Maof

Tuesday
Mar 09th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Левые американские евреи в отчаянном положении, и рикошеты от них летят в сторону Израиля. Можно сердиться, но предпочтительнее понять, что это призыв о помощи

"Бернард" – престижный женский колледж искусств в Манхеттене, относящийся к университету округа Колумбия. На прошлой неделе, когда государство Израиль праздновало 70-ю годовщину независимости, студентки колледжа решили значительным большинством принять обращение к руководству колледжа с требованием разорвать все коммерческие связи с израильскими компаниями. Одно из прозвищ Бернарда - "еврейский университет", потому что, по крайней мере, треть студенток – еврейки. Многие из них принимали участие в деятельности по принятию этого решения.

Одна из возможностей, стоящих перед нами, - это гневаться на наших сестер, обучающихся в Бернарде. Как им не стыдно – этим левым либералкам: в тот день, когда Израиль отмечает самое большое чудо, случившееся с еврейским народом, они решают плюнуть в лицо нашей стране. Вторая возможность – попытаться понять, почему это происходит. Для этого воспользуемся словами в СМИ одной из студенток, проголосовавших за бойкот Израиля: "Мы устали от борьбы за Израиль. Мы хотим жить обычной жизнью, а пока мы боремся – нам мешают жить".

Возможно, эта студентка не представляет всех. Нет сомнения, что есть группы и индивидуумы, тратящие свое время и энергию, чтобы повредить связям Израиля с миром. Но это ничтожное меньшинство, как в любом месте кучка активистов ведет шумную кампанию, за которой прячется воображаемые массы. Эта студентка представляет большинство левых американских евреев. Оно не ненавидит Израиль, не презирает Нетаниягу, не стоит за BDS. Это большинство просто устало. И печально. И беспомощно во многих смыслах. И самое худшее – оно вымирает.

Мы все выросли на мифе о "богатом американском дядюшке". Это образ еще верен во всем, что касается материальности. Евреи США находятся на вершине американского общества, зарабатывают гораздо больше среднего и замешаны во всех сферах общества. Но во всем, что связано с их состоянием, как евреев, они на пороге катастрофы. Многие американские евреи называют это "тихим Холокостом". Процент ассимиляции евреев США сегодня на уровне 58%. В 70-е годы речь шла о менее 20%. Это общая оценка, но среди ортодоксов она намного меньше (2% смешанных браков), а среди не ортодоксов – более 70%. Это приводит в последние годы многих к выводу, что в течение полутора-двух поколений просто не будет в США не ортодоксального еврейства. Стоит напомнить: только 10% евреев США ортодоксы.

Когда Натали Портман говорит об "ударе по ее еврейским идеалам" как причине отказа участвовать церемонии награждением премией Берешит в Иерусалиме, - это в гораздо большей степени вопль человека в беде, чем попытка бросить вызов. Портман хорошо знает, в каком обществе она живет. Хоть ее муж прошел гиюр (не будем обсуждать сейчас качество этого гиюра), но она хорошо знает, что шансы, что ее дети будут расти в еврейской среде, в которой она росла, - мизерны. Шансы, что ее внуки будут евреями, - ничтожны. Шансы, что эти внуки и внучки поженятся с евреями и еврейками – из области фантазии. Она знает это, и как маленький ребенок, отчаянно нуждающийся в помощи, но затрудняющийся выразить это, истерично плачет и пинает ножками родителей, так и Портман бросает вызов-упрек государству Израиль. Пришло время, чтобы мы поняли: мы уже не младший и немного отстающий брат американского еврейства. Та эпоха закончилась. В Израиле живет сейчас большинство евреев мира, а еврейство Америки, как это выглядит сегодня, улетучивается.

И они знают это. 2 месяца назад я сидел в комнате в кампусе UCLA в Лос Анжелесе в рамках делегации организации Гешер (мост). Передо мной сидел молодой реформистский раввин. Он говорил открыто, так что изменил что-то во мне. До того я ощущал в отношении реформистов антагонизм и гнев, но после той беседы – в основном, жалость. Он открыто рассказывал, что не может остановить скользание в своей общине. "До сегодняшнего дня я упрямился, чтобы у нас были только евреи, но вскоре я должен буду подровняться под большинство членов общины и назначать неевреев", - рассказывал он с болью.

К этому внутриеврейскому давлению добавилось в последние годы внешнее политическое давление. Демократическая партия – политический дом почти всего либерального еврейства США – озабочивающе сдвигаются в сторону ультралевых. Личности, вроде Линды Сарсур – высокопоставленной активистки партии и организаторши маршей женщин против Трампа, заявившей, что невозможно быть одновременно и феминистской и сионистской. Эти мнения внедряются в мейнстрим партии.

Над ними витает тень Луиса Фаррахана – ультрарадикального антисемитского лидера с обширными связями в Демократической партии, среди них конгрессмен Элисон – ведущий кандидат на пост председателя конференции Дем.партии, в итоге выбранный заместителем. Как сказано, евреи поколениями* голосовавшие за Дем.партию, не способны развестись с ней из-а ее опасного флирта с антисемитами и антисионистами. В бинарной политике ноля и единицы – демократы или республиканцы – очень трудно перейти дорогу.

Так что делать? Или опускают голову и ждут, пока пройдет гнев, или подравниваются под линию. И подравнивание под линию – это именно то, что сделали студентка из Бернарда и Натали Портман. Это никак не связано с тем, что Израиль делает или не делает, а лишь с внутриамериканским напряжением, ставящим перед либеральными евреями вызовы, которые начинают быть невыносимыми. Пришло время, чтобы мы усвоили: богатый американский дядюшка уже не такой богатый. И они на пути не быть дядюшкой.

("Макор ришон" 27.04.2018)
https://www.makorrishon.co.il/opinion/41505/

Перевел Моше Борухович

Прим.перев.
*- разговоры о поколениях евреев, голосовавших за Дем.партию, - преувеличение, так как еще в 30-е годы она представляла собой партию южан и Ку-Клукс-Клан был ее боевым крылом. Затем произошла "рокировка" республиканцев и демократов.
Так что евреи голосовали за демократов 2-3 поколения, но в представлении нынешнего поколения – это было всегда.