Maof

Sunday
Jan 21st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Последние заявления Ави Габая могут слышаться приятными для ушей избирателей из национального лагеря. Но тот, кто помнит происходившее 20 лет назад, понимает, что стоит за этим и что жет в конце

То, что в самом деле удивляет в словах председателя Аводы, - это публика, перед которой он выбрал излить критику на левых. Студенты из университета им.Бен-Гуриона в Беэр-Шеве - явно не филиал Гуш-Эмуним или ХАБАДа - с вниманием слушали свежего председателя, который в очередной раз преуспел запутать свою родную публику заявлениями с явным подмигиванием избирателям Кахалона и до Ликуда. Габай прицитировал то, что шепнул Нетаниягу на ухо раввину Кадури 20 лет назад: "Они (левые) забыли, что такое быть евреями" - и Габай поддержал это высказывание. Нетаниягу говорил в свое время о теме безопасности, когда левое правительство тех дней нашло нужным передать безопасность Израиля в руки ПА и дать оружие ПА из надуманного предположения, что те будут бороться за нас с террором. Цунами в СМИ, хранящееся с тех пор только для Нетаниягу, отпечатало в общественном сознании то высказывание, как будто лидер Ликуда утверждал, что левые забыли, что такое быть евреями в моральном и духовном смысле. Габай решил разыграть ту же карту, желая вернуть партию Авода к социальным и гуманитарным идеям, живущим в еврейском сердце.

И все же эти слова не были сказаны для очистки дома, а как призыв вовне - к право-традиционному обществу, которые раз за разом вводит Нетаниягу в канцелярию премьер-министра с главного входа. Этот демонстративно стратегический шаг был больше предназначен для телекамер, чем для молодежи в зале, - как и остальные заявления в правом духе, которые высказал Габай в последнее время - они должны были обозначить фракцию Аводы как почти ликудовскую. В фокусе обсуждения уже не стоит вопрос: кто еврей? - а кто левый? и зачем голосовать за Аводу, если можно за Ликуд.

Масса подмигиваний, которые получает умеренно правый гражданин уже граничит с определением приставаний. Со звуком гонга 30 мандатов, которые сгреб Нетаниягу на последних выборах изменился весь политический диалог: все депутаты Кнессета справа и слева начали соревноваться между собой кто больше связан с народом, т.е. с традицией и патриотизмом. Это явление захватило Мири Регев в неменьшей степени, чем Герцога, а Орена Хазана - буквально, как Моше Кахалона. Все традиционалисты, все неотрывно связаны с народом, все знатоки Торы. Корону фокусирования на голос среднего ликудника получил Яир Лапид, прилагающий все усилия быть как Нетаниягу, только без шепота Сары рядом.

Опытные правые не запутаются от деклараций председателя Еш атид или его коллеги из Аводы. Наученные на опыте Ичака Рабина, они уже знают разницу между предвыборными обещаниями ("Тот, кому придет в голову отступить с Голанских высот, предаст безопасность Израиля") и интенсивными переговорами, которые Рабин вел после избрания. Габай, как Рабин в свое время, делает простой расчет. Слишком сильное подмигивание вправо приведет к убеганию от него нескольких мандатов в пользу Мереца, но принесет ему аналогичное количество мандатов справа. Это все, что ему надо. Победа придет не только, если у Аводы будет больше, но, в основном, если у Ликуда будет меньше. Усилившийся Мерец все равно просоединится к правительству Габая. Все, что ему надо, - это ослабить правых, навешать их избирателям лапшу о новой надежде, обещании перемен, чистоте рук, отдалении от старого политического диалога. Не из соображений вежливости молчали на этой неделе все депутаты его фракции. Не из любви к словам председателя. Представители партии Авода не озвучили голос протеста, потому что они знают простую арифметику.

Голая правда заключается в том, что несмотря на его мягкие декларации сегодня, став премьером, Лапид будет воевать за секуляризацию, как положено дочерней группе Шинуя. Несмотря на его утверждение, что нет причины разрушать поселения, став премьером, Габай засядет за переговоры, в основе которых разрушение поселенчества в Иудее и Самарии. В местном политическом цирке все главы партий покрывают себя косметикой, как клоуны, когда поднимаются на тонкую веревку и жонглируют с тем или или иным талантом. В момент истины они вернутся в свои костюмы и будут вести себя без сантиментов и обязательств к нынешним декларациям. Не для этого они так рыли и интриговали, чтобы добраться до премьерского кресла.

Так какая же альтернатива

И при всем этом Ави Габай поднял вопрос, о котором левым стоит поразмыслить. На протяжение нескольких десятилетий идеологические правые обижаются каждый раз, когда их называют противниками мира. 3 раза в день мы молимся "Осе шалом бимромав", - говорит религиозный правый, не включая Биркат а-мазон, Теилим и чтение Шма перед сном. Мы не стремимся к миру? Это не убеждает любителей переговоров с ПА, которые отказываются видеть в Ликуде и Байт йегуди часть лагеря мира. Вместо это они спрашивают - и справедливо - какова альтернатива правых мирному процессу левых. Как правые мостят путь к окончанию конфликта?

Видно, пришло время направить левым противоположный вопрос: какую альтернативу они предлагают возникшему здесь традиционалистскому государству? Левые воюют за осквернение Субботы, за парады гомосексуалистов, за обнаженные шествия. Они дрожат от любого выражения в духе еврейской Традиции в школьных учебниках. Ни одного голоса со стороны левых не раздается против, как будто поддержка "двух государств для двух народов" тождественна ультрасекуляризму и парадам гомосексуалистов. Левые подчеркивают какие еврейские мотивы они хотят стереть тут, но отказываются сказать как ини понимают еврейский характер государства.

На 70-м году возрожденного государства пришло время, чтобы левые спросили себя: какова альтернатива. Как, по их мнению, должна выглядеть страна с явным верующим еврейским большинством: традиционалисты, религиозные, харедим - рядом со светскими. В отличие от вопроса безопасности, тут нет внешнего фактора, вроде палестинцев, чья позиция определяет для нас успешны ли переговоры. В вопросе степени еврейского характера страны речь идет о внутреннем диалоге, требующем творческое решение и уступки, в том числе со стороны левых, из понимания, что настоящие соглашения и общественный мир могут существовать только, если отбрасывают формулу "все или ничего". Левые - это те, кто должны представить достойную альтернативу консервативному подходу; предложить решение внутреннему общественному клубку среди нас, чтобы мы могли раз и навсегда покончить с конфликтом.

("Макор ришон" 17.11.2017)

Перевод: Лея Халфин