Maof

Monday
Jul 04th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Нафтали Беннет решительно настроен создать правительство с левыми и центристами, полагая, что ущерб его имиджу уже нанесен и только его каденция на посту премьер-министра может исправить это * Так Ципи Ливни "убедила" Беннета, что правительство создают любой ценой * В то время, как заголовки говорили о предложении Нетаниягу Беннету, Ганц почти согласился на гораздо более щедрое предложение

Двух человек видит Нафтали Беннет перед своими глазами, когда он просчитывает свои следующие политические шаги, - Ципи Ливни и Биньямина Нетаниягу. Казалось бы, что общего между двумя этими политиками? Лузерша израильской политики против премьер-министра, правившего самое большое количество лет. Выясняется, что немало. Обоим было предложено быть премьер-министрами, и оба –в разные моменты их жизни – сказали "спасибо, нет". В конце 2008г. после того, как Ольмерт подал в отставку, Ливни победила Мофаза в битве за главенство в партии Кадима и приступила к формированию правительства. Это должно было быть сравнительно простое действие, ведь уже существовала коалиция – коалиция Ольмерта, включавшая Аводу, ШАС, Яадут а-Тора, партия пенсионеров и сама Кадима. В прошлом и Либерман входил в то правительство, а Мерец ожидала предложений. Опции были разнообразные. Но на определенном этапе Ливни осточертели переговоры с возможными партнерами по коалиции. С "палестинским партнером" она была готова идти шаг за шагом годами, терпеть бесчисленные унижения и разочарования, но все же придерживаться подхода "есть с кем разговаривать". Беседы с политическими партнерами с израильской стороны надоели ей очень быстро, и она решила вернуть мандат (на формирование правительства) президенту и сказать ему примерно так: депутаты Кнессета находятся в настроении конца парламентской каденции, так давайте пойдем на выборы и сформируем правительство после них. Конец известен. Пошли на выборы, но после выборов формировал правительство Нетаниягу.

Но и у Нетаниягу был свой лузерский момент. В 2001г. – через 2 года после проигрыша Эхуду Бараку – Нетаниягу обнаружил себя в позиции легко вернуться на пост главы правительства. Барак за короткий срок вызвал ненависть к себе израильского общества, потерял всех коалиционных партнеров и был вынужден заявить, что уходит в отставку с поста премьер-министра. Но он не распустил парламент и позаботился о том, чтобы выборы состоялись только на пост премьер-министра при том, что Кнессет остается прежним (звучит вам знакомо?) Опросы указывали на близкий провал Барака, и Нетаниягу приглашался только протянуть руку и сорвать плод с дерева. Но Нетаниягу тех дней был своего рода политическим файнешмекером, который перебирает огурцы на рынке и кривит нос из-за каждого маленького черного пятнышка, и в итоге решает не покупать. Нетаниягу сказал тогда, что ему не подходит состязаться (и победить) на пост премьер-министра, если парламент остается прежним, поскольку он не видит, как сможет руководить коалицией, если у Ликуда тогда было только 19 мандатов. Некто по имени Ариэль Шарон вместо него попытал свое счастье и остался в истории. Нетаниягу оставался вне канцелярии премьер-министра в течение еще 8 лет.

Беннет видит перед своими глазами Нетаниягу и Ливни и клянется себе, что то, что случилось с ними, с ним не произойдет. Когда предлагают тебе пост премьер-министра (в случае Беннета буквально умоляют его), ты не говоришь "нет".

Беннет видит перед своими глазами только эту цель, и когда он видит возможность достичь ее, он идет в бой. Кстати, в точности, как Нетаниягу, после того, как выучил на своей шкуре в свое время какую ошибку он сделал, оставив Шарону на серебрянном подносе горячий товар, называемый "канцелярия премьер-министра". С тех пор Нетаниягу видит политическую жизнь в точности, как Беннет смотрит сейчас – коалиция любой ценой и при любых условиях, даже ели это означает поставить Эхуда Барака министром обороны или Ципи Ливни министром юстиции, или предложить Мансуру Аббасу поддержать правительство снаружи. Беннет, сопровождавший Нетаниягу вблизи, когда тот был главой оппозиции, всего лишь выучился у него тому, что воплощает сейчас. Теперь вы спросите – и справедливо – что, он не знает, что невозможно долго поддерживать правительство с Лапидом, Аводой, Мерецом и арабскими депутатами, поддерживающими со стороны? Разве он не знает, что создавая правительство с левым большинством, он может нанести себе непоправимый и, в основном, непростимый, ущерб среди правых избирателей?

Все это он знает хорошо. Но Беннет исходит из двух предпосылок по этому вопросу. Во-первых, электоральный ущерб уже нанесен. Т.е. выраженная им публичная готовность и ведение интенсивных переговоров с другой стороной в значительной степени уже стерли его для правых. Но и получить электоральный ущерб и в итоге не стать премьер-министром – это у него не идет в расчет. Вторая предпосылка гласит, что в момент вхождения в канцелярию главы правительства заканчивается ущерб и начинает действовать волшебство. В сущности, говорит Беннет, в то время, как другие вначале набрались легитимации, а затем стали премьер-министрами, я вначале стану премьер-министром и на этом посту наберу легитимацию для этого. Нет сомнения, надо быть очень оптимистичным человеком, чтобы видеть мир в этом цвете. Возможно, неисправимым оптимистом.

