Maof

Friday
Apr 19th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
*В течение последних 45 лет США пытались усмирить антиамериканских иранских аятолл с помощью драматических финансовых и дипломатических жестов, продвигать дело прав человека и демократии в Иране, а также способствовать мирному сосуществованию между Ираном и его соседями - арабами-суннитами. Фактически, 45-летний дипломатический выбор США в отношении аятолл преуменьшил центральную роль идеологии аятолл и их послужного списка, полагая, что «деньги говорят». США ожидали, что драматические финансовые и дипломатические жесты заставят аятолл отказаться от своего 1400-летнего фанатичного видения и стать конструктивным членом мирового сообщества.

Однако, как и ожидалось, иранские аятоллы не позволили финансовым и дипломатическим искушениям выйти за рамки их империалистической насильственной идеологии. Более того, они воспользовались щедрыми жестами США, усилив внутреннее угнетение и преследования, а также усилив свою решимость унизить и победить «Великого американского сатану», расширяя антиамериканский глобальный терроризм, незаконный оборот наркотиков, отмывание денег и распространение современного оружия все больше и больше в Латинской Америке от Чили до границы США и Мексики.

Кроме того, стремление США заключить еще одно соглашение с антиамериканским Ираном, ухаживание за антиамериканским «Братьями-мусульманами» (крупнейшей суннитской террористической организацией) и исключение антиамериканских хуситов из террористического списка, одновременно оказывая давление на Саудовскую Аравию, ОАЭ и Египет подтолкнули эти страны к сближению с Китаем и Россией в военном и коммерческом плане.

*В 2024 году Госдепартамент США выступает за создание палестинского государства к западу от реки Иордан, утверждая, что оно будет мирно сосуществовать с Израилем.

Однако все проамериканские арабские режимы систематически ограничивали свою поддержку предлагаемого палестинского государства разговорами, демонстрируя при этом вялую или негативную позицию.

Более того, Государственный департамент преуменьшал значение палестинского послужного списка и идеологии, основывая свою политику на субъективных и спекулятивных сценариях будущего и дипломатических палестинских заявлениях. Но проамериканские арабские режимы сосредоточили внимание на подрывной и террористической деятельности внутриарабских палестинцев в Египте (1950-е годы), Сирии (1960-е годы), Иордании (1968-70 годы), Ливане (1970-1982 годы) и Кувейте (1990 год). Эти проамериканские арабские режимы признают деспотический, коррумпированный и террористический характер палестинского руководства, а также его глобальный послужной список (например, сотрудничество с нацистской Германией, советским блоком, иранскими аятоллами, Сев. Кореей и Венесуэлой, а также обучение международных террористов).

Эти арабские режимы пришли к выводу, что такая мошенническая репутация определит характер предлагаемого палестинского государства, что приведет к дальнейшей дестабилизации региона, предоставив Ирану, России и Китаю расширенный плацдарм на Ближнем Востоке.

В отличие от Государственного департамента, они осознают, что палестинское государство к западу от реки Иордан обречет проамериканский хашимитский режим к востоку от реки, превратив Иорданию в главную платформу исламского терроризма, угрожая каждому проамериканскому, нефтедобывающему арабскому режиму. Это принесет прибыль Ирану, России и Китаю и нанесет серьезный удар по мировой торговле, экономике и национальной безопасности США.

*В 2011 году госсекретарь Блинкен (тогда советник по национальной безопасности вице-президента Байдена) и советник по национальной безопасности Салливан (тогдашний директор политического планирования Государственного департамента) сыграли ключевую роль в военном наступлении НАТО под руководством США против Каддафи, стремясь остановить серьезные нарушения прав человека.

Как и ожидалось, инициатива США привела к вулканической турбулентности в Ливии, которая травмировала регион с 2011 года, разжигая исламский терроризм в Европе, Египте, Северной и Центральной Африке и на всем Ближнем Востоке, превращая Ливию – мягкое подбрюшье Европы – в бурную страну, платформуа глобального исламского терроризма, наркоторговли, вопиющих нарушений прав человека и серии гражданских войн с участием Турции, Катара, Италии, России, Египта, ОАЭ, Саудовской Аравии и Франции.

* Руководствуясь благородными намерениями, Государственный департамент систематически пытается подчинить 1400-летние бурные, непредсказуемые, крайне нетерпимые, недемократические, сильно фрагментированные, изменчивые и немирные межмусульманские и межарабские отношения западным ценностям - таким как мирное сосуществование, демократия и права человека. Создание альтернативного, нового Ближнего Востока было подчеркнуто ссылкой Foggy Bottom’s на продолжающуюся турбулентность на Арабской улице как на «арабскую весну», а не на «арабское цунами», которое все еще бушует от Северо-Западной Африки до Ирана (например, 10 миллионов беженцев с 2011 года; 11 миллионов мусульман, убитых с 1948 года, из которых 35 000 – 0,3% – были связаны с арабо-израильскими войнами).

*Госсекретарь Энтони Блинкен и советник по национальной безопасности Джейк Салливан могут принять во внимание следующий совет профессора П.Дж.Ватикиотиса, который был ведущим историком Ближнего Востока в Школе восточных и африканских исследований Лондонского университета (арабская и региональная политика на Ближнем Востоке):

«В обозримом будущем межарабские разногласия и конфликты продолжатся… Это особенность территории, которая останется более или менее постоянной. Вопрос об американских вариантах в первую очередь должен быть решен на основе этой фундаментальной реальности: межарабские отношения нельзя помещать в спектр линейного развития, переходя из ада в рай или наоборот. Скорее, их курс отчасти цикличен, отчасти прерывисто-спирален и всегда время от времени останавливается в какой-то серой зоне… До сих пор заключаются договоренности с правителями и режимами, готовыми к мятежу и переворотам. Это условие само по себе делает отношения между арабскими государствами, а также между ними и внешними державами особенно трудными… (Arab and Regional Politics in the Middle East, стр. 77-115)»

theettingerreport.com/