Maof

Friday
Mar 24th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Сделавшие слона из мухи пусть сами его и кормят.
(Из инструкции для "чайников")


Кому надоело ждать чуда, может начинать чудить сам. Тем более, что мы живем в такое время, когда даже благодарность воспринимается как сарказм. Ученые бьют тревогу: мир не только изменился, но и перешел в другое измерение. И мы, сами того не подозревая, живем на другой планете, потому что все известные нам законы уже действуют совершенно по-иному. Если раньше каждый отвечал за свои поступки, то сейчас приходится учиться отвечать и за свои мысли. В общем, мир прошлого остался в прошлом. Да здравствует новый мир?

Не будем спешить с выводами. Ибо, глядя на политиков, этого не скажешь. Они не изменили ни привычек, ни пристрастий. По-прежнему трудятся в пухе рыльца. Взбадривая себя ложью. А политика - та же ложь, хотя будто бы и в интересах дела. И посему, как утверждают лирики, науки делятся на две группы - физику и UNESCO. Правда, у Москвы на этот счет большие сомнения. Может быть, оттого, что с яблоками вечная проблема. Но с Ньютонами вообще сплошная теория заговора. И только с МИДом полный порядок. Что и пытался незатейливо донести Геннадий Гатилов во время своего визита в Израиль. Наигранно удивляясь "бьющим через край эмоциям", связанных с "достаточно чувствительным подходом" израильтян к "теме Иерусалима".

Эту дежурную "отмазку", предназначенную скорее для российских ушей, не приняли даже израильские левые. Но какой спрос с Гатилова? Он четко следовал инструкциям своего босса. А у Сергея Лаврова дипломатия - это всегда, как он выражается, танец. Когда требуется "хождение по кругу", то лучше остановиться на вальсе. Для более резких движений подойдет танго. Ну, а уж коль попал в дерьмо, то крутись на месте - "два шага вперед, один шаг назад". Вот эту, опять же говоря словами Лаврова, "абсолютно позитивную тенденцию" Гатилов старательно и демонстрировал. Хотя приехал с совершенно иной целью: подготовить почву для визита в Святую землю Дмитрия Медведева. А официальные встречи, как известно, спонтанными не бывают.

И тут возникает вполне закономерный вопрос: зачем вообще был нужен российскому премьеру этот вояж? Да еще не в самое удачное для двусторонних отношений время. Неужели только для того, чтобы "рассмотреть актуальные вопросы дальнейшего укрепления торгово-экономического, инвестиционного, научно-технического, инновационного и гуманитарного сотрудничества", как говорится в пресс-релизе российского правительства? Или "обменяться мнениями с Махмудом Аббасом по текущей ситуации в ближневосточном регионе", если верить сообщениям информационного агентства "РИА Новости". Но даже исходя из того, что цель определяет средства (при их, естественно, наличии), этот твист уже был. Еще в советские времена, когда, стремясь ударить пьянством по алкоголизму, яростно боролись с сионизмом. Тогда - зачем? Не для того же, чтобы оставить в арабской Стене Аль-Бурак записку, адресованную еврейскому Б-гу.

На самом деле никакого секрета: миром правит не тайная ложа, а чистая лажа. Газетная. Дмитрий Медведев приезжал, чтобы заключить сделку о строительстве в России трехсот образцово-показательных молочных ферм. Об этом просила Биньямина Нетаниягу спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, когда приезжала на похороны Шимона Переса. Но после смачного российского плевка в UNESCO достигнутые договоренности повисли в воздухе. Москва с напряжением ждала реакции Иерусалима. И дождалась. Израиль оставил договоренности в силе. Исходя, видимо, из того, что если за 25 лет капитализма краснодарская буренка не вышла по надоям на уровень кибуцной козы, то перспектив переломить ситуацию в ближайшие годы почти никаких. Ибо проблема не в передовых израильских инновациях, а в двуногих бесплодных козлах. Местных.

Но попробуй объяснить это гатиловым, если их бредни слово в слово повторяет и сам глава правительства. И при этом чуть ли не открыто намекает в интервью израильскому TV: плюйте, мол, на все эти решения, как мы еще с почти позабытых советских времен плюем. И хотя "наша страна никогда не отрицала прав Израиля и еврейского народа и на Иерусалим, и на Храмовую гору, и на Стену плача", голосовать все равно будем "как всегда". И это неистребимо. Как и прискорбно. Поскольку даже Чад знает, что богатые страны богаты умными людьми. А те, кто серьезно увлечен импортозамещением, вынужден, в основном, обмениваться мнениями. С политическими тенями.

