Maof

Wednesday
Sep 23rd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Патриот, воюющий за спасение еврейского народа, или циник, борющийся за свое выживание? Крупный политик международного уровня или слабый человек, управляемый своей женой? Политический маг и магистр, победивший всех конкурентов, или неисправимый параноик? Оратор Божьей милостью или обладатель 3-ей академической степени по сенсационным трюкам? Сильный политик, стоящий против всего мира, или ходящий зигзагами, не умеющий принять решение? В Нетаниягу в начале его 3-ей каденции есть всего понемногу

"Вы образец служения обществу в самом лучшем смысле этого слова - благодаря Вашим принципам, Вашей порядочности и прямоте. Все это нашло выражение во всей Вашей деятельности, и я уверен, что к моим словам присоединяются все министры правительства" (министр Бени Бегин - Биньямину Нетаниягу на заседании правительства месяц назад).

"Если завтра меня положат в больницу, он позвонит и придет навестить один раз. Но во время этого визита он проверит, можно ли меня еще использовать. Если нет - ясно, что у него не будет сантиментов. Он найдет мне замену, не моргнув глазом" (один из помощников Нетаниягу)

Ему 63 года, он 7 лет был премьер-министром, на пути к 3-й каденции на этом посту, но что-то в этом неоспоримом лидере Израиля все еще остается загадкой. Нет, сомнения, что он государственный деятель с редким потенциалом, но и политик-хохмолог, у которого граница между правдой и вымыслом всегда неразличима. 25 лет его жизни прошли в свете прожекторов, и все же значительные части его личности, его соображения при принятии решений, его функционирование на посту покрыты туманом. Иногда его описывают как гения, иногда как ничтожество. Даже в эти дни много вопросительных знаков витает над его шагами, особенно в политической сфере. Желающий понять не найдет объяснения. Если найдет - не поймет. Нетаниягу ходит между нами, но по-прежнему недостижим. Или, как формулирует это один из его знакомых: "Ты можешь все больше и больше приближаться к нему, но в конце, когда ты уже буквально рядом - ты упираешься в стену".

Так кто же он Биньямин Нетаниягу? Еврейский патриот, для которого благо государства Израиль выше других соображений, или циничный оппортунист, которого интересует только удержаться у власти? Крупный международный государственный деятель или слабый человек, управляемый своей женой? Политический маг и магистр, победивший всех конкурентов, или неисправимый параноик? Оратор Божьей милостью или обладатель 3-ей академической степени по сенсационным трюкам? Настоящий интеллектуал, жаждущий знаний, или манипулятор без тормозов? Сильный политик, стоящий против всего мира, или беспозвоночный ходящий зигзагами?

Перед окончанием формирования правительства и после бесед со многими его знакомыми можно сказать, что во всех вышеприведенных описаниях есть доля правды. С одной стороны, Нетаниягу - один из немногих израильских премьер-министров, которые при жизни вошли в лигу международных лидеров. В этом смысле его успех в постановке иранской темы на международную повестку дня превращает его в самого крупного израильского государственного деятеля за всю историю современного Израиля - ведь еще не было израильского лидера, поставившего дипломатическими (не военными) инструментами какой-либо вопрос на мировую повестку дня. С другой стороны, во всем, что касается его личного поведения, Биби - холодный, непростой человек, инструменталист, почти лишенный чувств, целеустремленный, обладатель огромной воли - вплоть до обсессии, и при этом страдает от внутренней неустойчивости, приводящей его к частой смене мнения.

Много написано о Нетаниягу, я не уверен, что можно сказать что-то новое. Он справедливо полагает, что многие СМИ искажают его образ. Иногда это справедливая критика его, чаще нападки на него следуют из личных или идеологических сведений счетов. Изъяны в его личности - не больше, чем у его предшественников. Во всех проведенных мной беседах никто не утверждал, что Нетаниягу не достин поста премьер-министра. Наоборот. Даже те, что покинули его по пути, продолжают высоко оценивать его. С другой стороны, никто не идеален. Итак, перед его 3-ей каденцией мы попытаемся рассказать, кто Биби как человек и как он ведет себя за кулисами.

Лично утверждает график встреч

Биньямин Нетаниягу - один из самых умных людей, крутящихся среди нас, тем более, в политической системе. Он одарен способностью быстрого понимания, огромными знаниями в различных областях и феноменальной памятью. С этими талантами и с его любовью к шахматам он умеет рассчитывать на несколько шагов вперед. Еще до того, как его противники успевают понять, что происходит, он опережает их на 3 шага.

