Maof

Sunday
Feb 25th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Участникам сегодняшней вечерней прогулки в Иерусалиме («Консулы, хасиды и просто евреи») – посвящается.

Жил –был на свете простой еврей, хасид даже, вроде. Одинокий, без детей…бедный очень, потому как академиев не кончал, да и толку от них в старом Иерусалиме, точнее на улице Эйн Яаков в Меа Шеарим, толку и не было бы. Тогда историческая эпоха еще не соответствовала, а сегодня…вроде как уже не соответствует, к сожалению… И все что делать умел, и делал неплохо было – стенки красить, людей радовать: белизной, голубизной…на любой колер, только попроси. Так и прозвали его Эфраим Калахер, на языке Ашкеназа, а по- нашему, по- сионски, короче: «hа-Саййяд», белильщик, значит.И еще любил он одну мицву – поднимать ни свет ни заря евреев с коек на «ватикин» или «слихейс», к примеру. И минимум 10 лет таким неблагодарным делом занимался. И детей – в талмуд-тойре, тоже видать, будил. Как только подумаю, что бы в форточку ответствовал такому «будильнику!…Лучше не думать! Даже в «пашквиле» (афише на стенках…это тогда , да и теперь , вместо радио было, а в них доброе слово редко-редко, все больше – херем, да нидуй, да «гвалт, иден!») особо отмечен был, как в приказе с занесением на Доску Почета. Так,мол, и так -
. מעורר ישנים באשמורת הבוקר....מקיץ נרדמים ללמוד תורה לשמה
А еще – все деньги от своих небогатых заработков вкладывал в постройку маленького «Штибелах», молельни , в которой миньян сменяет миньян, и кто бы ни зашел, и когда бы не зашел – всегда можно присоединиться, ну, или полчасика подождать…и новый миньян начнется…
И штукатурил сам и красил. Эдакой помесью был Сапожника Тыквы с Тимуром и всей его командой. Просто еврей …странный, чудак, наверное, но ЕВРЕЙ… Никак, вот, не могу его злобным или нехорошим представить…да и незачем. А штибелах эти набрались рядом один с другим аж в количестве 6 или семи, соединились в этакий муравейник , переходами… И его штибелах так по его имени и назвали . Все знали, что значит – встретиться «у Калахера» А потом, когда уже давно его не стало, в 1991 деньги появились большие , перестроили все эти каморки, получился шикарный комплекс, богатый, новенький, но уже без того, что раньше было. Только имя его где –то еще звучит…, «у Калахера».
Зачем я про все это пишу? Сказочку на на ночь обещал своим сегодняшним экскурсантам. Но вряд ли они ее сегодня прочтут (я сам вернулся из Иерусалима в два ночи).
Хотелось рассказать им о «просто еврее», около его штибелах , хотя бы и престроенного. Ведь все знают из «Синей Птицы», что нужно душам в Стране Воспоминаний? Просто, вспоминать о них почаще, чтобы они там не засыпали… Да и принцип «память и имя» -
יד ושם еврейский вообще-то.
И не моя вина, что рассказать это не удалось, хотя так хотелось докончить начатый рассказ, в ночной густой тени, снаружи, у вроде бы теплых, издалека, и добрых окон штибелах, с такими домашними , трогательными занавесками. И просьба дать людям услышать о том, хорошем, чем можно гордиться, потонула в плевках и воплях. И не вина ребе Калахера, что никому сегодня имя его не нужно…точнее – якобы, не нужно, чтобы знали о нем дальше улицы Эйн Яаков…ведь за ней, как нам весьма популярно и более чем в доходчивых выражениях объясняли те, кто считают себя его наследниками, кончается мир, кончаются евреи…и знание о них никого не должно интересовать… И вообще, нет до этого дела нам - гоям и свиньям в кипе, надевающим тфилин, и шиксам, по странной причине, видимо из особой извращенности, носящим длиные юбки, рукава, платочек., которые почему-то должны убираться в Уганду вместе с покойным Герцелем (такие вот видать странные врианты истории изучали). И все мы – чужие, и город и воздух – не наше…
А вот всего лишь пару дней назад, на предыдущей прогулке, еврею с Балкан, построившего в 19 в. в своей квартире на арабском рынке в Старом Городе (!) синагогу, куда собирались привлеченные им евреи- лавочники оттуда же, повезло побольше. Абдуллы и Арафаты, трясшие там своими коврами и галабиями как-то не возражали, когда я о нем рассказывал...
Потому и приходится сейчас, в Кдумим, потерпеть, не свалиться со стула, и сказочку все-таки рассказать, хотя бы- чтобы выполнить обещание, данное мною участникам сегодняшенй прогулки , да и самому маляру Эфраиму Калахеру. Спокойной ночи, евреи и не только.


"Живой журнал" mangupli