Maof

Saturday
Jan 16th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
...Это было тогда, когда в Ливане разместили американские, французские и итальянские войска с целью создать буфер, который защитит Израиль от ливанской анархии и терроризма. Однако, «Мультинациональные Силы» (МНС) отступили, когда Хизбалла атаковала солдат, посольства и др. сооружения МНС. В результате МНС позорно бежали из Ливана. Такая же ситуация, без сомнения, повторится и сейчас. New York Sun
1 август 2006г
Подлинник (оригинал) статьи на английском языке: Hold Damascus Responsible
Перевод с английского Анатолия Курицкого http://ru.danielpipes.org


«Международные силы будут размещены [в Ливане], потому что все ключевые игроки этого хотят», заявил недавно один крупный американский чиновник. Похоже на то, что он прав, так как даже израильское правительство приняло этот план, объявив, что оно «согласиться рассмотреть вопрос о размещении проверенных в боях сил, состоящих из солдат стран - членов Европейского Союза».

Ключевые игроки могут «хотеть этого», но такие силы несомненно потерпят неудачу, так, как это произошло раньше, в 1982-84 гг.

Это было тогда, когда в Ливане разместили американские, французские и итальянские войска с целью создать буфер, который защитит Израиль от ливанской анархии и терроризма. Однако, «Мультинациональные Силы» (МНС) отступили, когда Хизбалла атаковала солдат, посольства и др. сооружения МНС. В результате МНС позорно бежали из Ливана. Такая же ситуация, без сомнения, повторится и сейчас. В то время американские и другие члены МНС не рассматривали Хизбаллу в качестве своего врага; таково положение дел и сегодня, несмотря на борьбу с террором. Согласно результатам недавнего опроса, проведенного Институтом Gallop poll, 65% американцев говорят, что их правительство не должно становиться на ту или иную сторону в идущей сейчас борьбе между Израилем и Хизбаллой.

Другие, такие же плохие, идеи о прекращении анархии в Южном Ливане, таковы:
  • Размещение Ливанских Вооруженных Сил (ЛВС), официальных вооруженных сил ливанского государства. Хизбалла находится в правительстве Ливана и наложит вето на решение о передаче ЛВС контроля над югом Ливана. Следует также отметить, что шииты, сочувствующие Хизбалле, составляют половину ЛВС. Наконец, ЛВС – слишком непрофессиональная армия для того, чтобы противостоять Хизбалле.
  • Размещение сирийских сил: и ливанцы, и израильтяне, обе эти страны отвергают идею сирийской оккупации Южного Ливана.
  • Размещение израильских сил: на основе опыта, полученного Израилем в процессе оккупации земель с арабским большинством (в 1967 и 1982 гг.), израильтяне решили не повторять эти попытки.


Вместо того, чтобы двигаться вниз по дороге, в конце которой нас ждет неудача, нужно опробовать нечто совсем другое. Мое предложение? Переместите свое внимание от Ливана к Сирии и поясните Дамаску, что это он отвечает за насилие, осуществляемое Хизбаллой. (Между прочим, это предложение соответствует резолюции Совета Безопасности ООН № 1680, принятой 17 мая 2006 г. В этой резолюции Сирии предлагается принять «меры против поставок оружия на ливанскую территорию»).

Вот почему это надо сделать: израильским лидерам уже давно не удается предотвращать атаки, исходящие из Ливана. Они предотвратили терроризм, ведущийся из других соседних стран, сделав слишком тяжелым для их центральных правительств разрешать продолжать такие атаки. Но когда они предъявили аналогичные требования центральному ливанскому правительству, им не удалось добиться удовлетворения своих требований. В Ливане – в отличие от Египта, Иордании и Сирии – центральное правительство не обладает монополией на силу. Ливанское государство является перманентно слабым, потому что ее население выказывает свою лояльность той или другой религиозно-этнической общине страны (всего их восемнадцать). В результате различные милиции, партизаны и террористы обладают большей властью, чем центральное правительство.

Израильские правительства реагировали на создавшуюся ситуацию тем, что за последние сорок лет опробовали целый ряд стратегий. В 1968 г., например, израильские реактивные самолеты разбомбили Бейрутский аэропорт, но это не дало эффекта. При проведении операции Литани в 1978 г. израильские силы впервые вошли в Ливан в большом количестве, однако и это не принесло успеха. В 1982 г. они захватили бóльшую часть страны, но такое решение оказалось непригодным для обороны. До 2000 г. они удерживали так называемую зону безопасности, но это закончилось внезапным односторонним отступлением. Эвакуация каждого сантиметра ливанской территории в 2000 г. также не обеспечило предотвращение атак.

В создавшейся ситуации правительству Башара-аль-Ассада нужно сказать, что оно должно немедленно прекратить инициализацию (подготовку к работе технических средств) Хизбаллы, и что в будущем акты насилия со стороны южного Ливана будут встречаться с тем, что Wall Street Journal назвал «предложением, от которого Сирия не сможет отказаться» - имея в виду военные репрессалии. Как объясняет Давид Бедеин в Philadelphia Evening Bulletin, «за каждую цель, по которой сирийский ‘уполномоченный' нанесет удар, Израиль выберет сирийскую цель для ответной атаки». Такой целью могут служить террорист, военная и правительственная инфраструктура.

Подобный подход будет работать, потому что положение, сила и мастерство Хизбаллы зависят от сирийской поддержки, как непосредственной, так и косвенной. Поскольку сирийская территория является единственным путем, по которому иранская помощь поступает Хизбалле, сосредоточение внимания на Дамаске дает основное, хотя и побочное, преимущество – ограничение иранского влияния на страны, прилегающие к восточной части Средиземного моря (страны Леванта).

Этот план имеет свои недостатки и трудности – недавнее заключение сирийско-иранского договора о взаимной обороне, или предоставление Хизбалле опции втянуть Сирию в войну – но я полагаю, что он имеет лучший шанс на успех, чем любая другая альтернатива.

Подобный подход дал хорошие результаты в 1998 г., когда турецкое правительство успешно оказало давление на Дамаск, требуя прекратить предоставлять убежище террористскому лидеру. Вспоминая об этом, израильский стратег Эфраим Инбар правильно предлагает: «пришло время говорить с Сирией на турецком языке».