Нетаниягу, как свидетельствуют знающие его, целенаправленный человек, определяющий цель и не ослабляющий хватки. Он движим огромной внутренней мотивацией, иногда он настолько сосредоточен на цели, что другие вопросы забрасывается до последнего момента, когда уже обязаны заниматься ими. Премьерство - это цель. Иранская проблема - это цель. Усиление Израиля - это цель. Устранение противников, остановка инфильтрантов, передача мессиджей - все это цели, которых надо достигнуть и все законные пути годятся. Другие вопросы отодвигаются вне его сознания.

Действительность вокруг себя Нетаниягу читает как карту интересов. Только интересов. Другие личные качества, вроде дружбы, верности и чувства не играют роли. Он не оскорбляет людей, но хорошо умеет ставить их на место. Когда Юваль Дискин обвиняет его в мессианстве, характерная реакция - "потому что Дискин не получил должность, о которой мечтал". Нетаниягу в самом деле верит в это. Он все время хочет чего-либо от других и поэтому у него нет сомнения, что и окружение так смотрит на него, тем более, учитывая, что он на руководящей государственной должности. Это не зло, а определенный метод восприятия действительности. Так он ведет себя в отношении других. И у него нет ожиданий, что будут вести себя иначе по отношению к нему.

Нетаниягу не отделяет себя от своей должности. Если Шарон был "Ариком", а Рабин был "Ицхаком", то Нетаниягу навечно - премьер-министр, а не Биби или Биньямин. Даже ближайшие помощники обращаются к нему по степени, а не по имени. Нетаниягу убежден, что вознесен над народом, и не очень скрывает это - рожден для власти. То, что он премьер-министр, - это нормальная ситуация в его глазах. Он убежден, что предназначен спасти еврейский народ. Если увидит опасность для евреев, бросится на нее в атаку всеми своими силами. Иранская проблема, инфильтранты - он делает все, что может. С его точки зрения, "государство - это я" - хорошо или еще лучше. "Биби, зачем тебе это все? К чему тебе эти войны? Лучше помоги еврейскому народу другим способом", - обратился к нему как-то один из приближенных. Ответила Сара, сказав: "Мы обязаны быть там, чтобы остановить леваков".

Нетабиягу воспринимает себя как одного из мировых лидеров. В начале каденции он пренебрегал Обамой и Меркель - новыми западными лидерами, говоря, что он был "там" (в руководстве) уже в 90-х, а они пришли только сейчас. Главы государств, а не местные политики, - сравнение для него. Лишь на этой неделе в речи на конференции ЭЙПАК он назвал Соединенные Штаты "государством, которое является источником всего лучшего и существенного, что мир знал когда-либо". Это выражение, как и другие выражает взгляд международного лидера - а не только израильского премьер-министра - на историю мира. Сомнительно, чтобы другие израильские премьер-министры могли сказать такую фразу.

Свой распорядок дня Нетаниягу ведет с помощью советников двух типов. От тех и других, что несколько удивительно, вы не услышите славословий и лести. Похвальбы боссу, как люди Шарона, или Ольмерта, или Переса, или Рабина постоянно говорили о своем начальнике, не слышны в окружении Нетаниягу.

К первой группе относятся профессиональные советники. Например, Яков Амидрор - глава Совета национальной безопасности, у которого есть большое влияние на нынешние действия Нетаниягу. Также политический советник Рон Дармер, который уйдет в отставку после визита Обамы. Вторая группа включает личных советникив. Глава персонала Гиль Шефер, зав.канцелярии премьер-министра Эяль Хаймовский, советник по СМИ Лиран Дан и, разумеется, Натан Эшель. Можно называть их "вводящими и выводящими". Они находятся возле Нетаниягу много часов в день. У них почти нет влияния на серьезные вопросы в области управления государством или безопасности.

И в других вопросах Нетаниягу оставляет им немного свободы действия. Работники канцелярии инициируют встречи, согласовывают беседы, передают послания, собирают информацию и рекомендуют действия в сфере их ответственности. При этом это был и остаеыся театр одного актера. Он входит во все детали и не очень полагается на них. Например, они составляют ему график встреч, но он заранее утверждает каждую встречу, которая войдет туда. Передача полномочий подчиненным - не в его стиле.

