Maof

Thursday
Aug 06th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
То событие, когда Бринш Зехава Бек бросила яблоко в премьер-министра на предвыборном собрании, стало экзаменом решительности правоохранительных органов бороться с насилием против правого премьер-министра. Оценка по состоянию на сейчас: подготовка обвинительного заключения передано из прокуратуры в полицию, что, видно, предвещает закрытие дела без существенных санкций

Более месяца прошло с того события во время выступления главы правительства Нетаниягу на предвыборном митинге Ликуда в Нетании. Учительница эфиопского происхождения Бринш Зехава Бек бросила яблоко в премьер-министра, и полицейские вывели ее из зала. На следующий день она уже давала интервью Одеду Бен Ами на 12-м телеканале и отказалась извиниться. Пытаясь объяснить свое поведение, она сказала, что Нетаниягу напоминает ей Гитлера.

Услышав такое сравнение журналист ужаснулся, но на деле в течение более месяца с того события против Бек не было предпринято никаких серьезных шагов. Бросание яблока в премьер-министра и сравнение его с Гитлером, видно, не выглядят в глазах прокуратуры чем-то, что требует существенных санкций, по крайней мере, когда это было направлено против Биньямина Нетаниягу.

Протянув более месяца, решила прокуратура на этой неделе не заниматься этим делом и передать его в обвинительный отдел полиции. Смысл этого заключается в том, что не ожидается существенный процесс, что дело будет рассматриваться как мелкое хулиганство, а не как попытка нанести ущерб премьер-министру. Полицейский отдел обвинений занимается мелкими преступлениями, максимальное наказание за которые – до 3 лет, при этом в большинстве случаев наказание меньше максимума.

Для сравнения: Пини Коэн, бросивший туфлю в бывшую председательницу Верховного суда Дорит Бейниш в 2010г., получил 3 года тюрьмы. Тогда судебная система объясняла, что речь идет о беспрецедентном наказании, которое "до сих пор еще не давалось за преступление, которое не привело к физическому ущербу, но все согласны, что нет другого выбора, учитывая попытку нанесения ущерба одному из символов власти закона".

За 14 лет до этого в 1996г. был осужден на 3 года Исраэль Ледерман, обливший чаем тогдашнюю депутатку Яэль Даян. В 2008г. тот же Ледерман облил чаем левых активистов и был приговорен к общественным работам в несколько месяцев. В рассматриваемом нами случае не было предпринято никаких мер против Бек. Полиция вывела ее из зала, но не арестовала и не передала на допрос. Она продолжает работать учительницей в демократической школе Лев а-Шарон в Кфар Адасим.

Толстый судебный намек

Мы обратились в полицию, чтобы выяснить какие меры были предприняты в отношении Бек. Нам обветили, что дело находится на рассмотрении в прокуратуре. Из прокуратуры ответили на прошлой неделе, что "дело находится в стадии рассмотрения и еще не принято решение по нему". Но несколько дней назад выяснилось, что решено передать дело в полицейский отдел обвинений, так как речь идет о мелком нарушении, находящемся в компетенции этого отдела. В полиции подтвердили, что дело передано ей и что смысл этого – снижение значения преступления.

"Со времени убийства Рабина есть большая чувствительность к нападениям на политиков, поэтому надо полагать, что прокуратура не отдала бы так быстро дело в случае покушения на Ганца", - говорит адв. Ицик Бам. - "В случае нападения на левого лидера я думаю, что ее арестовали бы до окончания следствия и суда или, по крайней мере, наложили бы ограничительные условия при освобождении до суда. Смысл передачи дела в полицию – рассмотрение дела незначительное преступление по нападению на гос.служащего. Более серьезные преступления такого рода рассматриваются прокуратурой. Видно, прокуратура не относится к этому делу как к серьезному или чувствительному.

