Maof

Wednesday
Aug 23rd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Случай Калькилии - это еще одна ячейка в цепи столкновений правительства и армейского командования: раз за разом генералы продвигают политические шаги под прикрытием облегчений для палестинцев и сталкиваются с сопротивлением военно-политического кабинета. Но Нетаниягу является тем, кто определяет повестку дня

Выводы комиссии Амидрора были четкими и ясными: правительство определяет цели, армия подает планы для реализации этих целей и выполняет указания. "Во всех обсуждениях военно-политический кабинет должен фокусироваться на государственном уровне, определении стратегических целей", - написали генерал Яков Амидрор, генерал Йоханан Локер и д-р Йосеф Чехановер в 19-м пункте отчета комиссии, поданном премьер-министру зимой. "Задача кабинета - формирование стратегической цели, и, как следствие из этого, задача армейского руководства - предоставить оперативные планы для реализации политики правительства", - вновь указали они в 35-м пункте отчета. Т.е. военно-политический кабинет, а не один премьер-министр, - ответственнен за внешнюю политику и оборону.

В отношении армейской системы члены комиссии написали, что "задача военного командования - представить оперативные планы для реализации (стратегической цели). Кабинет должен взвесить служит ли предложенный армией план реализации стратегической цели, определенной правительством, и соответствует ли политике правительства... Параллельно с представлением плана, избранного профессиональными военными, армией должны быть представлены варианты, которые должны быть реальной альтернативой избранному армией плану, а также соображения, почему эти варианты были отброшены. Это даст правительству более широкое и углубленное понимание, которое может привести к более плодотворному диалогу".

Отчет комиссии Амидрора, выводы которого были приняты кабинетом и стали обязывающими, прочерчивает ясное (и не новое) разделение ролей. Государственное руководство определяет цель, военное командование представляет возможности реализации и выполняет ту опцию, которую правительство утвердило. Так это происходит при демократии. Так действует система в государстве, у которого есть армия, а не армия, у которой есть государство.

Но в наших краях что-то сбилось. В последние 3 года есть повторяющиеся столкновения между армейским руководством и правительством во всем, что касается политики Израиля в Иудее, Самарии и Газе. Кабинет принимает решения, которые почему-то через какое-то время возвращаются к нему невыполненными. Килькулей Калькилия (поломки Калькилии) - последний пример.

Вот дополнительные примеры: в сентябре 2014г. гражданское управление инициировало удвоение площади города Иерихона посредством того, что было назвало "план Ноима". На территорию, принадлежащую мошаву Томер в Иорданской долине, должны были переселиться около тысячи бедуинских семей, кочующих сейчас в Иудейской пустыне и Иорданской долине. План Ноима, почему-то поддержанный тогдашним министром обороны Яалоном, как известно, был первой попыткой в каденцию генерала Йоава Мордехая (координатора действий правительства в Иудее и Самарии) передачи де-факто территории палестинцам, не заявляя об этом официально. В том случае председатель регионального совета Иорданской долины Давид Альхиани поднял крик. И газета "Макор ришон" помогла поставить общественность в известность, и план был остановлен.
(прим.перев. - после Шестидневной войны в Иудее и Самарии была установлена военная администрация. Затем, поскольку название звучало "недемократично", была переименована в минhаль эзрахи (гражданское управление), подчиняющееся министерству обороны и координатору правительства в Иудее и Самарии)

Менее, чем через год после этого, гражданское управление инициировало еще один подарок палестинцам: расширение территории ПА на 40 тысяч дунамов за счет территории C (фактическая передача 1,6% территории C). Глубокое отступление планировалось в районе Хеврона, Туль-Карема и Калькилии. Вновь был слив в СМИ, и правые министры: Беннет, Шакед, Элькин, Левин, Эрдан и др. торпедировали это. Это был не первый и не последний раз, когда министры были удивлены политическими шагами под прикрытием оперативных планов, которые они не утверждали.

В некоторых случаях речь идет о шагах, стоивших жизни людей. Например, ограничение свободы действий ЦАХАЛя на территории A. трудно поверить, но на протяжение месяцев армия давила на правительство прийти к соглашению с палестинцами, которое свяжет руки армии в войне с палестинским террором. Объяснения были чисто политическими, вроде усиления ПА и предотвращения падения режима Абу-Мазена. Неделями шло зондирование между правительством и армейским командованием, пока Нетаниягу не принял решение и не снял идею с повестки дня. Но на этом не закончились идеи предпринятия политических жестов в пользу ПА под прикрытием шагов в области безопасности или гуманитарных шагов.