Нетаниягу знает, что у него есть проблема с выбором людей. Он также знает, что часть его помощников используют свое положение, чтобы влиять на него в соответствии со своими желаниями. Еще он знает, что сила части из них основывается на его жене. Она соединила его с ними, и до сегодняшнего дня они выполняют ее волю. Некоторые советники изучили его слабости - например, постоянное опасение политической ликвидации. Они научились нажимать на нужные кнопки, чтобы он делал то, что удобно им, а не ему.

И это Нетаниягу осознает, но эта сколонность сильнее его. Он знает, что поскольку он видит в советниках орудие, которым пользуются и выбрасывают, то также и они относятатся к своим должностям. В тот момент когда сень отойдет от них - например, когда один из лидоблюзов оклевещет их перед Нетаниягу или его супругой - тот высушит их. По этой причине многие не соглашаются работать с ним. Или, если сформулировать это благожелательно, "с Биби надо знать как работать", как говорят немало его бывших подчиненных, кстати, не враждебно настроенных по отношению к нему.

Полтора года назад в канцелярии Нетаниягу были длительные колебания: участвовать ли в ежегодной ген.ассамблее ООН в Нью-Йорке. Решение он принял лично и лишь в последний момент. Эта задержка с решением вызвала большой стресс у помощников и телохранителей, которые были вынуждены мгновенно подготовить сложный визит заграничный премьер-министра. Почему? - Это Биби - человек последней минуты.

Ошибается думающий, что Нетаниягу не умеет принимать решения. Он умеет. Но решение может измениться в любой момент. Например, он может разрешить ЦАХАЛю подготовить крупную операцию, но остановить ее буквально в последний момент, за несколько минут до нажатия на кнопку. Хороший пример этого - подготовка наземной операции во время "Облачного столба". Нетаниягу сделал все, чтобы дойти до этого этапа, но остановил солдат мгновение перед разрезанием забора. Некоторые назовут его колебющимся, другие - супер-осторожным. Одна небольшая деталь, новая информация, манипуляция Натана Эшеля - и его решение изменится.

Высокий уровень разделения информации и полномочий

Нетаниягу поддерживает высокий уровень разделения информации и полномочий между сотрудниками. То, что говорится одному человеку, не говорится другому. Это первостепенное средство для предотвращения утечек. Если есть утечка - а почти нет неконтролируемых утечек - он знает откуда это. Многие чувствительные процессы - политические или персональные - совершаются в доме главы правительства - там меньше ушей, и это также с целью ограничить количество знающих секрет. Его чувствительность к утечкам носит крайний характер. Например, секретарь правительства Цвика Хаузер "погорел" не из-за истории Р., а потому что в СМИ было опубликовано, что он предупреждал о недостаточной готовности к рейсу турецкого судна "Мармара". Уже тогда Нетаниягу отдалил его от себя.

У Нетаниягу есть склонность говорить вовне прямо противоположное тому, что он чувствует. Он может публично похвалить своих помощников, даже если внутри канцелярии не сказал им доброго слова. Он может заявить, что нет замораживания строительства в Иерусалиме, хоть дал указание соответствующим чиновникам остановить программы строительства в городе. Он часто говорит, что "не входит в персональные дела" - но мотивация действий очень персональная. Примеры: Ольмерт, Ливни, Барак, Мофаз, Беннет. Нетаниягу движим острым желанием уничтожить политически каждого, кого он идентифицирует как политическую угрозу, настоящую или вымышленную. Не будет преувеличением сказать, что он живет в постоянной паранойе от своих соперников.

"То, что ты параноик, не означает, что не преследуют тебя", - эта фраза как будто написана про него. Хоть и трудно сказать, "что тут яйцо, а что курица". Как он делает все, чтобы устранить с пути всех, кто мешает ему, так у него нет сомнения, что любая серьезная политическая фигура или любой влиятельный журналист в заговоре, чтобы вышвырнуть его. Лишь на этой неделе, во время одной из встреч с Яиром Лапидом, бросил тому Нетаниягу, что тот "выполняет поручения Нуни Мозеса (владелец и издатель газеты "Йедиот ахронот", на протяжении лет ведущий атакующую кампанию против Нетаниягу). Мозес уже в течение нескольких лет является демоном для него, хоть и бесосновательно. И отношение к Лапиду изменилось на 180 градусов только из-за одной лишней фразы нового партнера, что он хочет стать премьер-министром. Кстати, в этом объяснение и враждебности к Беннету.

