Maof

Monday
Apr 12th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Автоматические увеличения зарплат, несменяемость работников, которых давно надо сменить, спорадические объявления трудовых конфликтов * Так сектор "слуг народа" вырос из маленького карпа в стаю китов

В августе 2020г. министр финансов Исраэль Кац совершил поступок. Точнее, высказался. Он заявил о плане постепенного сокращения (от 3 до 10%) зарплат наиболее высокооплачиваемых работников общественного сектора – в общем итоге 4 млрд шек. Он говорил о необходимости "подставить плечо" экономике, пострадавшей от эпидемии Короны, о необходимости помочь частному сектору, в одиночестве "тянущему носилки".

Естественной реакцией Гистадрута (профсоюза) была угроза всеобщей забастовки. Председатель Гистадрута Арнон Бен Давид заявил: "С моей точки зрения, министр финансов может принять любые законы, какие захочет, мы объявим трудовой конфликт и будем готовы к забастовке. Мы все едины в нашей борьбе против силовых методов минфина". Кац не остался в долгу и в качестве драматического шага сократил зарплаты министров и депутатов Кнессета. Он спас экономику от свинского растранжиривания "избранниками общества" и сэкономил какую-то сумму, но это получилось гораздо меньше, чем первоначально планировавшееся сокращение зарплат всех высокооплачиваемых работников общественного сектора.

Нужны более знающие исследователи, чем я, чтобы объяснить, когда была пересечена граница между скромностью и самопожертвованием общественного сектора и нынешним положением. Из маленького карпа сектор "слуг народа" разросся до стаи китов. Их зарплаты и бюджетные пенсии проглатывают 194 млрд шек в год – половину общественных расходов. Количество работников общественного сектора только за последнее десятилетие увеличилось вдвое – гораздо больше, чем рост населения. Когда-то Нетаниягу говорил о тонком человеке (частном секторе), несущем на себе жирного человека (общественный сектор). Сегодня тощий несет на себе сборную по борьбе сумо, которая лишь толстеет.

На этой неделе был опубликован очередной отчет ответственного за зарплаты в общественном секторе. Отчет написан деликатным языком, который не в состоянии затушевать вытекающий из него вывод: если сохранится тенденция расширения общественного сектора, то не далек день, когда этот сектор похоронит всю израильскую экономику.

"В последнее десятилетие зарплата работника правительственных министерств и ведомств, систем образования и здравоохранения выросла гораздо больше, чем индекс цен и средняя зарплата в стране", - указывает отчет. Он продолжает и описывает последствия системы квиютов (постоянства) и механизмов зарплат, основывающихся на стаже: нет смены нерадивых работников, потому что их нельзя уволить. "Зарплата неквалифицированных работников, которые остаются на своих местах, растет гораздо быстрее, чем зарплата работников в частном секторе. Из этого можно сделать вывод о проблемности автоматического повышения зарплаты с увеличением стажа", - замечает отчет и добавляет: "Работники, не обладающие необходимыми знаниями, навыками и способностями, а также потерявшие мотивацию к работе, могут оставаться долгое время на своих должностях из-за системы квиютов. Это положение может нанести ущерб работодателю, который мог бы найти работника, который проделал бы работу лучше". Стоит напомнить, что в данном случае работодатель – это общество, платящее из своих налогов зарплату этим работникам.

"Оценки психометрических тестов работников, начинающих работать в общественном секторе, ниже средних оценок психометрических тестов работников, увольняющихся из общественного сектора", - продолжает отчет. То есть общественный сектор создал хорошо защищенный механизм, в котором обладатели низких способностей остаются и получают условия и зарплату без связи с качеством их работы, а лучшие увольняются и уходят в частный сектор. Следствие: общественный сектор имеет потенциал ниже, чем в среднем по стране, но зарплаты выше.

На этом этапе звучит тонкая нотка отчаяния, ведь составителям отчета ясно, что есть противоречие между общественным интересом и работой "слуг общества". Прямо и искренне отчет перечисляет барьеры на пути улучшения общественных служб (ведь общественный сектор предназначен обслуживать общество, платящее ему зарплату, а вместо этого общественный сектор безмерно тянет деньги у общества, как будто не будет завтрашнего дня). Часть составляющих частей заплаты маскируются под возврат расходов или повышение квалификации работников (ахзакат рехев и гмуль иштальмут). "Исправление части искажений может привести к повышению продуктивности и одновременно к повышению благосостояния работников, которые могли бы наслаждаться более высокой работой и получать бОльшее удовлетворение от своей работы, - пытается отчет убедить с помощью положительного подхода и немедленно падает на почву реальности: "Вместе с тем, возможно, что реализация этих изменений столкнется с сопротивлением со стороны рабочего комитета".

Все, что остается читателю, - это утешаться тем, что, по крайней мере, несмотря на тяжесть для налогоплательщиков и для госбюджета, 700 тысяч работников общественного сектора довольны своими чрезмерными условиями зарплат и квиютом, в тени которого они находятся. Но, к большому сожалению, еще один график проясняет, что все это не повышает их моральный дух, так как две трети работников общественного сектора находятся в состоянии трудового конфликта (прим.перев. – т.е. перед забастовкой). Половина этих конфликтов продолжаются более двух лет. Самые чувствительные из нас, возможно, будут удивлены тем, что зарплата тех, кто находится в трудовом конфликте, на 30% выше, чем в среднем по стране, но поскольку мы пока прочитали лишь треть отчета, то стоит придержать удивление на будущее – когда мы обнаружим, что работники министерств и ведомств работают в среднем лишь 77% от времени, за которое они отчитываются. Разумеется, речь не идет о жульничестве – а о составляющей заплаты, определенной в коллективном договоре.

Система здравоохранения разваливается? Нет, если считать количество работников в ней – количество, которое возросло гораздо больше, чем увеличилось население. Зарплаты высокопоставленных врачей постоянно среди самых высоких в стране. Да, и тут влияет стаж. В последнее десятилетие зарплаты врачей выросли на 123%. Нет сомнения, что настало время для еще одной забастовки.

А каково положение в системе образования? Число работников в этой системе увеличилось на 25% - при росте населения на 18%. Уровень математической подготовки учителей – среди самых низких развитых стран. Зарплата учителей – выше, чем в среднем по стране и выше, чем зарплаты учителей в странах OECD. И зарплата учителей зависит, в основном, от стажа. С чего бы ей быть зависимой от качества преподавания и успехов учеников? Учителя работают меньше часов в неделю, чем в среднем учителя в других странах OECD, а зарабатывают больше, и, разумеется, защищены, как и их коллеги по общественному сектору, от увольнения. И как и все их коллеги по общественному сектору – только попробуйте прошептать в их присутствии слова "сокращение зарплаты", "увольнение плохих работников" – они тут же найдут тех, кто защитит права этих самых сильных, богатых и бездельничающих работников в стране, как в обычные дни, так и во время эпидемии, приведшей к мировому экономическому кризису, ударившему только по фраерам из частного сектора.

И все же стоит завершить на оптимистической ноте: разница в зарплате между мужчинами и женщинами в общественном секторе сократилась. Женщины преуспели добиться равного партнерства в грабеже общественных денег.

26.02.2021

Перевод: Лея Халфин