За 15 последних лет Россия списала долгов на 150 миллиардов долларов. В порядке так называемой "братской помощи". Только Ираку простили 21,5 миллиарда. Сначала 9,5 миллиардов в 2004 году. И затем еще 12 миллиардов четыре года спустя. Причем набранных уже по новым кредитам. Багдадский "теленок" умудрился самым бессовестным образом сразу двух маток сосать. Но так и остался теленком. Как и Сирия, которой тоже подарили 10 миллиардов. Якобы в обмен на сотрудничество в нефтегазовой сфере. Но Сирия - не Ирак. Ей далеко до нефтяного клондайка. Если она чем и ценна, то разве что удачным расположением. Ее территория вполне могла бы стать связующим звеном для транзита ближневосточных углеводородов в Европу.

Но это не отвечало российским интересам. Поэтому полноценного сотрудничества не получилось. Зато начались поставки, по сути, дармового оружия. Их сумма давно превысила прощенный долг. Вернуть его, естественно, не удастся, поскольку страна лежит в руинах, а убытки от гражданской войны превысили 300 миллиардов. Впрочем, и у других должников положение не лучше.

Этот длинный, как тюремный срок, список, словно дворец с видом на удобства. Глядя на него, наглядно видишь, сколько нечеловеческих усилий потрачено на то, чтобы уничтожить творения собственных рук. Но политический опыт чаще всего как с возрастом приходит, так с ним же и уходит. Сегодня Израиль официально не признают 17 государств. Прежде всего, из числа арабских и мусульманских. Еще 18 стран хотя и признают, однако не поддерживают с ним дипломатических отношений. А большинство из оставшихся не очень бы печалилось, если б он вообще исчез. И в то же время все они готовы бросать на ветер миллиарды долларов, чтобы спасать искусственные образования вроде агонизирующей Сирии. Вполне осознавая при этом, что от нее, как и от Ирака с Ливией, остались лишь обезлюдевшие просторы, отданные на откуп сошедшимся в смертельной схватке суннитским и шиитским бандам.

Геополитическая модель, родившаяся сто лет назад в результате тайного сговора Великобритании и Франции, рушится на глазах. Это должно было рано или поздно случиться. У всего свои исторические предпосылки. Когда речь заходит о соглашении Сайкса-Пико, обычно подразумевается британский мандат. Хотя был ведь еще и Mandat français en Syrie. Он распространялся на территорию Сирии и Ливана, а также нынешней турецкой провинции Хатай. Французы никогда не питали иллюзий в отношении подпавших под их власть "туземцев". И на первом этапе не могли не принимать в расчет сложившиеся кланы, религиозные общины и ненавидящие друг друга этнические группы.

В двадцатые годы минувшего века застрявший в средневековье Ближний Восток переживал ренесанс. Восьмого марта 1920 года было провозглашено Арабское королевство Сирия. Оно просуществовало четыре месяца. Но от кровавых межусобиц за это время погибло больше людей, чем за четыреста лет османского ига. Остановить погромы не смогли даже французы. Поэтому, подавив путч Юсуфа аль-Азмы, генерал Анри Гуро разделил территорию королевства на шесть не зависящих друг от друга частей. В результате Дамаск с "окрестностями", включавшими в себя южную Сирию и почти всю Иорданию, стал государством (État de Damas). Как и Алеппо (État d’Alep). Получили свою страну также алавиты (Санджак Латакия) и друзы (Джабаль аль-Друз). А для поддержки христиан был создан Великий Ливан со столицей в Бейруте. Последней в сентябре 1938 года образовалась Республика Хатай (Санджак Александретта), которую турки аннексировали накануне Второй мировой войны, превратив в одноименную провинцию. Этот вынужденный раздел, идущий, кстати, вразрез с первоначальными требованиями французского мандата, спас сирийцев от геноцида. Страсти поутихли только к концу 1924 года, когда объединившиеся Алеппо и Дамаск сформировали государство. Но генерал Анри Гуро был уже к тому времени военным губернатором Парижа. А государственника такого уровня у Франции больше не нашлось. В конце 1936 года под давлением губернатора Эрнеста Шёфле алавитов и друзов снова насильно включили в состав Сирии. И это стало роковой ошибкой. Не только, кстати, для французов, которым через десять лет бесцеремонно указали на дверь. Алавиты не простили этого предательства. И когда в результате очередного военного переворота к власти пришел Хафез Асад, то он первым делом решительно отодвинул в сторону Париж, сделав безоговорочную ставку на Москву.

