Maof

Saturday
Oct 21st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Провокативные выражения Герцога предназначены, чтобы отвлечь внимание от следствия, но худшее для него еще впереди

Даже Шауль Мофаз образца 2012 года не позавидовал бы нынешнему Ицхаку Герцогу. Последний месяц был для него нескончаемой серией бед. Падение в опросах; разрушительное полицейское расследование; сопартиец Бахалуль и террористы; и когда Герцог уже лежал нейтрализованный на земле, подоспело "Мы не любим арабов". По сравнению со всем этим пережитая им позавчера авария в его роскошном автомобиле показалась вносящей разнообразие.

В эти дни не ясно является ли Герцог ярмом для его партии или наоборот. Создается впечатление, что оба ответа верны (прим.перев. - т.е. принадлежность к партии Авода также является ярмом для политика) Основное чудо не в том, что, согласно опросам, 10 мандатов уходят от этой партии, а в том, что 14 еще остаются. Трудно представить хотя бы одного избирателя, в котором бы мирно уживались пренебрежение Герцога к арабам с поддержкой террористов Бахалулем (арабским депутатом от Аводы).

Высказывания Герцога - это встреча стратегии с тактикой. Его последовательная стратегия с момента оглашения результатов выборов - изображать сдвиг вправо - к центру политической системы. Его признание, что партия Авода воспринимается как любящая арабов - возможно, не элегантное и не политкорректное высказывание, но оно поразительно точное. И засвидетельствуют это 5 миллионов SMS в духе "арабы стекаются (на избирательные участки)", принесшие Нетаниягу победу на выборах.

Тактика подтолкнула Герцога сказать именно на этой неделе, что, увы, партия воспринимается любящей арабов. Когда политик идет на допрос в полиции с бутербродом в кармане, любые средства пригодны, чтобы отвлечь внимание от того, что он является подследственным, и напомнить, что он председатель оппозиции. Любая провокация приемлема. Даже если дело будет закрыто за недостатком улик, ущерб для него от следствия уже почти необратим.

Герцог - достаточно умный политик, чтобы понимать, что он наблюдает сейчас свою агонию. И так он уже превысил среднюю продолжительность политической жизни председателей в Аводе. Яхимович подкладывает ему мины, Маргалит вопит на него, Бахалуль с удовольствием закрывает счет. 22 из 24 депутатов от его фракции отказались на этой неделе дать интервью в его поддержку.

И самое худшее для него еще впереди. Сила Герцога в Аводе опирается, в основном, на союз с председателем Гистадрута Ави Нисенкореном. Центробежная сила под названием Шели Яхимович со значительной вероятностью расколет этот союз. Яхимович колеблется между стремлением к должности председателя партии и тягой к креслу председателя профсоюза. В обоих случаях у нее есть шансы победить. Герцог знает, что Нисенкорен может соблазниться идеей поддержать Яхимович на праймериз в Аводе, чтобы сохранить свое кресло в Гистадруте, а Нисенкорен знает, что Герцог может соблазниться идеей поддержать ее на выборах председателя профсоюза, чтобы сохранить свое кресло в партии. Один из них должен будет выстрелить первым.

Отсюда вопрос: чего хочет Яхимович? Вроде бы, ответ очевиден. Политики - от Никсона до Нетаниягу - всегда хотели вернуться на пост, с которого были сброшены. С другой стороны, еще одно разочарование на избирательных участках - почти очевидное в случае Яхимович - не особенно воодушевляет.

Центральный вопрос тут менее касается политики, а больше психологии. 10 лет Яхимович находится в политике - но ни одного дня в правительстве или вообще в коалиции. Для нее оппозиция - это не временное политическое положение, а душевная позиция. Как Лапид и в телестудии и в партии Еш атид искал консенсусе или хотя бы говорил об этом, Яхимович всегда атакует снаружи: и в качестве кусачей журналистки и в позиции лягающей политиканши. Ее каденция во главе Аводы подчеркнула ее неумение и нежелание прийти к компромиссу. Она далека от этого. До сих пор она не поняла и не сказала, что окружающая действительность изменилась, но при этом она хочет сделать политическую карьеру.

Поэтому следующее предложение - это оценка: нет должности, более подходящей для Яхимович, чем руководство профсоюзом. И влияние, и снаружи. И руководство бюджетом организации и людьми, и возможность устраивать правительству оторванные годы. Быть коронующей политиков в Аводе, не опасаясь дворцового переворота. Короче, это ей подходит.

("Макор ришон" 22.04.2016)


Перевел Моше Борухович
МАОФ