Ганц и новые словообразования

Кстати, об оптимистах. Министр обороны Бени Ганц сделал на этой неделе высшее усилие выделиться в своей помощи Лапиду получить мандат от президента. Помимо этого, он был единственным, кто потрудился выпустить публичное заявление о том, что он вновь рекомендует Лапида перед президентом, как будто предыдущая рекомендация не продолжается автоматически, а его представителям было важно указать, что он убеждал и давил на других порекомендовать Лапида. Кого он только не пытался убедить поклясться в верности Лапиду – Мансура Аббаса, Беннета, Саара, Тиби и Уду. Если бы была необходимость, Ганц не поколебался бы поставить столик на улице и распространять листовки. Чего только не делают, чтобы затушевать то, что происходило в его среде в последние 2 недели.

О предложении Нетаниягу Ганцу стать первым по очереди премьер-министром в правительстве ротации вы уже слышали. Но Ганц позаботился в данных им интервью прояснить, что он ответил Нетаниягу, что "это невозможно" (эйн итахнут). Если переговоры серьезные и интенсивные и приближаются к соглашениям, и если все это можно было подытожить словами "это невозможно", то срочно требуется специалист по толковым словарям, чтобы обновить смысл этого термина. В сущности, в многочисленных беседах между Ганцем и Нетаниягу большинство вещей уже были согласованы. Предложение Нетаниягу было беспрецедентным: стать премьер-министром по ротации сразу на два с половиной года. Это было предложение и не о нем спорили. Второе правительство Нетаниягу-Ганца не возникло на этот раз по другой совсем причине – министерство юстиции, которое Нетаниягу отказался уступить – и отсюда был короткий путь к взрыву на переговорах. Поэтому на будущее, если кто-то в политической системе заупрямится на формулировке "это невозможно" – быстро проверьте какую сделку он собирается вот-вот заключить в рамках этой невозможности.

Коммунары стекаются

Политика – это система, создающая немало мелких наслаждений. Например, мандат, полученный Лапидом от президента попытаться сформировать правительство. Но больше, чем Лапиду, это понравилось Саару и Элькину. Ведь если бы захотели, в точности, как они порекомендовали Лапида сейчас, они могли порекомендовать его месяц назад. Тогда они заупрямились не рекомендовать никого и выдвинули странное предложение, чтобы президент привел к компромиссу между Беннетом и Лапидом, как будто Ривлин все еще возглавляет иерусалимский Бейтар и должен привести к примирению между Оханой и Мальмильяном. То странное предложение, чтобы президент стал посредником для фракций одного блока и держался отчужденно по отношению к другому блоку, нуждается в объяснении. И вот оно.

Саар и Элькин не порекомендовали тогда Лапида, потому что хотели, чтобы Нетаниягу получил мандат первым, а Лапид вторым. Оба понимали, что создание правительства Лапида-Беннета, которое будет сложным и сейчас, было бы невозможным, если бы в самом начале мандат был бы предоставлен Лапиду. Обратите внимание, что случилось с Нетаниягу с момента получения мандата на формирование правительства и до окончания 4-недельного срока. Из статуса кандидата формирование правительства он последовательно снижался в статусе. Это началось с того, что он был вынужден раскрыть тот факт, что он пытается мобилизовать поддержку Аббаса. Это продолжилось, когда он был вынужден публично заявить, что открывает врата Ликуда ненавистному ему Беннету, что затем привело к публичной мольбе-просьбе к Саару вернуться в Ликуд. Это закончилось драматическим предложением Беннету стать первым премьер-министром в ротации.

В сущности, вместо того, чтобы Лапид, получив первым мандат, терял свой статус в течение месяца, а затем пришла бы очередь Нетаниягу вытаскивать карты одну за другой, зная, что опция Беннет-Лапид уже не существует, произошло прямо противоположное. Нетаниягу уже вытащил всех кроликов, какие мог, на первом этапе борьбы – давил посредством раввинов на Смотрича (чтобы тот согласился на поддержку Аббаса), согласился не быть первым в ротации на должности премьер-министра, согласился на компромиссы в отношении Ганца и Саара – и приходит к финишной прямой ослабленным и без запасных идей.

Но иногда надо быть просто везучим человеком. Таков Нетаниягу. Когда все казалось пропащим, как голос с небес прибыл Амихай Шикли из партии Ямина и просигналил Беннету, что при всем уважении к переговорам между главами партий и спору между лидерами партий Ямина и Еш атид о механизме обоюдного права вето между ними, надо прежде всего заниматься своей партией. Только представьте себе, какую глубокую вспашку планируют сделать Ликуд и религиозные сионисты по отношению к Ниру Орбаху, Идит Сильман и Абиру Кара. Это будет с утра до вечера с помощью демонстраций перед домом и рассылкой сообщений, визитов раввинов, лидеров местных общин, а если надо, то и коммунаров из отделений движения Бней Акива. Лишь немногие вернутся из этой бури, чтобы рассказать, что было.

(БеШЕВА, 6.05.2021)

Перевел Яков Халфин