Maof

Sunday
Aug 20th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Чаще всего вступают в сделку с совестью те, кто напрочь лишены ее.
(Из жизненного опыта)


Если есть бытие, то причем тут тогда небытие? Это чистая философия. Но чем больше бытия, тем меньше сознания. Ибо ум знает только то, что успел узнать. А это уже медицина. Что же в таком случае понимать под хаосом? Жизнь. Да-да, нашу бренную жизнь. Все остальное - всего лишь дань привычки. Включая и существующий мировой порядок. Потому что его приходится не столько поддерживать, сколько постоянно наводить заново. Так устроен мир, где, глядя на одно и то же, каждый видит то, что хочет увидеть. Либо вообще в упор не желает ничего видеть.

Не об этом ли притча? Однажды к мудрецу привели слепого, который слыл большим спорщиком, утверждая, что свет - не более чем выдумка тех, кто во что бы то ни стало желает его разыграть.
- Я не поверю до тех пор, пока вы не дадите мне его потрогать или понюхать, - сказал он. - Можете даже ударить по нему, чтобы я услышал, как он звучит.
- А ведь он прав, - заметил мудрец. - Для него свет и в самом деле нечто заоблачное. И не надо его переубеждать. Лучше показать врачу...
- Зачем? - перебил слепой. - Мне и так хорошо. А если хочешь, я готов и с тобой поспорить.
- Тогда давай договоримся: пусть сначала врач осмотрит твои глаза, а потом будем спорить.
После осмотра выяснилось, что его слепота поддается лечению. И через несколько месяцев слепой впервые увидел свет. Он уже собирался идти к мудрецу, но тот опередил его. Они обнялись и мудрец шепнул:
- Больше спорить не о чем. Раньше мы жили в разных измерениях, а теперь в одном.

Мы, слава Б-гу, не слепцы, но тоже живем в разных измерениях. Идеологических, моральных, психологических, физических, экономических. Не говоря уже о политических, сводящихся почему-то исключительно либо к денежным, либо к сволочным отношениям. Мир полон вполне порядочных людей, готовых по первому зову перегрызть друг другу глотку. Не потому, что "такова жизнь", а потому, что мы сами такие. И время, видимо, такое, когда сволочизм становится не только определяющей чертой характера, но и основой межчеловеческих отношений. Отсюда и страх быть неправильно понятым. И обида, если поняли правильно. Хотя зачастую, даже когда видишь кого-то насквозь, слишком многое все равно не замечаешь. И тут очень важно не перепутать помрачение ума с просветлением.

Что, скажем, заставило гендиректора ВОЗ Маргарет Чен пойти по стопам Совета по правам человека ООН и ЮНЕСКО и вместо того, чтобы обсуждать на очередной конференции в Женеве животрепещущие проблемы здравоохранения, клеймить позором Израиль за "бомбардировку палестинских больниц" и "оккупацию Голанских высот"? А что вынудило французскую фемиду поверить жене Хасана Диаба, чтобы освободить ее мужа из тюрьмы? Она вдруг вспомнила, что 28 сентября 1980 года отвозила его в аэропорт Бейрута. Вы бы вспомнили, что делали в это же время год назад? Но судья и глазом не моргнул, крутя в руках паспорт Диаба со штампами европейской таможни, поставленными за пару дней до того, как самолет только собирался вылететь из Бейрута. А теперь для справки: Хасан Диаб - главный подозреваемый в теракте у парижской синагоги, в результате которой погибло четверо и еще 46 человек получили ранения. Два года назад он был экстрадирован из Канады во Францию. Чтобы, как видим, с почестями вернуться на "истерическую родину" - в Ливан.

Нет, это вовсе не мотивированный идиотизм, а особый склад ума, где от любви до ненависти - один Израиль, о котором только и говорят. А если разговор и не об Израиле, то его все равно притягивают за уши, спеша сжечь не старые грабли, а еще даже не наведенные мосты. Не это ли подвигло и преуспевающего аргентинского архитектора и правозащитника с писательскими наклонностями Адольфо Эскивеля выдвинуть на соискание нобелевской премии мира кандидатуру Маруана Баргути? Того самого Баргути, которого приговорили к пяти пожизненным срокам и 40 годам тюрьмы за организацию терактов против израильтян. Он, конечно, заслуживает большего, но по негласному закону повесить его, увы, нельзя. Сам Адольфо Эскивель тоже лауреат "нобелевки" мира. «Нельзя рассуждать о правах человека только в связи с пытками, тюрьмами и казнями, - говорит он. - Необходимо думать и о крестьянине, который лишен земли и умирает с голоду». Так почему бы в таком случае не помочь многострадальному населению того же Ирака или Сирии? Обездоленным курдам, в конце концов. А то ведь можно в почестях прожить всю жизнь, пока вдруг не выяснится, что лучше всего получилась фотография на памятнике.