Таким был план "кнута и пряника", утвержденный кабинетом летом прошлого года. План был представлен как флагманская программа Либермана по борьбе с волной террора. В сущности, это была уловка по передаче подарков палестинцам - подарков, не утверждавшихся до этого кабинетом. Например, лагерь Шдема. 10 лет боролись поселенцы Гуш-Эциона во главе с Надей Матар и Йегудит Кацовер из организации "Женщины в зеленом", чтобы предотвратить передачу бывшей армейской базы арабам. Под прикрытием плана "Кнут и пряник" Либерман подарил палестинцам то, что Барак, будучи министром обороны, не дал им: разрешение строительства больницы на территории базы.

Вы спросите: разве палестинцам не полагается больница? Проблема не в больнице. Проблема в том, что передается часть района C. Управляя районами A и B, арабы действуют, чтобы захватить и район C. Координатор действий правительства на территориях генерал Мордехай и гражданское управление помогают им. Подчиняющееся министерству обороны гражданское управление должно было заботиться об израильских интересах и предотвращать отступление с территорий, которое не было утверждено правительством. На деле гражданское управление Мордехая помогает ПА откусывать кусочки в этих районах.

Невозможные отношения

У перечисленных планов есть общий знаменатель - передача территорий. Де-юре или де-факто армейское командование предлагает правительству, а то и давит на него, передать земли из-под израильского контроля в руки ПА. Этот подход выражается и в точечных программах, продвигаемых гражданским управлением, вроде карьера Трифи (эта скандальная история была вскрыта газетой "Макор ришон"); цементного завода Санад, строящегося сейчас в Иудейской пустыне за спиной правительства и в противоречии с запрещающим ордером министерства экологии; также свалка Рамон, для создания которой гражданское управление задействовало громадное давление, и лишь министр Элькин смог остановить это. Во всех этих случаях гражданское управление действовало вопреки рекомендациям профессиональных организаций и несмотря на протесты как еврейского, так и арабского населения района.

Раз за разом планы подаются на утверждение кабинета. В первой попытке они называются "изменение статуса территорий с C на A". Во второй попытке "легализация незаконных арабских строений в районе C". В третий раз это уже массивные строительные планы, в четвертый - огромные индустриальные районы в направлении зеленой линии, вроде утвержденного кабинетом месяц назад. Во всех этих и других случаях, как опубликованных, так и не опубликованных, тех, что были остановлены, и тех, что не были остановлены, гражданское управление под скипетром Мордехая продвигает передачу территорий палестинцам, т.е. продвигает государственную политику, которое правительство не утверждало.

В более худших случаях, вроде случая Калькилии, процессы происходят за спиной кабинета. На двух заседаниях, на которых обсуждался план Калькилии в последнем сентябре, речь шла о легализации незаконных арабских строений на полигонах возле Калькилии. Когда министр Беннет спросил идет ли речь о новом строительстве. однозначный ответ Мордехая был "нет". Беннет все же проголосовал против и оставил записку "против" от имени не присутствовавшей Шакед. Кроме него там были министры Дери, Галант, Либерман и, разумеется, глава правительства, которые голосовали "за". В противоречии с версией министра обороны Либермана, ни на одном этапе не говорилось о разрешении построить ни 14 тысяч, ни 5 тысяч единиц жилья для арабов Калькилии. Кто-то украл коней за спиной кабинета.

Разумеется, вопрос кто этот "кто-то". По крайней мере, часть министров показывают перстом на Мордехая. По их утверждению, он использует их незнание деталей. "Во время операции "Непоколебимая скала" каждый раз он приходил и объяснял нам насколько гуманитарная ситуация в Газе ужасна и обязывает прекращение огня", - рассказывает министр, бывший членом военно-политического кабинета в то время. "Мы утверждали прекращение огня без того, чтобы кто-то об3яснил нам смысл этого, например, опасность для солдат вследствие нашего объявления о прекращении огня". Этот министр и другие чувствуют, что Мордехай действует манипулятивно и в отношении процессов в Иудее и Самарии.

