Maof

Thursday
Jan 28th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
В июле прошлого года отряды полевых командиров Шамиля Басаева и Хаттаба аль-Рахмана вторглись на земли Дагестана. В труднодоступных горных аулах новоявленного "имама Шамиля" с ликованием встречали его многочисленные местные единомышленники. Так начался очередной поход "воинства Аллаха" против "ненавистной власти неверных над народами Северного Кавказа". Идеолог "освободительного движения" - Мовлади Удугов поведал тогда западным журналистам, что целью нынешнего Газавата является изгнание русских захватчиков и создание в северокавказском регионе независимого исламского государства. Весьма любопытно, что сам Шамиль Басаев и его брат Ширвани своему летнему походу дали название -"Первый этап операции Гамзат-бек".

Уже после начала боевых действий, в Дагестан приехал первый замминистра внутренних дел России - Владимир Колесников. В связи с последними событиями в этой республики, ему пришлось неоднократно выезжать из Махачкалы и общаться со многими работниками своего ведомства на местах. Одним из первых, с кем встретился высокопоставленный гость из Москвы, был генерал Адильгирей Магомедтагиров - глава МВД Дагестана. Во время разговора с ним, Колесников спросил: "кто это такой их Гамзат-бек? Что-то я не встречал этого имени в последних ваших отчетах." - "Не их, а наш!", с легкой усмешкой поправил своего шефа Адильгирей, видимо имея ввиду, что Гамзат был уроженцем Дагестана, аварцем по происхождению, возглавлявшим движение дагестанских народов в борьбе против царской России. Однако Владимир Колесников историю кавказской войны XIX века в школе не изучал, а поэтому с привеликим недоумением уставился на своего собеседника. Он никак не мог уразуметь, как это представитель федеральной власти считает какого-то Гамзат-бека, столь почитаемого Басаевым и его бандой,"своим человеком". "Может это особо секретная операция дагестанских коллег, по внедрению в НВФ" (незаконные вооруженные формирования) - подумал московский чиновник. "Тогда почему не доложили!" - недоумевал он. Из дальнейшего разговора с начальником дагестанского МВД, заместитель российского министра понял, что Гамзат-бек, к сожалению не является тайным агентом их ведомства или какой либо иной силовой структуры. Адильгирей поведал Колесникову, что этот самый Гамзат оказывается еще в 30-е годы прошлого столетия воевал с русскими, стремясь изгнать их с земель Восточного Кавказа. Он и его сподвижники, рассказывал хорошо знающий историю родного края Адильгирей, повсюду насаждали законы ислама, желая, подобно сегодняшним ваххабитам, создать на этой земле "истинно исламское государство". "Хорошо, признаю: между тем, что происходило тогда и нынешними событиями существует определенная аналогия. Однако зачем же Басаев назвал именно этим именем свой поход на Дагестан, ведь все же твой Гамзат-Бек жил черти знает когда, уж наверняка мало кто теперь о нем помнит" - продолжал недоумевать Колесников. На это он услышал короткий и при этом полностью исчерпывающий ответ - "Будущее Кавказа - это всегда лишь его далекое прошлое." Больше вопросов у московского гостя не было.