Maof

Wednesday
Feb 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
На протяжении всей зимы удавка следствия сжималась вокруг шеи премьер-министра. Большие денежные подарки от финансовых магнатов выли в центре истории. Его сын ходил на допросы, еще один родственник тоже запутался. Следователи посетили резиденцию главы правительства, потом зашли еще раз и еще, и в Ликуде уже начали готовиться к войне за наследство. В прокуратуре сформировался консенсус, что есть достаточно доказательств для отдачи под суд. Свежий юридический советник правительства, воспринимавшийся как слабый и неопытный, закрылся в своем кабинете с документами и вся страна затаила дыхание.

Это было в 2004г., премьер-министром был Ариэль Шарон. Та история закончилась поразительным решением Мени Мазуза закрыть дело о "греческом острове" против Шарона - в полном противоречии с рекомендацией ген.прокурорши Эдны Арбель. Стоит задержаться на том споре, так как он может повториться ближайшей весной с другим главой правительства.

Прокурорша Арбель с еще 7 высокопоставленными чиновниками прокуратуры поддерживала отдачу Шарона под суд, поскольку в законе написано, что подозреваемый отдается под суд, если "есть резонная вероятность осуждения". Не определенность, а определенная вероятность. Арбель видела перед собой запутанную историю и решила: если есть сомнение, то надо подавать обвинительное заключение.

Мазуз думал наоборот. В своем особенно остром заключении против Арбель он написал, в сущности, что юр.советник должен подавать обвинительное заключение против любого человека, в том числе премьер-министра, только если он полагает, что суд закончится осуждением. "Последствия судебного процесса, даже если он не заканчивается осуждением, - слишком судьбоносны, чтобы делать "эксперимент" в виде отдачи под суд".

Есть серьезное подозрение, что такая позиция зависит и от стажа. Арбель, стоявшая на пороге назначения судьей Верховного суда, не рисковала своим статусом и предпочла не выбрасывать серьезные подозрения против премьер-министра в полицейский архив. Свежий Мазуз знал, что оправдание отданного под суд премьер-министра будет единственным, что запомнится из его каденции юр.советника. Доказательство тому - сам Мазуз: через 2 с половиной года тот же Мазуз - с бОльшим стажем, уверенностью и головами осужденных политиков на поясе - отдал под суд министра юстиции Хаима Рамона за "французский поцелуй", хоть дело было "пограничным" и он не был уверен, что закончится осуждением.

По пути какого Мазуза пойдет Мандельблит? Из того, что известно сейчас, и, разумеется, известно не все, по делу 1000 есть бурный спор о том можно ли получать подарки от друзей, а по делу 2000 - о том можно ли использовать в суде кассеты незаконной записи. А может, Мандельблит пойдет по пути Эльякима Рубинштейна? - предложит Нетаниягу сделку, которая была предложена президенту Вейцману, когда на его счету оказались большие незаконные суммы: ты уволишься со своей должности, а я закрою все дела, если не подашь в отставку, я вынужден буду подать обвинительное заключение. Что ответит Нетаниягу?

("Макор ришон")

Перевел Моше Борухович