Maof

Sunday
Aug 07th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 
"У Нетаниягу нет права уходить, общественность не разрешит ему", - сказал на этой неделе журналист Авишай Бен-Хаим на 13 телеканале по итогам утверждения бюджета. - "Даже если бы он хотел уйти в отставку, народные массы не позволят ему". Этой фразой преуспел Бен-Хаим сформулировать ловушку, в которой находится партия Ликуд.

Шансы, что Нетаниягу сможет сформировать правительство после следующих выборов, невелики. В последние 4 избирательные кампании он не смог это сделать, и даже сейчас – на пике делегитимации правительства Беннета-Лапида – Нетаниягу не может мобилизовать 61 мандат, что позволило бы ему вернуться к власти. С другой стороны, восхищение им его сторонников не позволяет никому призвать Нетаниягу сделать выводы. Главы Ликуда хорошо понимают положение, но им ясно, что ликудовские избиратели не простят тому, кто бросит вызов их лидеру. Юлий Эдельштейн был последним, кто испытал на себе их руку. Остальные не осмеливаются пискнуть.

Разумеется, Нетаниягу может вывести Ликуд из этой западни – а заодно и всю страну – но на этом этапе похоже, что он не способен на это. Ему трудно сделать выводы, подать в отставку и уйти с почетом. И похоже, что для него не составляет проблему оставить после себя выжженную землю в политике. После того, как он сжег правый блок, он разжигает теперь беспричинную ненависть, которая сжигает страну, и он не успокоится, пока не сожжет и Ликуд. Таким диалектическим образом именно медвежьи объятия, которые он получает от сторонников своей партии, превращаются в могилу его и его партии.

В анализе исторических и политических процессов смысл термина "диалектика" заключается в том, что история развивается в борьбе между противоборствующими силами, и иногда противодействие сопернику усиливает его. Не раз политическое действие оборачивается против того, кто его предпринимает и приводит к его поражению. При рассмотрении процессов в израильской политике в последнее время диалектическая динамика просматривается очень четко.

Нетаниягу всегда строго следил, чтобы не позволить никому в своем окружении поставить под угрозу его статус. Он не только не заботился о том, чтобы подготовить преемника, но и устранял каждого, кто вырастал в его окружении и мог стать преемником. Как в Ликуде, так и в правом блоке (благословенной памяти). Страх Нетаниягу, что он будет вынужден освободить свое место другому, был одной из основных сил, которые сдвинули политические процессы, и этот страх является достаточным объяснением его мстительности по отношению к своим сторонникам, партнерам и союзникам.

Это – и ничто другое – привело к его падению. Его бывшие партнеры: Либерман, Саар, Элькин, Ганц, Беннет, Шакед и другие, которых он использовал, а затем отказался от них, объединились и преуспели сделать вместе то, что ни один из них не смог бы сделать самостоятельно. Страх Нетаниягу перед "днем после" принес ему этот день.

Нетаниягу был тем, кто придал легитимацию Мансуру Аббасу. После трех избирательных кампаний, в которых он не преуспел победить левых, Нетаниягу выстроил политическую стратегию победы в четвертой избирательной кампании посредством партнерства с Мансуром Аббасом и РААМ. Но и в этом случае явный диалектический процесс легитимации Аббаса посредством Нетаниягу позволил создание коалиции, приведшей к падению Нетаниягу.

И еще: на Нетаниягу лежит значительная доля ответственности за раскол партии Ямина перед выборами. Он поддержал уход Смотрича от Беннета и Шакед и, возможно, инициировал это. (прим.перев. – тут как раз речь идет об очередном экзите Беннета, в котором "диалектически" Беннет может винить только себя. Не желая выглядеть "слишком правым" в одном списке со Смотричем, Беннет оттолкнул от себя и Смотрича, и многих избирателей) Нетаниягу помог Смотричу создать партию и пройти избирательный барьер. (прим.перев. – опять передергивание: Смотрич легко преодолел избирательный барьер) И это обернулось против него. Нетаниягу не только освободил Беннета от зависимости от Смотрича и позволил ему проводить самостоятельную религиозно-сионистскую политику, но и упрямый отказ Смотрича пойти на переговоры с РААМ при формировании правительства Нетаниягу привел к провалу Нетаниягу. Смотрич не мог бы так твердо отказываться, если бы Нетаниягу не сделал бы его независимым политически.

И сегодня ясно, что отказ Нетаниягу сделать напрашивающиеся выводы и уйти с почетом, - это клей, удерживающий все части нынешней невозможной коалиции. Чем больше он будет продолжать кемпейн делегитимации коалиции, тем больше укрепит ее – в противоречии с намерениями. Надо полагать, что время и привычка сделают свое и в коалиции научатся сотрудничать между правыми и левыми.

Жаль, что в противоречии с протоколом предпочла канцлерша Ангела Меркель не встречаться с главой оппозиции Биньямином Нетаниягу во время последнего визита в Израиль. Она могла бы поделиться с ним личным опытом. Наверняка, Меркель напомнила бы ему – из личного примера – что частью величия руководителя является уметь уйти вовремя и что упрямство держаться за кресло лишь уменьшает престиж наследия, которое он оставит после себя. И жаль, потому что у Нетаниягу есть роскошное наследие, которое он оставит после себя.

("Макор ришон" 12.11.2021)

Перевел Моше Борухович