Maof

Friday
May 27th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
В вопросе о гиюре правительство исходит из того, что большая часть общества не знает деталей. Поэтому правительство может говорить, что новый закон укрепляет статус раввината, несмотря на то, что на самом деле наносит ущерб. Правительство может заявить, что раввин Друкман поддерживает законопроект, хоть он на деле противится. Правительство также заявляет, что, согласно законопроекту, гиюр будет проводиться по Галахе и Шулхан аруху, хоть на самом деле подразумевается наоборот.

Партия РААМ полностью контролирует правительство. Вскоре эта исламистская партия еще больше усилит свое влияние, когда коалиция попросит ее поддержать законопроект о гиюре. РААМ, которая, разумеется, будет колебаться – вмешиваться ли в этот внутренний еврейский вопрос – обратиться к исламскому совету а-шура, чтобы получить указание, как действовать. Т.е. религиозный совет исламистской партии решит, как будет проходить гиюр. И в нынешней коалиции нет никого, кто стукнул бы кулаком по столу и закричал: хватит! Есть предел сумашествию!

Один из важнейших инструментов министра по делам религгий Матана Кахана продолжать дурить общественность – это раввин Хаим Друкман. Этот пожилой, но с ясной головой раввин не по своей воле находится в сердце кемпейна, ведущегося правительством с целью откошеровать шерец законопроекта о гиюре. Со всякой трибуны и в каждом интервью министр подчеркивает, что раввин Друкман с воодушевлением поддерживает законопроект и участвовал в его написании. И после того, как на этой неделе раввин Друкман прояснил, что он решительно противится законопроекту, министр Кахана продолжил заявлять, что раввин Друкман поддерживает. Типичный метод партии Ямина.

За день до того, как раввин Друкман был приглашен на заседание в главный раввинат, в его руки попал черновик последнего варианта законопроекта. Раввин Друкман был поражен. В тех формулировках, которые ранее показывали ему представители министра, не было никакого упоминания документа, который он теперь держал в руках. Он поддерживал передачу части полномочий городским раввинам, но не собирался приравнять их статус к статусу главного раввина. Раввин Друкман понял, что министр использовал и обманывал его. Назавтра раввин Друкман высказал свою ясную позицию.

Министр Матан Кахана очень хотел, чтобы противодействие раввина Друкмана стало известным общественности на гораздо более позднем этапе. Когда закон будет почти свершившимся фактом. Но кто-то в главном раввинате преподал ему урок, когда решил пригласить раввина Друкмана, чтобы тот публично подписал, что противится законопроекту.

Министр Кахана понимает, что общественность очень мало знает о теме гиюра, и поэтому позволяет себе бросаться словами, вроде усиление раввината, гиюр согласно Галахе и что комиссия, которая будет контролировать гиюры, будет паритетно представлена раввинатом и министром.

Разумеется, действительность прямо противоположна: статус главного раввината потерпит ущерб, так как с момента утверждения законопроекта государственный гиюр уже не будет эксклюзивным полномочием главного раввината. Более того – все органы контроля и инспекции раввината над процессом прохождения гиюра будут отменены с принятием законопроекта, так как в представленном законопроекте возможность отменить гиюр или отстранить даяна из суда по гиюрам будет практически нулевой, если только министр не будет заинтересован в этом. Ведь комиссия по контролю будет состоять из 5 человек: 2 представителя раввината, 2 представителя министра и согласованный председатель. Вроде бы паритетная комиссия. Но в законопроекте говорится, что для отмены гиюра требуется единогласное решение. Без согласия представителей министра невозможно продвинуться ни на миллиметр.

7.01.2022

Перевел Яков Халфин