Эти подозрения не родились на пустом месте. 3 года назад Мордехай получил ясное указание не продвигать арабские строительные планы без утверждения правительства. Из письма, посланного ему тогдашним секретарем правительства Мендельблитом, следует, что Мордехай уже делал подобные шаги, не имея компетенции. Мендельблит написал ему тогда: "Несколько дней назад я был поставлен в известность, что подкомиссией по планированию гражданского управления были утверждены 7 планов для арабского сектора. Как известно, все статуторные процессы, касающиеся строительных планов для еврейского сектора в Иудее и Самарии, прежде поступают на утверждение руководства государства. От имени премьер-министра я сообщаю Вам, что так надо действовать и в отношении строительных планов для арабского сектора". Это было указание Мендельблита Мордехаю от имени Нетаниягу в сентябре 2014г. То есть Мордехай знает, что продвижение арабского строительства возможно только после утверждения правительства. Такое утверждение не дано плану Калькилии. Так почему же он продвигался?

Ответ находится в невозможных отношениях между координатором действий правительства на территориях, министром обороны, премьер-министром и кабинетом. Премьер-министр и министр обороны приняли на себя ответственность и приняли огонь на себя, а не направили его на Мордехая и армейское руководство вообще. "У нас есть одна армия, и у нас нет лучших командиров. Каждый, у кого есть критика и претензии, пусть направит их ко мне, а не к армии", - написал Либерман в Фейсбуке, а Нетаниягу сказал на заседании фракции Ликуда: "Я прошу вас: перестаньте критиковать офицеров ЦАХАЛя. Они проводят политику, они не определяют политику. Если есть претензии, обращайтесь к правительству, к министру обороны, к премьер-министру - не нападайте на офицеров ЦАХАЛя".

Но этих красивых слов недостаточно. Несмотря на улучшение работы кабинета после политического кризиса, вызванного Беннетом год назад (вследствие того кризиса была создана комиссия Амидрора), министры все еще опасаются, что членство в военно-политическом кабинете не дает им полную картину. "Кто знает, что еще делается за нашими спинами", - сказали некоторые из них на этой неделе вследствие истории Калькилии.

К их жалобам присоединяется премьер-министр, который параллельно с защитой офицеров ЦАХАЛа, обвинил армейскую систему в превышении полномочий. "В отношении строительства в Калькилии количество единиц жилья не было представлено кабинету и оно никак не связано с реальностью. Это очень расширительное толкование непринятого решения. Мы не принимали такое толкование и не говорили такое", - сказал Нетаниягу. Т.е. в этой истории есть личность, действовавшая без разрешения. Это Либерман или Мордехай?

Вывести гражданское управление из армии

В армии, разумеется, клянутся, что Мордехай действует честно и по правилам и что все, что он делал, было по указанию правительства. В окружении Мордехая говорят, что все планы, поданные кабинету, и все сделанные шаги следуют из его должности ответственного за палестинское население. Он действует только для поддержания безопасности и результаты говорят за себя.

Если тот делал все с разрешения, то может министр обороны Либерман продвигал планы, не оповещая Нетаниягу и без согласия коллег по кабинету? По этому вопросу ожидается спор на заседании кабинета, так как план Калькилии неприемлем для нескольких министров. В любом случае над Либерманом сидит премьер-министр. Нетаниягу определяет повестку кабинета и предложения к голосованию. То есть даже если Мордехай давит, в итоге Нетаниягу приводит его в ситуацию столкновения с министрами.

То есть даже если Мордехай задрал голову, действует вне компетенции или выполняет свою работу чересчур хорошо, над ним министр обороны и премьер-министр. Они должны направить его в русло. Эту ситуацию обе стороны хотят прекратить. Удивительным образом и правительство, и поселенцы, и армия предлагают похожее решение, чтобы прекратить столкновения между военными и политиками: отмена гражданского управления в нынешнем виде. Все предлагают вывести должность координатора действий правительства на территориях из армии и передать многие полномочия гражданского управления министерствам. Так предотвратятся споры армии с главами еврейских населенных пунктов в Иудее и Самарии, а генералы не будут входить в политические споры с министрами.

Как ни крути, должность координатора действий правительства на территориях находится на стыке чувствительных политических и военных вопросов. То он представляет Израиль в парламенте ЕС и ООН, то спорит с министрами кабинета, но его должность политическая, а не военная. Поэтому предпочтительнее, чтобы исполняющий эту роль человек не был военным. Это изменение будет здоровее для всех.

("Макор ришон" 23.06.2017)

Перевел Моше Борухович