Maof

Friday
Nov 24th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Когда-то в годы моей молодости Леонид Ильич возвестил о формировании «новой исторической общности людей», названной им «советским народом». В принципе, он был не так уж далек от истины, если учесть, что народы определяются набором характеристических особенностей, включающим особый язык, особую культуру (под которой можно понимать не столько литературу/кино, сколько господствующие этические нормы/коды поведения) и особое понимание прошлого (под которым понимается общий, как сейчас выражаются, нарратив).

Позже этот советский комплекс получил емкое, а потому немного расплывчатое имя «совок». Это слово носило и носит пренебрежительный, зачастую ругательный оттенок – и незаслуженно. Совок и в самом деле был «особой исторической группой», и не так уж сильно отличался от других народов. Хотя мог бы, ибо принципиальной основой создавшей его модели ленинско-сталинского социализма была полнейшая аморальность, практическая реализация положения «цель оправдывает средства» – любые средства, причем, даже тогда, когда цель уже благополучно забыта и хозяева средств не очень-то понимают, зачем делается то, что делается.

Мог бы – но не отличался, поскольку вышеупомянутую аморальность полагалось скрывать. Помните знаменитый «Моральный кодекс строителя коммунизма»? Он на полном серьезе включал добросовестность и сознание общественного долга, уважение к старшим и заботу о младших, гуманизм и взаимопомощь, честность и непримиримость к проявлениям расизма, несправедливости, стяжательства, карьеризма… Вы скажете: на деле всё было иначе. На деле это представляло собой надстройку лжи, стоящую на базе социалистического людоедства. Верно, отвечу я. Но это была ложь во спасение – спасение человечности. Люди по крайней мере знали, «что такое хорошо, и что такое плохо» – то есть, как говорят в Одессе, «имели совесть», хотя и далеко не всегда поступали соответственно ей.

Но то, что происходит ТАМ сейчас, позволяет, видимо, заново вернуться к словам покойного генсека. Совка больше нет. На его базе совершенно отчетливо сформировалась и теперь расползается по миру другая «новая историческая общность людей», некий X-sovok, пока еще не получивший названия, но принципиально отличный от окружающих его цивилизованных народов.

Грубо говоря, это тот же совок – только открытый, решительно сбросивший маску «Морального кодекса»: циничный, хамоватый, наглый, уверенный не только в том, что «все воруют и все убивают», но и в том, что воровать и убивать правильно. Совесть? О чем вы говорите… – теперь само это понятие вызывает презрительную усмешку. Нормой поведения стало, похоже, полное отсутствие нормы, окончательно воцарившееся право силы, право лжи, право бесстыдства, право неверия, право бесправия.

Я уже когда-то писал о чем-то подобном, но окончательно сформулировал только сейчас, когда набралось достаточно материала. Не то чтобы я собирал его целенаправленно: российские новости меня мало интересуют. Материал поступает сам собой – телевизионными новостями, интернетовскими бурями, разговорами приятелей; а однажды мутировавший совок добрался до меня буквально физически – ручонками #старика_боссарта. Теперь уже можно с большой степенью уверенности сказать, что это явления одного порядка: #старики_боссарты, #бандиты_в_кремле и #жириновские_в_телестудиях.

Общность на то и общность, что все ее составляющие имеют схожие характеристические признаки. Вас поразила лексика нового российского дипломата? Но так там теперь не только говорят – так там теперь живут. Какие писатели, такие и послы, все правильно.

http://alekstarn.livejournal.com/139823.html