Адвокатша Кинерет Браши относится к этому сверх серьезно. "Эта учительница должна получить суровое обвинительное заключение и быть отстранена от педагогической работы. Каждый, кому важно равенство перед законом, должен быть озабочен этой историей. Против Бени Ганца только написали несколько постов в социальных сетях – и тут же ШАБАК прикрепил к нему охрану. Преступление, совершенное этой учительницей, заключается в нападении. Это серьезное преступление. Кроме того в открытом телеэфире она назвала Нетаниягу Гитлером. Бросание такого прозвища, как и сравнение Юлия Эдельштейна со Сталиным на демонстрациях левых на этой неделе в Иерусалиме, исходит из мысли, что посредством насилия и фанатичных воплей и оскорблений можно подчинить демократию. Кроме того, речь идет о подстрекательстве. Ведь смертная казнь в стране распространяется только на тех, кто подходит под определение "нацисты и их пособники", поэтому сравнение человека – да еще премьер-министра – с Гитлером подразумевает, что он заслуживает смерти с юридической точки зрения. Это скандал, что система просвещения не вышвырнула эту "учительницу" и что разрешают ей воспитывать детей".

Мы обратились в министерство образования. Там выяснилось, что эта учительница продолжает преподавать, несмотря на разбирательство ее дела. Из министерства ответили, что "очень сурово рассматривают грубое поведение, как физическое, так и словесное, тем более, когда речь идет о педагоге, ответственном за воспитание детей. В рассматриваемом случае учительница вела себя абсолютно неподобающим образом, пересекла красную черту. В соответствии с указанием министра просвещения Рафи Переца она была вызвана на немедленное разбирательство дела, и сейчас ее дело находится на рассмотрении управляющего гос.служащими".

Селективный подход

20 лет назад ген.директор "Мецуянут бе-хинух" Исраэль Ширан испытал на себе дискриминирующую политику минпроса. Сегодня он работает вместе с минпросом над учебными брошюрами, но в течение 13 лет он был "прокаженным". "В 2000 году я послал письмо нескольким директорам школ, в котором попросил сделать различие между днем памяти Рабина и между наследием Рабина, которое включало передачу оружия арабам, а также обсудить в тот день свободу выражения, культуру спора и ахават хинам. Через несколько месяцев после отправки письма выяснилось, что один из директоров, которым я послал письмо, переслал его дальше, и в день памяти Рабина тогдашняя министр туризма Юлия Тамир опубликовала выдержки из письма, СМИ набросились на меня, как будто я в день памяти Рабина оскорбляю его память и подстрекаю против него. Инспекция Хайфского округа в минпросе сообщила мне, что я отстранен от руководства школой, которой тогда руководил, с полным запретом поддерживать связи с учащимися и появляться в школе". В течение 13 лет Ширан вел судебные иски против минпроса, выиграл во всех их, но до 2013г. не мог получить официальную должность в системе образования.

По его словам, дух в государственной системе образования не изменился с тех пор и оно все еще контролируется левыми. "Я член форума "Педагоги-2020", в котором вижу, как учителя, нападающие на правых и на религию, удостаиваются аплодисментов. Я прекратил реагировать там, потому что не хотел продолжать получать "огонь и серу". В этом форуме участвуют сотни преподавателей, в основном, из светской государственной системы образования, и они тянут минпрос в свою сторону. Ясно, что есть селективный подход. Директор школы Рам Коэн призывает нарушать закон, набрасывается на правых и религиозных и минпрос ничего не предпринимает по отношению к нему. Есть директорша школы, недавно сравнившая Нетаниягу с Гитлером, и по отношению к ней не предпринято никаких мер. По рассматриваемому случаю: бросить яблоко в премьер-министра и сравнить его с Гитлером – это нарушение закона. Жаль, что политика министра образования – пресмыкательская и у него нет мужества в таких вопросах".

Бек отказалась отреагировать на запрос к ней. Юваль Шапиро – директор школы Лев- а-Шарон, в которой она работает, - сказал: "Были различные голоса вследствие этого события. Это было недостойное учительницы поведение. Я хорошо знаком с ней. Я понял, что она полна раскаяния и понимает это. Мы провели разбирательство в школе и создали комиссию, которая издала проясняющее письмо от имени руководства школы, в котором говорится, что такое поведение неприемлемо для нас. Она вернулась к работе с учениками".

(БеШЕВА 26.03.2020)

Перевел Яков Халфин