Maof

Sunday
Jan 21st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Сочетание слов "раввин Стены Плача" и Шмуэль Рабинович создал Йоси Бейлин, когда в 2000 году занимал пост министра по делам религий. Бейлин назначил на эту деликатную должность молодого человека, не проводя какого-либо отбора кандидатов и против установленных правил, так как Рабинович никогда не получал диплома раввина в официальном раввинате. Но Бейлин хорошо знал, почему он так поступил.

Хотя ультраортодоксов (харедим) и крайне левых разделяет глубокая пропасть, в одном вопросе эти крайности сходятся – в противодействии любой связи между государством Израиль и святынями Израиля.

Когда Храм был разрушен и наш народ потерял свою землю, Тора Израиля из национальной культуры превратилась в нечто гораздо меньшее - в религию (в христианском понимании этого термина). Но эта религия чудесным образом сохранила еврейскую идентичность в галуте.

Классические харедим не воспринимают возвращение в Сион в его светско-сионистском облачении как процесс, имеющий также и трансцендентный смысл. Харедим хотят сохранить иудаизм как религию в ее галутном варианте. Они решительно выступают против возобновления связи между верой, Землей Израиля и государственностью, составляющими вместе единую цельную культуру.

Поэтому раввина Рабиновича так отталкивает Храмовая гора и все, что она представляет. Потому что Стену Плача еще можно превратить в некий галутный "штибель" (на идиш - молельный дом, маленькая синагога), но место, где располагался Храм – нет.

На Храмовой горе осуществляется именно эта связь - связь между существованием Израиля и его предназначением, связь, которой чурается и ультраортодоксальность Рабиновича и секуляризм Бейлина.

Не будет ошибкой сказать, что в этом смысле Храмовая гора является «антирелигиозной» ...

На протяжении многих лет раввин Рабинович эффективно выполнял свою извращенную миссию, находясь вдали от публичного взора. Однако кульминация наступила на этой неделе, когда вице-президент Пенс (который в значительной степени способствовал иерусалимской декларации Трампа) пытался укрепить вызывающий споры статус Израиля у Стены Плача и произнести здесь речь.

И вдруг раввин Рабинович стал чем-то вроде премьер-министра ... чем-то гораздо более влиятельным, чем главный раввин Израиля и Папа Римский вместе взятые ... Рабинович запретил (!) вице-президенту США произнести речь на площади возле Стены Плача (которая в общем-то не имеет своей особой святости) и помешал тем самым укрепить израильский суверенитет над ней.

Только не надо заблуждаться. Рабинович – всего лишь марионетка Нетаниягу.

И если бы Нетаниягу захотел, чтобы вице-президент Пенс произнес речь возле Стены Плача, Рабинович молчал бы, как рыба, и не рискнул бы поставить под угрозу свою должность. Но даже если бы и говорил, никого бы это не заинтересовало.

Ведь Пенс обратился не к Рабиновичу, он говорил с Нетаниягу.

А Нетаниягу ответил ему посредством фигового листка - Рабиновича.

Не удивительно, что все, кому важен еврейский Иерусалим - и слева, и справа и среди харедим – вместе с лучшими представителями народов мира, недоумевают почему евреи поворачиваются спиной к своему святому городу.

Моше Фейглин - лидер движения Зеут

Перевод Эллы Эстрин

Опубликовано в блоге Моше Фейглина
https://www.facebook.com/MFeiglin.ru/posts/2014740258770635