Maof

Thursday
Jan 27th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Политики боятся СМИ и прокуратуры, которые оскопляли любого правого лидера, отходившего от редакционной линии левых. Либерман уже капитулировал, а Беннет еще не знает, что проиграл

Вскоре после выборов 2015 года позвонил ко мне тогдашний министр иностранных дел Авигдор Либерман и попросил о встрече. Мы назначили обед в полдень в гостинице в Кфар Маккабия. Поскольку уже тогда я была несколько склеротичной, то ускользнул из моей памяти факт, что так проходили коалиционные переговоры по формированию правительства. Поэтому не было более удивленной, чем я, когда я обнаружила, что гостиница полна батальонами журналистов и фоторепортеров, подкарауливавших политиков при их входе и выходе в попытке выжать информацию о принятых или отвергнутых предложениях. Я прошла мимо них, произнося отговорки о причине моего нахождения там. В сущности, я сама не знала причину. Мы немного посидели с Либерманом снаружи здания, и после краткой и вынужденной беседы я вежливо спросила его чего он хочет.

Его ответ (или, точнее, его вопрос) был примерно таким: "Что я должен сделать, чтобы получить лучшее отношение СМИ? "

К моей радости, я могла ответить ему сразу и уверенно: "Ничего. Перестань быть правым и все устроится само по себе".

Затем я вернулась домой несколько растерянная – ведь я не советница по пиару, да и нет надобности во мне с моими 30 годами в СМИ, чтобы знать эту премудрость самостоятельно. Я продолжила дальше свою жизнь, и Либерман тоже, а через несколько лет я была удивлена во второй раз, когда выяснилось, что "асимон упал у него" (до него дошло) и что он воспринял мои слова очень серьезно.
Я живу в северном Тель-Авиве, где 80% голосуют за левых. Либерман не является любимым напитком этого района. На выборах в апреле 2019г., когда он еще принадлежал к правому блоку и рекомендовал Нетаниягу на пост премьер-министра, он получил 0,5% голосов в этом районе. Полпроцента. Тогда – 2 года назад – на ближайшем перекрестке еще развевались плакаты НДИ с идеей законопроекта о смертной казни для террористов, и я склонна верить, что они не способствовали успеху в Сев.Тель-Авиве. Отношение СМИ к нему было прежним: коррумпированный, фанатичный, расист – стандартный набор, приписываемый СМИ правым сторонника Нетаниягу.

После того, как Либерман свалил правое правительство в результате инициированного им кризиса по вопросу закона о призыве харедим, родился новый Либерман – который ненавидит Нетаниягу. А заодно и харедим, разумеется, но в этом нет новизны. Когда Либерман включил Нетаниягу в набор ненависти, он был приглашен в наш country club. Это уже было после солидного километража интервью в СМИ, в которых он пространно говорил против Нетаниягу. Возможно, что каким-то образом забылся тот плакат апрельских выборов и на выборах в сентябре 2019г. – всего через 5 месяцев после тех презренных полпроцента – Либерман увеличил свою силу в нашем районе в 10 раз. 5% проголосовали за него. После проведенной стирки в СМИ избирательный бюллетень за него уже не был слишком ненавистным.

В заслугу Либермана надо сказать, что он держался очень долго. Хоть и нельзя проводить сравнение между ним и Нетаниягу, который получил в десятки раз бОльшее количество газетного яда, (напомним лишь Амнона Абрамовича, решительно постановлявшего в 1999г. "Нетаниягу будет в лучшем случае ремаркой на полях истории премьер-министров в Израиле").

Нафтали Беннет не нуждался в уроке по СМИ от меня, чтобы остерегаться мощной длани центральных СМИ и платить цену, связанную с этим. Он и Айелет Шакед действовали для продвижения законопроекта о газете "Исраэль а-йом" – законопроекта, инициированного издателем газеты "Йедиот ахронот" Нуни Мозесом, с помощью тогдашней мин.юстиции Ципи Ливни, депутата Кнессета Эйтана Кабеля и еще ряда политиков, которые понимали кому они должны быть преданными: страх обливающих грязью статей, клеветнических газетных "исследований" с самой ужасной фотографией из архива. Они боятся Офиры Асайяг и сатирической телепередачи "Эрец неэдерет" и редакционной статьи в газете "Гаарец". А те, кто не боятся СМИ, - боятся прокуратуры.

СМИ и прокуратура преуспели кастрировать любого правого лидера, отклонявшегося от редакционной линии. Это линия ультралевых с обсессией к решению палестинского конфликта рецептом Осло и еще Осло и еще Осло, ненавистью к поселенцам ("препятствие по пути к миру"), поклонением БАГАЦу, презрением к основному течению в народе, который является правоконсервативным. Все это не изменится, даже если Беннет будет премьер-министром с микро-партией в левом блоке с левыми СМИ, левой прокуратурой и левым БАГАЦем.

Переворот Либермана был скромным и потому преуспел. Он не стремился к должности премьер-министра и, возможно, не пытался увеличить свой электорат. Он удовлетворился тем, что сбросил СМИ, а, возможно, и прокуратуру со своей спины. Но Беннет скроен из другого материала, по крайней мере, в своих глазах: он был офицером сайерет маткаль, англо-сакс, он не поселенец, он успешный старт-апист. Хоть в среднем в последние 3 избирательные кампании он собирает однозначное количество мандатов, а в апреле 2019г. не прошел избирательный барьер, но, с его точки зрения, это всего-навсего статистическая ошибка, искажение действительности, которое только он может выравнять. Верный своему имиджу (имиджу в своих глазах) он порекомендовал президенту самого себя на должность премьер-министра после последних выборов, добавил слова "кандидат на пост главы правительства" в биографии в Фейсбуке, а в Твиттере вычеркнул Нафтали на иврите и сейчас он только Беннет. Как Бионсе.

Хоть он не просил моего совета, но все же я вызовусь объяснить ему действительность и даже несколько прогнозировать: верно, СМИ ударили бы по нему со всей силой, если бы он порекомендовал Нетаниягу президенту, присоединился бы к правительству Нетаниягу или приложил бы усилия по присоединению Саара. Но, с другой стороны, СМИ ударят по нему со всей силой через секунду после того, как он выполнит единственную задачу, возложенную на него левыми: сдвинуть Нетаниягу с поста. А после того, как он сделает это, пинком спустят его с лестницы, возможно, в сопровождении небольшого полицейского расследования для усиления кровопотока. Поскольку он все равно схлопочет, то лучше для него, если пострадает за правое дело. Вы скажете: но он будет премьер-министром. А я отвечу: верно, как ребенок, который празднует день рождения в Макдональдсе с короной из бумаге на голове, является королем.

Более 20 лет СМИ пытаются уничтожить Нетаниягу, но не преуспевают. В случае Беннета не понадобятся 20 лет. Порядка 20 минут, но очень жестоких. И в качестве бонуса: и тогда он не выучит урок.

7.05.2021

Перевод: Лея Халфин