Maof

Friday
Aug 18th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Британцы и прочие представители цивилизованного мира стоят перед ясным выбором: умереть красивыми с правильными идеалами или пожертвовать своим чувством морального превосходства

Взрыв в Манчестере застал меня во время серии встреч с группой высокопоставленных представителей английских СМИ. В отличие от того, что принято думать у нас, что будто бы англичане придерживают свое суждение до того, как узнают все факты, я встретился с реальностью, в которой, помимо британской сдержанности, политкорректность требует от них полного отторжения/отрицания действительности.

В рамках попыток объяснить сообщения о взрыве и десятках амбулансов "трансляции отторжения" перешли на самый высокий уровень, чтобы не говорить само собой рзумеющееся. Один комментатор предложил версию, что взорвался газивый баллон и это вызвало истерию на месте, и поэтому люди пострадали при выходе зала. Другой предположил, что истерия вызвана мощностью динамиков.

Другие опции не высказывались в трансляциях сети BBC. Первое сообщение реального свидетеля было встречено скептично, а повторявшийся постоянно затем подтекст ведущих журналистов говорил, что нельзя позволить этому теракту создать отчуждение между мусульманами и другими общинами. Жертва виновата, а тот, кто пытается утверждать, что есть связь между исламом и террором, - тот исламофоб.

Может, стоит напомнить, что согласно данным журнала "Ближний Восток", кроме теракта в Манчестере именем ислама были убиты в Дарфуре еще 214 человек только 24 мая, а также 80 человек в Ираке, 60 в Сирии, 25 в Йемене, 11 в Афганистане, 5 в Пакистане и Сомали и 3 в Камеруне.

Через нескольких часов очевидная правда прояснилась, серия встреч, назначенных мне назавтра, была отменена. Премьер-министр Британии Тереза Мэй объявила о повышенной степени готовности, чрезвычайное положение ощущалось повсюду и реальность начала формулировать британцам две возможности: выберите хотите ли вы умереть, будучи полными чувства морального превосходства, смертью просвещенных с чистой душой, - или изберите жизнь.

Вроде бы выбор жить напрашивается. Ведь что может быть ужаснее убийства 22 человек - взрослых и молодежи, пришедших на рок-концерт? Но длительный провал борьбы с террором проясняет, что мы удовлетворяемся пустыми клише, потому что не можем заплатить цену нашей свободы.

Наши жизнь и свобода требуют слишком высокую цену: пожертвовать чувством морального превосходства. Речь не одет о принесении в жертву морали, а только отказе от искажений морали. Это чересчур тяжелая цена. Мы рабы постмодернистской и антиморальной культуры, и именем политкорректности не смеем думать, тем более говорить, что мы должны сделать, чтобы жить. Мы играем в корректную, но извращенную политическую игру и по пути готовы заплатить цену: продолжающийся террор против преставителей западной культуры - мужчин и женщин, стариков и детей, и все это по пути к коллективному самоубийству Запада. Именем защиты извращений морали и идеалов мы предпочитаем умереть "красивыми", чем жить "отвратительными".

"Выбери жизнь" означает признать, что проблема в исламе. Но тогда моральные кишки переворачиваются: Это не ислам, а только фанатичный ислам, нельзя обобщать. Но здравый смысл мобилизуется и говорит: верно, это не все мусульмане и не весь ислам, но сейчас после бесчисленного списка терактов на всех континентах, после того, как десятки тысяч уже убиты, - пришло время быть искренними с самими собой.

Как не все нацисты убивали, так и не все мусульмане убийцы. Вместе в тем, подобно всем тоталитарным идеологиям, политический ислам - это не только серия его ужасных реальных действий, он представляет широкий смысл своего потенциала. Это не всегда было так, и есть другие голоса в исламе, но к беде британцев и к беде мусульман самый доминантный политический голос ислама - это политическая теология, желающая уничтожить всех несогласных с ней.

Либеральное направление в исламе проиграло, а фанатичное направление ислама побеждает нокаутом во внутриисламской борьбе. Оно устанавливает тон в мире. Убийственный потенциал, заложенный среди приверженцев этой религии, реализуется вновь и вновь. Когда варварская вера получает современное оружие, миллионы погибают. Когда варварская вера, имеющая современное оружие, встречает общество, не готовое воевать за свою жизнь, результат - уничтожение.

Вновь тот же выбор встает перед нами - израильтянами, британцами и другими цивилизованными людьми - будут ли в нас душевные силы победить наши искажения нашей морали? Будут ли в нас душевные силы бороться за свободу и жизнь? Будем ли мы смелыми сказать, что проблема - это ислам, который в своем толковании как тоталитарная политическая идеология не готов признать ценность человеческой жизни?

После того, как у нас будет мужество признать проблему, будет ли у нас смелость воевать с ней соответственно? Есть ли в наши дни у западного общества моральные инструменты, чтобы бороться с убийственной тоталитарной идеологией, основа которой религиозная? Остались ли в нас душевные силы бороться за жизнь? Сомневаюсь.

("Макор ришон" 26.05.2017)

Перевел Моше Борухович