, а местные арабы и бедуины в его иронической интерпретации — “утонченные”).

Марк Твен заметил, что местные бедуины молились у многих колодцев и разных мест, утверждая, что “именно отсюда Мухаммед вознесся на небо”. При этом по их же версии, он лишь один раз был на Святой земле и “вознесся на Небо” тоже только один раз.

На закономерный вопрос о том, как Мухаммед мог вознестись на небо в разных местах, бедуины отвечали писателю, что у них это так, что у них с этим нет никаких проблем.

Марку Твену, воспитанному (как и мы все) на понятиях европейской цивилизации, было, как он вспоминал, трудно смириться с таким восприятием действительности. Но нам и, надеемся, нашим читателям, будет уже легче, ибо мы понимаем, что это особая ментальность, особый стиль жизни, особое видение мира. И поэтому (тут мы подходим к главному выводу из вышесказанного) люди, молящиеся одновременно в нескольких местах, где всего один раз Мухаммед вознесся на небо — без проблем могут подписать любой документ, любое соглашение, включая, например, мирный договор с Израилем, твердо веря при этом, что будут этот договор соблюдать. А затем действовать так, будто никакого договора и вовсе не было.

Именно так и повели себя жители бедуинского поселка, за месяц до выселения заключившие договор с властями и давшие согласие на добровольное выселение.

Важно понять, что, подписывая договор, они в это даже верят. Но вера эта продолжается ровно одну минуту. После чего преданность подписанному документу кончается. Ибо, как мы уже отмечали, в их культуре нет союзов и нет никакой преданности этим союзам. Есть лишь семейные кланы - хамулы и… случайные попутчики в пустыне, скорее всего — будущие жертвы.

Существует даже известная “схема”: они клянутся, обнимаются, пьют вместе кофе, а через три минуты втыкают нож в спину. Как это противоречит одно другому? Никак!

Мы, кстати, вполне допускаем, что пастух и учитель математики действительно ехал молиться. Но когда увидел полицейских, в нем сработал естественный инстинкт. Ибо нормальная реакция араба (он же — бедуин) — повернуть руль и запустить свою машину в тонну весом в толпу евреев. Потому что он просто не в состоянии не воспользоваться такой возможностью.

Перспективы

Вывод: у них никогда нет, и не может быть никому верности и лояльности, в том числе, и в собственной среде. И нас огорчает в основном факт, что израильские СМИ воспринимают их всерьез, что дают им выступать в израильских средствах массовой информации с развернутыми интервью, предоставляя возможность высказывать вопиющую ложь. И не ставят при этом на место. Не ловят на явном вранье.

Их воспринимают, как равных, как людей, заслуживающих доверия.

Между тем, важно осознавать реальное положение дел. Ибо, если это хотя бы понимать, будет уже намного легче. И тогда мы говорим то, что хотим сказать.

И не надо искать у них признания или уважения. Ибо нам известно, что они — такие.

Все что от них можно ожидать — это, что они скажут, честно глядя тебе в глаза: “Даю честное арабское слово!”

evrey.com