Maof

Monday
Oct 23rd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 
(Пьеса во многих действиях. Действие пятое)

Анекдот: «Господин Рабинович! Почему Вы покидаете Российскую Федерацию?
- Из-за проблем гомосексуализма.
- А нам казалось, что у нас с этим сейчас все в норме…
- Вот именно!.. При Сталине за это расстреливали, при Хрущеве – сажали, при Путине это в моде. Поэтому я уезжаю заранее, пока это не стало быть в принудительном порядке…»


УРОК ДЕМОКРАТИИ.

Мария Абрамовна, входя в класс.

М.А.Ж – Здравствуйте, дети! (И не получив ответа, продолжает). – Сегодня мы будем изучать основы израильской демократии – единственной демократии на Ближнем Востоке…

Вовочка: - А английский когда будет?..

М.А.: - Нам не нужен английский! Если возникнет в нем потребность, наймем филиппинцев… Итак, я начинаю! Демократия – это свобода. Свобода человека, не похожего на тебя, делать то, что ему хочется. А ты должен смотреть на этого человека, который делает вещи, неприятные, противные тебе или даже опасные, и понимать, что он имеет право делать все, что ему вздумается, потому что это – демократия. И поэтому – у меня ко всем вам вопрос: как нужно относиться к вашему ближнему, который делает то, что вам кажется противным?

Машенька: - Его надо любить!

М.А.: - Молодец, Машенька!

В.: - А я бы ему в морду дал!

М.А.: - Вот поэтому, Вовочка, тебе нужно учиться, учиться и учиться демократии! И кушать риталин килограммами для успокоения нервной системы и подавления антидемократических импульсов. Хочешь парочку таблеток? Они свежие. Мне их сегодня утром директор школы дал для раздачи в классе… Вот сабра-кактус их принимает каждый день, и у нас с ним нет никаких дисциплинарных проблем…

В.: - Пожалуйста, продолжайте, Мария Абрамовна… Я догадываюсь, о чем Вы хотите говорить: о половом воспитании, да?..

М.А.: - Мои дорогие дети! Враги убили цвет нашего общества – наших гордых гомосексуалов! Сам президент государства, провожая жертв террора в последний путь, сказал: «Враги стреляли не только в вас, но и в меня!..»

Машенька (с ужасом): - И он тоже передаст?

В. (Машеньке на ушко): - Он самый главный передаст!..

М.А.: (со слезами в голосе, обводя рукой весь класс): - …И в вас, дорогие дети, тоже враги стреляли!..

М. (в панике): - И весь наш класс – тоже… того?..

М.А.: - И во всех граждан государства Израиль!..

В.: - Так я и знал!..

М.А. (быстро спустившись с небес на землю, будничным тоном): - Что ты имеешь ввиду, Вовочка?..

В.: - Вот так и выглядит ваше государство передастов: передали Гуш Катиф, передали Иудею и Самарию, передали…

М.А.: - Замолчи, Вовочка!..

В.: - А мы на уроке демократии! Как Вы, Мария Абрамовна, должны относиться к человеку, который высказывает противную Вам точку зрения? Так вот, передали Иерусалим, передали наших друзей – южноливанскую армию, передали поселенцев и жителей Сдерота…

М.А.: - Вовочка! Выйди из класса!..

В. (встает, таща за собой по полу незастегнутый ранец и бурчит): - Демократия называется!.. В гробу я видел вашу демократию… И вообще, вы меня больше не увидите! Надоело мне ваше государство Передаст! Прощайте!..

М.: - Вовочка! Ты уезжаешь?..

В.: - Навсегда!..

У Машеньки слезы брызгают у нее из глаз. Она выскакивает из класса вслед за Вовочкой. За ней бегут Петенька и Хаимке.

Вовочка садится на ступеньку лестницы.

Дети (хором): - Куда ты уезжаешь, Вовочка?

В.: - В вольную страну Ваунату… Мой папа нашел в нашем семейном архиве документы, подтверждающие, что он – прямой потомок самого святого Джона Фрума!..

Петенька: - А это кто такой?

В.: - У ваунатов есть хорошая религия: они поклоняются американским военным самолетам времен Второй мировой войны. Их верховный бог – Джон Фрум, который, спускаясь с небес, одаривал аборигенов кока-колой и сигаретами… А теперь оказалось, что мой папа – сын божий, а я – божий внук…

Петенька: - Вовочка, а почему ты уезжаешь? Скажи нам правду…

В.: - Из-за демократии и гомосексуализма… Вот ты, Машенька, кончишь школу, выйдешь замуж за своего Махмуда и уедешь в Калькилию. Некоторых девчонок родители увезут за границу, оставшиеся станут датишными, оденут парики и длинные платья и будут жить в Бней-Браке…

Петенька (жеманно): - А я?

В.: - Вот от таких, как ты я и уезжаю… Через двадцать лет здесь не останется ни одного светского человека – одни религиозные и арабы…

Хаимке: - Как жаль, что ты, Вовочка, уезжаешь… Ты был единственным нормальным человеком во всем этом зверинце, куда меня родители бросили на съедение всему этому зверью..

В.: - Не грусти, Хаим!.. Я дам тебе совет, и ты будешь в классе вместо меня!.. Помнишь, я как-то рассказывал, как мой папа приходит домой?

Х.: - Да, конечно! Я все помню, что ты говорил!..

В.: - Ну, тогда давай, действуй! А я посмотрю, как у тебя получится…

Хаимке (подходит к классной двери, набирает полную грудь воздуха, отшвыривает ногой дверь в класс и кричит): - Ну что, сволочи! Не ждали?.. (и, не давая Марье Абрамовне раскрыть рот, заявляет) - А если ты, училка, пищать будешь, то назавтра я приведу своего Отца! – (и чтобы не было и тени сомнения, кого он имеет ввиду, Хаимке поднимает палец к небесам).

Две двери хлопнули одновременно: входная школьная дверь и дверь класса. В школе стало тихо. Начинался урок. Урок иврита.