С его приходом Ближний Восток перевернул очередную страницу. Он стал первым региональным диктатором нового типа - коварного, хищного, не знающего пощады. Но чтобы объединить разрозненные и враждебные племена, одной жесткости было явно мало. Требовалась общенациональная идея. За основу взяли давно подзабытую концепцию "Биляд аш-Шам" - термин, означающий "великая Сирия". В ее состав кроме собственной должны были войти также территории Израиля вместе с нынешней палестинской автономией, Иордании и Ливана. А заодно частично и Ирака. Поэтому Асад и пошел на сближение с Тегераном. Эти планы, тем не менее, так и остались планами. Противостояние с Израилем едва не закончилось полной катастрофой. Пришлось уйти в конце концов и из Ливана. Сунниты Ирака и Сирии хоть и выступили единым фронтом, но под совершенно другими знаменами и лозунгами. До сих пор также накалены отношения и с Иорданией.

Единственной, пожалуй, цели, которой он действительно достиг, стала успешная "алавитизация" Латакии. До французского мандата в городе вообще не было алавитов, за исключением разве что прислуги. К моменту получения независимости они составляли менее 10 процентов населения, выполняя самую грязную работу и ютясь в нищенском районе ар-Рамель аш-Шемали. Хафез Асад переломил эту тенденцию, превратив Латакию в главные морские ворота страны. Сегодня в городе проживает свыше полумиллиона человек. И половина из них - алавиты. Вопрос в том, зачем понадобился этот демографический "эксперимент"? По-видимому, Асад-старший до самой смерти опасался возможного распада Сирии, а предпосылки к этому и в самом деле были, поэтому и спешил заранее обеспечить соплеменникам выход к Средиземному морю.

Говорят, от великого до смешного - один шарж. Весь парадокс в том, что там, где Асад собирался строить "великую Сирию", возрождается великий... Израиль. Да-да, тот самый - от Нила до Прата. Хотя сами евреи ради этого и палец о палец не ударили. На этой пока еще не израильской израильской территории сошлись две коалиции. Одну представляют Россия, Иран, Ирак, Ливан в лице вооруженных формирований "Хизбаллы" и Сирия. Другую во главе с США - Великобритания, Франция, Турция и страны Персидского залива. В общем, точно, как у классиков, то бишь пророков - "Парас, Куш и Пут... Гомер и все отряды его, дом Тогарма..." ( Йехезкель 38:5-6). Фактически это те самые 70 народов мира, которые Всевышний столкнул между собой, защищая таким образом сегодняшний Израиль. И "меч каждого будет против брата его" (там же, 38:21).

Чем закончится это противостояние? "Дамаск перестанет быть городом, и станет он грудой развалин" (Йешаягу 17:1). А земли вокруг него превратятся в "открытое поле" (Йехезкель 39:5), то есть скорее всего в пустыню. Что уже и происходит на наших глазах. Поскольку борьба с ISIS превратилась, по сути, в тотальное истребление как населенных пунктов, так и живущих в них людей. А как же Иерусалим? Распространится на весь Израиль, а Израиль - на весь мир. Иными словами, принесет свет народам мира, которые так страстно желают освободить его от "оккупантов". В этом ключе, наверное, следует рассматривать и ни к чему не обязывающий "наезд" UNESCO. Ведь те, кто голосовал за отлучение еврейского народа от его святынь, как будто сами воочию штурмовали израильскую столицу. Но "обратит Г-сподь, Б-г твой, все проклятия... на врагов твоих... которые преследовали тебя" (Дварим, 30:3, 5, 7).

За иллюзии тоже расплачиваются. И в этом опять же свое иррациональное зерно. Уже в самом написании слова "Иерусалим" таится какая-то тайна. Английский вариант включает в себя наименование Соединенных Штатов - JerUSAlem. А ивритское "Иерушалаим" почти созвучно, с одной стороны, с раша (רשע), что означает злодей либо преступник, а с другой - напоминает английское произношение России (Russia). Обе эти страны стоят сегодня перед историческим выбором. Дональд Трамп, обещающий вернуть Америке ее былое величие, может сделать то, что сделал почти 2550 лет назад царь Кир - дать отмашку на строительство Третьего Храма. В скобках заметим, что именно Кир Великий, основавший Персидскую империю от Фракии до Инда, вызывает наибольшую враждебность и ненавитсь иранских аятолл. Не менее важна и роль Владимира Путина. Перед ним та же дилемма: или противодействовать Трампу, или, наоборот, помогать ему. И тогда в стране всегда будет изобилие и овощей, и фруктов, и мяса с молоком. А Дмитрию Медведеву не потребуется оставлять записки в расщелинах Котеля. Даже если его переименуют в Стену Радости.