Maof

Saturday
Jan 16th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Флаг Хамаса над Нецарим станет оправданием 37 лет террора. Причины ухода Израиля из Газы не будут иметь никакого значения на улицах исламского мира. Если террор сможет освободить Газу, почему нельзя повторить это на Западном Берегу, в Галилее, индийском Кашмире или демократическом Ираке? Зачем соглашаться на компромисс, если террор делает излишней необходимость идти на уступки?
Зал в одном из багдадских ресторанов затих, глаза всей публики были прикованы к телевизору. Это происходило 29 января 2004 года. Телекамеры всех арабских новостных служб были направлены на взлетно-посадочную полосу бейрутского аэропорта, на которую должен был приземлиться германский транспортный самолет.  Израиль только что освободил шейха Абдель Карим Обейда, бывшего руководителя оперативных операций Хезболлы в южном Ливане, просидевшего в израильской тюрьме 15 лет. У сидящих в зале членов группы прозападно настроенных иракцев в глазах стояли слезы. «Первой победой арабов над Израилем был уход Израиля из Ливана в мае 2000 года. Это – вторая победа», - объяснил иракский профессор.
Шестью неделями ранее премьер-министр Ариэль Шарон объявил о своем плане одностороннего ухода из полосы Газа. Значительное большинство израильских политиков осторожно одобрили этот шаг. И в то время как европейские дипломаты нервно пожимали друг другу руки, президент Джордж Буш назвал план Шарона «историческим и смелым».
Но ничего не может быть дальше от правды, чем это. И если израильтяне могут опасаться гражданского и политического раздора в том случае, если поселенцев начнут выбрасывать из их домов, то план Шарона не только вдохнет новую энергию в терроризм в Израиле, но и поощрит его как приносящую плоды тактику в международном плане.
Телевидение на Ближнем Востоке обладает огромной силой. Такие арабские спутниковые телестанции, как базирующаяся в Катаре Аль Джезира, станция Хезболлы Аль-Манар и иранская Аль-Алам обрушивают на своих зрителей потоки информации о поражениях Америки: уход США из Бейрута в 1983 году и бегство из Могадишо десятью годами позднее. Каждым вечером в Багдаде можно видеть по телевидению, как  американские дипломаты бегут из Вьетнама. И иракская публика получает ясный сигнал: Буш может говорить, что Америка всегда остается сильной, но она, на самом деле, слаба. Аль Джезира прекрасно овладела мастерством подачи информации. Если день проходит без жертв со стороны американцев, телестанция попросту вновь показывает взрыв придорожного фугаса, произведенный накануне.
Иранское телевидение кормит свою публику в прайм-тайм подобными сюжетами. В то время как критики восторгаются последними иранскими художественными фильмами, нормальная диета для обычных иранских граждан выглядит совсем иначе. Сидя в кинотеатре Шираз, заполненном иранскими солдатами, я смотрел фильм в стиле Рембо, в котором боевики Хезболлы сражаются с беспомощными израильскими солдатами. Я старался оставаться безучастным, в то время как толпа начинала вопить «Смерть евреям», глядя на происходящее на экране. Солдатам все было ясно – насилие приносит плоды.
Живые телевизионные картинки могут обладать равной силой воздействия и на  израильском телевидении. Старожилы Израиля помнят, как 20 лет назад они наблюдали на телевизионном экране столкновения между жителями Ямита и солдатами во время эвакуации этого поселения. Но в то время как такие картинки могут оказать громадное влияние на израильских избирателей, и их реакция может побудить некоторых министров правительства отказаться от поддержки плана Шарона, картинки, которые последуют вслед за этим, могут нанести еще больший вред Израилю и Соединенным Штатам. Вид флагов Хезболлы и Хамаса, развевающихся над такими израильскими поселениями, как  Нецарим и Кфар Ям, торпедирует не только надежду на всеобъемлющий мир между арабами и Израилем, но и надежду на прекращение террора в Ираке, Турции, Кашмире, а также против Запада в целом.
Израильтяне и кое-кто в палестинской администрации, может быть, вполне искренни в своем желании  достичь мира, но есть большое количество противников мира не только в ливанских и сирийских лагерях беженцев, но и в суннитском треугольнике Ирака, на базах иранской Революционной гвардии и в пакистанских медресе. Флаг Хамаса над Нецарим станет оправданием 37 лет террора. Причины ухода Израиля из Газы не будут иметь никакого значения на улицах исламского мира. Если террор сможет освободить Газу, почему нельзя повторить это на Западном Берегу, в Галилее, индийском Кашмире или демократическом Ираке? Зачем соглашаться на компромисс, если террор делает излишней необходимость идти на уступки? Есть предел выносливости Запада. Ни израильтянам, ни американцам не стоит предполагать, что их оппоненты не захотят платить цену за продолжение насилия. Приближается день Ашуры (день траура по имаму Хусейну, убитому в 680 г.н.э. – Прим. перев.), и миллионы шиитов будут ритуально проклинать сегодняшних суннитских лидеров, как если бы Хусейн был убит вчера.
Цена продолжающегося террора и мятежа может быть высокой, но самим инициаторам террора нечасто приходится платить ее. В начале января этого года мне довелось интервьюировать иракцев, бежавших от насилия в северном городе Мосул. Каждый из них, без исключения, сказал, что мятежникам, наводнившим город, было от 13 до 19 лет от роду; все они сетовали, что руководители мятежников используют  легко поддающихся влиянию юнцов как пушечное мясо. Но до тех пор, пока нефтяные арабские страны и Иран желают субсидировать подстрекательство по телевидению, в школах и мечетях, недостатка в рекрутах не предвидится. И не только израильтяне – иракцы, индусы, турки, американцы и европейцы будут платить эту цену.
Стремление к миру – благородное желание, но Шарон рискует. Его мотивы – искреннее желание достичь мира или эгоистическое стремление оставить другой след в истории – не имеют значения. Односторонний уход – безответственный шаг. Если бы Газа была частью всеобъемлющего соглашения, картины флагов Хамаса над ней были бы несущественны, так как их балансировали бы флаги над израильскими посольствами в Дамаске, Риаде и Тегеране. Но если Шарон будет продолжать реализацию своего плана одностороннего размежевания в Газе, поколения в самом Израиле и за его пределами будут принесены в жертву ликвидации последствий его наследия.

Майкл Рубин – научный сотрудник в институте «Американ Энтерпрайз» и редактор журнала «Мидл Ист Куотерли».

Опубликовано в газете «Гаарец» 28 января 2005 года.
Перевод с английского Эдуарда Маркова, МАОФ
Февраль 2005 г.