Maof

Friday
Jan 27th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 
Автор Е.В. Коровина

С приходом к власти зимой с.г. премьер-министра Биньямина Нетаниягу, новое правительство Израиля стал тут же расширять свой политический горизонт. Одним из первых новых направлений стало создание подразделения «Евразия» при МИДе Израиля. Теперь министерство и премьер явно обозначили такое направление внешней политики, как Африка. Об этом свидетельствует десятидневный (2-11 сентября) визит министра иностранных дел Израиля Авигдора Либермана в ряд африканских стран.

Перед тем как говорить о том, что ждет Израиль от Африки, кратко посмотрим на те силы, которые уже присутствуют на Черном континенте. По большому счету, сейчас здесь выступают две основные силы — США и Китай, которые соперничают в нефтяной сфере в Центральной Африке. Помимо этого США разворачивают здесь свои гуманитарные миссии и неправительственные организации, помогающие «строить» демократическое общество, результат чего можно ясно проследить на примере Судана. Китай в большей степени интересуют нефтяные ресурсы, в частности, китайцы присутствуют в Судане, Нигерии, ЮАР, Анголе и Мозамбике.

При таком раскладе маленький Израиль вряд ли может развернуть прямое лоббирование своих интересов в нефтяных кругах. Сотрудничество в нефтяной и военной отраслях — это пока максимум, на что можно рассчитывать. Министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман в ходе поездки в Африку забыл упомянуть о золоте и алмазах, в которых израильтяне заинтересованы не меньше, чем в продаже своих технологий, как мирных, так и военных. По словам Либермана, отношения с африканскими соседями должны развиваться в области обороны и технологий, в том числе сельскохозяйственных технологий и использовании водных ресурсов в тех регионах, где остро стоит проблема чистой воды. По словам Либермана, с ним «прилетела большая делегация представителей более 20 ведущих израильских компаний, в том числе «Хеврат Хашмаль», «Мекорот», «Таль», авиапромышленности, военная промышленности».

 

Гана

В ходе встречи с главой дипломатического ведомства Ганы Авигдор Либерман подписал торговое соглашение в области рыболовства. Кроме того, министры подписали совместную декларацию о расширении сотрудничества в сфере образования, медицины, водного хозяйства, сельского хозяйства и увеличении товарооборота. Израильтянам крайне важно закрепить здесь свое присутствие. Гана — одна из богатейших стран Африки — обладает хорошими природными ресурсами. Это золото, алмазы, бокситы, марганец, нефть, газ, серебро, лесные, рыбные, гидроэнергетические ресурсы. Более того, Гана была первой африканской страной, установившей в 1957 г. дипломатические отношения с Израилем. Таким образом, нет нужды открывать посольство, фактически все готово к прямому и глубокому сотрудничеству.

 

Кения

Кения уже является третьим по значимости торговым партнером Израиля на Африканском континенте. Более того, как отметил и сам глава израильского МИДа, происходящее в Африке оказывает большое влияние на Ближний Восток, в частности, в области безопасности: контрабанда оружия в Газу идет через африканские страны. В таком контексте полноценное сотрудничество между Израилем и Кенией очень важно.

Кения — аграрная страна с относительно высоким уровнем развития многоотраслевого сельского хозяйства, в котором занято 75% населения. Выращиваются и экспортируются чай (уже более 10 лет является ведущим мировым производителем), кофе (2,5% мирового производства), цветы, тропические фрукты, овощи, сизаль (2-е место в мире), пиретрум.

Для Израиля Кения привлекательна прежде всего со стратегической точки зрения. На северо-западе республика граничит с Суданом, охваченным войной, на севере — с Эфиопией, недавно лишившейся выхода к морю, но все же остающейся довольно сильной страной, на востоке — с Сомали, имеющим, как и Кения, выход к Индийскому океану. Есть прямая автодорога, связывающая кенийскую столицу Найроби с эфиопской Аддис-Абебой, и железная дорога, идущая от Момбасы через Найроби в Уганду. Более того, в окрестностях Найроби и Момбасы расположены международные аэропорты.

В Найроби А. Либерман встретился с кенийским президентом, министром иностранных дел, обороны, внутренней безопасности, здравоохранения, торговли и министром водного хозяйства этой страны. Были подписаны соглашения по здравоохранению, туризму, сельскому хозяйству, а также государственному образованию, энергетике, безопасности, аварийно-спасательным службам, мелиорации.

 

Нигерия

Нигерия — один из важнейших факторов во всей африканской политике, страна имеет большой внутренний рынок. Основная сфера «специализации» Нигерии — нефть. Сейчас Нигерия занимает седьмое место в мире по экспорту нефти, с 1971 г. является членом ОПЕК. Сравнительно недавно в Нигерии начали разрабатываться огромные запасы газа.

Более того, в сентябре 2003 г. для участия в международной системе мониторинга Земли — Disaster Monitoring Constellation с космодрома Плесецк был запущен нигерийский спутник Nigeria Sat-1. Таким образом, Нигерия стала третьей (после ЮАР и Алжира) африканской страной, имеющей собственный космический аппарат.