Соперники есть и внутри. Нетаниягу живет с постоянным чувством, что и Гидеон Саар, Буги Яалон, Исраэль Кац и даже его протеже Моше Кахалон хотят воткнуть ему нож в спину. Он ввел их в Ликуд, советуется с ними и выслушивает их, но в то же время опасается их. Иногда даже запрещается произносить при нем их имена. Преувеличен ли страх? Нет. И Ципи Ливни, например, он ввел в политическую карусель. В течение нескольких лет она стала его горчайшим врагом. Кстати, в этом причина обязательств Саара и Яалона не выставлять свои кандидатуры на пост главы Ликуда "в эпоху Нетаниягу". Не то, чтобы эти двое признали его величие и по своему желанию решили отказаться навсегда от руководящей позиции, - они просто усвоили, что Нетаниягу чувствует себя под угрозой и что только так они смогут разрядить напряжение.

Несмотря на то (а, возможно, потому) что он опасается их, министров правительства вообще и министров от Ликуда, в частности, Биби держит в руке. Например, в эти дни они не дают интервью СМИ, потому что он не позволяет им. На последнем заседании министров от Ликуда Нетаниягу стучал по столу и кричал на них, чтобы они не осмеливались давать интервью без его личного разрешения. Для министров это не является чем-то новым. За последние 4 года утвердился стиль, в соответствии с которым пресс-секретариат Нетаниягу руководит газетной повесткой дня министров, особенно ликудовских министров. Ни демократии, ни свободы выражения, ни разнообразия мнений. Нетаниягу ограничивает темы, по которым министры могут говорить. Особенно в чувствительные политические периоды он лично инструктирует их, что говорить, а что нет. Почти слово в слово. Эти беседы-инструктажи могут тянуться час, при этом Нетаниягу, по обыкновению, вновь и вновь повторяет фразы. Министры слушаются, потому что они б-о-я-т-с-я.

Руководство старого стиля

В отличие от многих политиков, Нетаниягу имеет слушать и принимать критику. Он также умеет сидеть часами на заседаниях и выслушивать всех говорящих. Но сегодня не ясно, есть вообще кто-нибудь, кто осмеливается указывать ему на ошибки. Большинство окружающих его хранят такую большую дистанцию от него, что сомнительно могут ли говорить ему правду. Сомнительно, выслушивает ли он нынешних приближенных. Многие (и хорошие) были отдалены или отдалились. Именно его тесть Шмуэль Бен-Арци и, разумеется, его отец Бен-Цион Нетаниягу были ему опорой. Нет смысла заниматься грошовым психологическим анализом, но ясно, что Нетаниягу высоко ценил их и их отсутствие влияет на него. Энциклопедические знания, которыми оба были одарены - отец в области истории, а тесть в области ТАНАХа и иудаизма - пленили его сердце. Кроме того, Нетаниягу - очень одинокий человек.

Инструмент, который мог бы разбить одиночество и соединить Нетаниягу с обществом, - это нью-медиа. Фейсбук, Твиттер, youtube и даже блоги позволяют сегодня западным лидерам напрямую разговаривать со своими избирателями, безависимости от традиционных СМИ. Нетаниягу знает это, его сыновья Яир и Авнер рассказывают ему о новинках. В принципе он открыт новым идеям и участвует в Фейсбуке и youtube. Но глубоко в душе Нетаниягу - политик старой моды, для которого телевидение - домашняя площадка.

Нетаниягу не связан с Интернетом. В отличие от большинства из нас, на его рабочем столе нет компьютера, а в его кармане нет смартфона. Он не прозводит обычное действие рядового гражданина - просмотр новостей в Интернете. Его восприятие действительности основывается не на новостных сайтах, а на сводках его советников, в порядке поступления. Темп поступления информации полностью отличается от характерного для общественности и политической системы вообще, и нет сомнения, что есть связь между этим и его закрытым поведением в последние недели.

Верно, что речь идет о премьер-министре с насыщенным распорядком дня, ежедневно занимающимся десятками судьбоносных тем, каждые сутки получающем тонны информации, закрытом кольцом охраны, отделяющем его от улицы. Этот разрыв между лидером и народом мог бы быть преодолен с помощью нью-медиа. По сравнению с Беннетом и Лапидом, для которых основа их политического существования - Интернет, которые публикуют в Фейсбуке пресс-релизы и общаются с публикой посредством общественных сетей, - Нетаниягу забаррикадирован в старой политике трюков и манипуляций, с толстой перегородкой между тем, что происходит на сцене и за кулисами, с разрывом между обещаниями до выборов и реализацией обещаний после выборов. Его барометры для проверки общественного мнения - это не Like в сети, а Натан Эшель и Артур Финкельштейн. Этот отрыв объясняет часть его странных ходов во время избирательной кампании и после нее.

