Maof

Wednesday
Dec 13th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Нескольких слов хватило главе правительства, чтобы отвергнуть вежливую критику справа за документ об уступках, который он сформулировал осенью совместно с Ицхаком Герцогом. "Не буду вдаваться в это", - сказал он на заседании правительства, когда Нафтали Беннет, основываясь на статью Барака Равида в газете "Гаарец", захотел узнать был или не был такой документ. Поскольку партия Байт йегуди и правые вообще уже израсходовали в последнее время много политической амуниции в борьбе за Амону и 9 домов в Офре, у них не осталось снаряжения для еще одного сражения. Премьер-министр вышел невредимым из той шумной публикации в "Гаарец" - не первой публикации такого рода. Несколько недель назад в той же газете вскрылась щедрость, которую премьер-министр продемонстрировал на тайной встрече в Акабе в прошлом году: готовность к замораживанию строительства вне крупных поселенческих блоков, массовое разрешение на арабское строительство и т.д.

Совместный документ Нетаниягу и Герцога был еще более щедрым: не только замораживание строительства, но и обязательство по отношению к "решению двух государств". В партии Байт йегуди полагают, что только из давления изнутри коалиции и соображений мирно пройти кризис Амоны Нетаниягу в последний момент отказался от реализации того документа (вхождения Аводы в коалицию). Он не хотел разрушать Амону, будучи под огнем критики со стороны партии Байт йегуди, выходящей из коалиции. Иначе он с радостью поменял бы Беннета на Герцога, а Шакед на Ливни.

Обоснованно ли это предположение? Трудно сказать определенно. Нетаниягу 21-го века уже водил за нос немало зарубежных лидеров и местных политических дельцов разговорами о готовности к значительным уступкам. Он дал им понять, что собирается провести крупное отступление, а в итоге не отдал ни сантиметра. Через 8 лет после Бар-Иланской речи все еще нет палестинского государства. Поселенчество не сжалось, а расширилось. Поэтому можно предположить, что и черновик соглашения с Герцогом изначально предназначен для ящика (или помойки). Глава правительства хотел прожить последние дни Обамы-Керри в Белом доме и поэтому изображал из себя стремящегося к мирному договору. Если смысл игры бы выиграть время, то Нетаниягу выиграл его. Может, выиграл не очень честно, но, без сомнения, выиграл. Обама и Керри ушли на пенсию, не успев создать палестинское государство на расстоянии четверти часа езды от башен Азриэли. Иерусалим остался объединенным. Тактика Биби доказала себя.

Проблема в том, что в жизни не все определяется тактикой. Лидеры должны проводить тактику в свете стратегии, а у Биби тяжело различить стратегию. После 11 лет премьерства все еще не ясно какое государство (еврейское) он хочет оставить после себя и какова его мечта в отношении Иудеи и Самарии. Совету поселений и жителям Амоны он говорит одно, Герцогу и американцам - прямо противоположное, а на местности он ведет себя запутывающе: поддерживает хорошие отношения с лидерами поселенцев, но скупится на разрешения на строительства. С одной стороны, обещает, что не разрушит ни одного поселения, с другой стороны, резко противится предложениям об аннексии.

Основная проблема - трудно ему верить. Его чудесное умение одновременно дурить Герцога, Керри и жителей Амоны вызывает подозрение, что он преувеличивает в описаниях американского давления против возобновления строительства в Иудее и Самарии. Глава правительства дурит правых, когда говорит о необходимости согласовывать с Трампом каждый новый дом в поселениях. Больше, чем он опасается реакции Трампа на шаги по распространению суверенитета и строительство в Иудее и Самарии, он опасается самих этих шагов. На старости им овладел страх перед "демографической угрозой". Уже долгое время он предостерегает нас в отношении "двунационального государства", как будто он типичный МАПАЙник. Недавно даже заявил в ответ на план аннексии: "Я не хочу ни одного дополнительного палестинца". Т.е. он не готов даже на мизерную добавку в несколько десятков тысяч арабов в результате аннексии района C.

Это не серьезно. До сих пор сионизм благополучно преодолел все черные демографические пророчества. Израиль 2017 года достаточно силен, чтобы выстоять перед демографическим грузом аннексии района C. Мы можем спорить с Трампом по вопросу строительства в Иудее и Самарии - если вообще есть необходимость спорить. Трамп - не Обама, который по утрам проверял сколько ложек цемента добавилось ночью в Офре или Бейт-Эле. У Трампа другие сферы интересов, совсем другие. Он декларировал, что в любом случае не осудит строительство в поселениях, и Биньямину Нетаниягу можно пораньше испытать эту декларацию, до того, как Трамп забудет. Президенты США никогда не лгут, они только иногда забывают.

("Макор ришон" 10.03.2017)

Перевел Моше Борухович