В нынешний визит Израиль и организация ECOWAS (союз 15 стран Африки, многие из которых не имеют дипотношений с Израилем) договорились развивать сотрудничество в области продовольственной безопасности и водных ресурсов. По словам Либермана, договор поможет решить ряд насущных проблем, таких как голод и дефицит питьевой воды на Черном континенте.

 

Уганда

Очень важная страна. С 1962 г. здесь было закрыто посольство Израиля, а у местной «черной» иудейской общины отобраны синагоги и было запрещено исповедовать иудаизм. Неизвестно, вошла ли эта тема в визит Либермана, но то, что в Уганде необходимо открыть посольство, — вопрос риторический. Также именно здесь, во время операции по спасению израильских заложников, погиб старший брат нынешнего премьера — Йони Нетаниягу.

Важно, что Уганда — непостоянный член СБ ООН, и, как отмечает Либерман, «от ее позиции зависят многие резолюции, связанные с Ираном, Израилем, израильско-палестинскими отношениями».

 

Эфиопия

Глава МИДа Израиля отметил, что для еврейского государства стратегическое значение имеют все африканские страны, у которых есть выход к Красному морю, в их числе Эфиопия, Кения, Уганда. Помимо морского фактора для израильтян в Эфиопии существует еще и фактор людских ресурсов. Эфиопская алия до сих пор считается одной из наиболее бедных. Существует много трудностей, относящихся к ассимиляции эфиопских евреев в израильское общество (в частности, несколько недель назад разразился скандал, связанный с обучением эфиопских детей в израильских школах).

Что касается заключенных контрактов, то, по информации главы израильского МИДа, «в Эфиопии мы открыли колоссальную экспериментальную теплицу, где наглядно демонстрируются все израильские технологии». На открытии присутствовали представители США, Германии и руководство Эфиопии.

 

На рассмотрении остается последний вопрос. Почему после предваряющего африканского турне Либермана премьер-министра Биньямин Нетаниягу едет именно в Египет? В Израиле Египет, который является не только арабской, но и африканской страной, воспринимают как единственную «цивилизованную» и открытую для диалога с Израилем страну. Более того, это официально лояльное по отношению к Израилю арабское государство, бывшее военным врагом и территориально находящееся вблизи израильских границ. Стоит принять во внимание тот факт, что Египет, хотя и под напором США, после ряда войн первым и единственным из участников конфликта заключил перемирие с Израилем.

Что будет обсуждаться в Египте? Официально — политический диалог с палестинцами и судьба израильского солдата Гилада Шалита. Если президент Египта Хосни Мубарак не провалит «дело Шалита», то эстафета переговорщика по мирному урегулированию между палестинцами и израильтянами перейдет от Турецкой республики к АРЕ. Отметим, что это может только ускорить мирный процесс, в чью бы пользу он не окончился.

Шансы на успех египтян в деле посредничества велики. Во-первых, Египет, в отличие от Турции, реально может держать ситуацию в Газе под контролем — оружие и продовольствие в сектор до сих пор попадали в основном с египетской стороны, в том числе с помощью системы тоннелей. Во-вторых, египтяне ближе к палестинцам как по ментальности, так и территориально, чем Турция, да и заинтересованность в данном конфликте должна быть, что называется, личной, а Турция при любом раскладе представляет нейтральную сторону в деле. Переориентировка кабинета Нетаниягу в вопросе мирного урегулирования с Турции (по сути, про-США и про-ЕС), США и Евросоюза на соседние арабские страны — важный и нужный в тактическом плане шаг для израильского правительства.

В пользу окончательной и полной передачи посредничества в руки Египта говорит и тот факт, что до переговоров с палестинцами и Нетаниягу, еще в конце августа, Мубарак встретился с главой Госдепартамента США Хилари Клинтон, ее предшественником на этом посту Колином Пауэллом, а также с нынешним американским президентом Бараком Обамой (чья программная речь по стратегии нового кабинета на Ближнем Востоке была произнесена именно в Каирском университете).

Интересно также, что накануне визита израильского премьер-министра газета Haaretz пишет: «Ожидается, что Нетаниягу попросит Мубарака склонить главу ПНА Махмуда Аббаса к встрече в Нью-Йорке 23-24 сентября во время встреч Генассамблеи ООН». По данным кувейтской газеты «Аль-Джарида», Нетаниягу будет также просить Египет заставить Аббаса вернуться к мирным переговорам.

Более того, Египет играет далеко не последнюю, если не ведущую роль в разработке новой арабской инициативы по мирному урегулированию палестино-израильского конфликта (также участвуют Иордания, Саудовская Аравия и ПНА). Неслучайно после переговоров в США египтяне провели ряд встреч с главой политического бюро ХАМАСа Халедом Машалем ( его встреча с главой египетской разведки Омаром Сулейманом и министром иностранных дел Ахмедом Абу Гейтом), а с Махмудом Аббасом встречался президент Хосни Мубарак.

Институт Ближнего Востока