Лапид, например, написал неделю назад в Фейсбуке: "Я взвешиваю свои действия по закрытию телеканала Кнессета. Сегодня во время пленарного заседания моя супруга, чтоб она была жива, послала мне SMS: "Это не красиво лежать так в кресле, сиди ровно". Можно ли представить себе Нетаниягу, выражающегося так? В этом смысле Нетаниягу оторван от нового способа обмена впечатлениями с публикой, особенно от молодого поколения. Он предлагает руководство из прошлого, высокое и отдаленное, своего рода возвышенный государственный деятель, но народ хочет "своего парня", играющего Битлс.

Она влияет или нет?

Супруга Нетаниягу (чтоб она была жива и здорова), разумеется, доминирует в его жизни. Несмотря на официальные утверждения, что Сара Нетаниягу не участвует в управлении государством, каххдый ребенок знает, что она еще как участвует. Невозможно отделить ее от Биби и невозможно отделить Биби от нее. И не надо. Она его жена не в меньшей степени, чем Ализа - жена Ольмерта, а Лея была женой Рабина. Они все оказывали поддержку, все вмешивались в управление, все они люди.

Сара, при всех ее недостатках, является главной опорой Нетаниягу. Некоторые говорят, что она является его мотором. Саре ясно, что она и ее муж предназначены к величию, и ее амбиции, видно, превышают его амбиции. "Два желания двигают ей сейчас: оставаться женой главы правительства и оставить Беннета вне коалиции", - рассказывал недавно приятель этой семьи Нетаниягу. Личные недостатки Сары Нетаниягу не интересуют общественность. Но что должно отражаться в газетных репортажах - это ее влияние на руководство государством. И, по крайней мере, в последние месяцы ясно, что есть такое влияние, особенно в вопросах, касающихся Нафтали Беннета.

Проблема семьи Нетаниягу с Беннетом вообще началась с Айелет Шакед. Сара в свое время не воодушевилась от ее присутствия в канцелярии Нетаниягу. Поскольку Беннет (прим.перев. - тогдашний зав.канцелярии)оказывал ей покровительство, то и он "был помечен". Затем появилось утверждение, что он слил историю "Биби-турс" и вообще стремится занять место Биби. Независимо от того, верны эти утверждения или нет, ясно, что во всем, что касается Беннета, Нетаниягу совершил все возможные ошибки.

Если бы в начале каденции Нетаниягу не торпедировал назначение Беннета ген.директором министерства стратегического планирования (у Буги Яалона), можно предположить, что Беннет до сегодняшнего дня сидел в том министерстве. Если бы Беннет не был убежден, что Нетаниягу не перекроет ему дорогу на праймериз на место в списке в Ликуде, он не перешел бы в Байт йегуди и не участвовал бы там в праймериз на место главы партии. Если бы Нетаниягу не направил бы ликудовскую избирательную кампанию против Беннета, Лапид не поднялся бы до 19 мандатов. Если бы Беннет не знал, что Нетаниягу высушит его вне коалиции, он не заключил бы союза с Лапидом. Если бы Нетаниягу не унижал бы Беннета, а вел себя по отношению к нему, как к другим партнерам по коалиционным переговорам, Беннет не зависел бы от поддержки Лапида и не навязывал бы Нетаниягу нежелательное правительство. Но Нетаниягу - по своим непонятным причинам - сделал все это. Ущерб был причинен ему лично, Ликуду, национальному лагерю и государству Израиль. Жаль.

При всем этом, Нетаниягу не является первым государственным деятелем в истории, чьи личные качества уступали его таланту руководства. Ему предшествовали Бен-Гурион - человек ссор и распрей, Леви Эшколь и Рональд Рейган, чьи жены иногда руководили ими, Уинстон Черчилль и Авраам Линкольн, страдавшие от депрессий, и другие. Противники скажут: гений и сумашедший (гаон ве-шигаон). Сторонники скажут: великий талант и большие недостатки. Правильнее, видно, будет больше обращать внимание на действия и меньше на сплетни; и ждать суда истории.

("Макор ришон" 8.03.13)


Перевел Моше Борухович
МАОФ