Ничто, наверное, сильней не объединяет, чем общие заблуждения. Среди "просителей" за Баргути что ни "овощ", то "фрукт". Например, "квартет национального диалога в Тунисе" - аморфная организация, созданная в 2013 году. И тем не менее, тоже успевшая получить нобелевскую премию - за «решительный вклад в создание демократии в стране после "жасминовой революции" в 2011 году». Замолвила свое слово и Фадва Баргути, сообщившая, что ее муж - "последовательный борец за права человека, равноправие женщин и политический плюрализм". Аргумент почти научный: когда первая обезьяна взяла палку, вторая сразу же начала работать.

К этому хору присоединился даже бельгийский парламент, обе палаты которого поддержали обращение в Нобелевский комитет. «Маруан Баргути - ключевая фигура палестино-израильского урегулирования, - говорится в совместном заявлении. - Особенно сейчас, когда раскол Ближнего Востока делает его роль еще более важной. Освобождение Баргути приведет к освобождению и других заключенных, а вслед за ними и к освобождению палестинского народа от продолжающейся десятки лет оккупации». В общем, что-то типа: жираф - это та же зебра, а кто не верит, тот не с нами. В том-то и прелесть любого политического маразма, что он возбуждается проблемой лишь для того, чтобы как можно быстрей плюнуть на нее.

С идеей освобождения Баргути носилась еще администрация Джорджа Буша. Якобы для укрепления авторитета Махмуда Аббаса. Поэтому и Бараку Обаме ничего другого не оставалось, как тоже всячески "укреплять" авторитет. Шимона Переса, не менее активно выступавшего за амнистию профессионального убийцы. Бесцветных не так-то просто вогнать в краску. Они если и горят, то не от стыда, а на чем-то. Аббас давно исчерпал себя. Это понимают даже в арабских столицах. Как сообщает сетевое издание Middle East Eye, Египет, Иордания и Объединенные Эмираты нашли ему замену. В лице самого непримиримого личного врага Мохаммеда Дахлана. Большего унижения и придумать трудно.

Между тем, старый маразматик продолжает радовать своими откровениями. «Мы признали право Израиля на существование, но никогда не признаем его еврейским, - заявил он на открытии общенационального музея палестинской истории. - И не пойдем ни на какие прямые переговоры. Пришло время пригласить в Палестину соладат НАТО, чтобы защитить наши ценности». Музейный комплекс, на который израсходовано свыше 24 миллионов долларов, пожалуй, единственный в мире, где нет экспонатов. Это, по словам его директора Омара аль Куаттана " очень важная символика борьбы народа Палестины с сионистскими оккупантами", которая стоит того, чтобы "здание оставалось пустым". Тут он, конечно, лукавит. Поскольку вся "многовековая палестинская история", как и ее экспонаты - это, по сути, десяток-другой скульптур, начиная с "отца нации" Юрия Андропова и заканчивая особо озабоченными современными олландами, да еще пожалуй, жизнеописания творцов террора. А для этого не нужны ни фонтаны идей, ни резервуары знаний. У арабов всегда все просто: чем меньше фактов, тем больше новых версий.

Во всей этой бесчеловечной комедии поражает, однако, не столько ничтожество безликих аббасов, сколько высокомерие и наглость тех, кто их постоянно поддерживает. Пусть даже и во вред себе. Как, например, Европа. Вспомним хотя бы решение Евросоюза о маркировке израильских товаров, произведенных на "оккупированных" территориях, под которыми, кроме Иудеи и Самарии, подразумеваются Восточный Иерусалим и Голанские высоты. Главным ее инициатором выступила Бельгия. После чего Биньямин Нетаниягу отказался встречаться с ее министром иностранных дел Дидье Рейндерсом, занимющим по совместительству и должность председателя комитета министров Совета Европы. Но недавно их встреча все-таки состоялась. И мы увидели все того же Дидье - изворотливого, надменного и неприступного. Словно не было терактов в Брюсселе, до сих пор не оправившегося от пережитого страха. Терактов, которых, между прочим, можно было избежать, если бы Бельгия не отказалась от сотрудничества с Израилем в вопросах безопасности.

Разговора, естественно, не получилось. Да и говорить, собственно, было не о чем. Разве что о французской "мирной инициативе", которая скорее напоминает ультиматум. И о парижском саммите министров иностранных дел, где должны быть определены сроки очередной ближневосточной конференции. Но так ли уж важно, что скажет "стая"? И что нового она вообще может сказать? «Было б лучше, если бы Франция перестала лицемерить, - пишет новостной сайт Le Huffington Post. - Тем, кто забыл, напоминаем, что от де Голля до Ширака ее отношения с Израилем постоянно сопровождались скандалами. Сейчас положение не лучше. И последняя отчаянная попытка премьер-министра Манюэля Вальса сгладить ситуацию ничего не изменила. Не помогло даже его, возможно, и вполне искреннее извинение за явную глупость при голосовании в ЮНЕСКО, где Франция выступила на стороне тех, кто пытается лишить евреев их национальных и религозных святынь. Это должен был сделать не он, а президент или, на худой конец, министр иностранных дел».

Глаза дружбы редко ошибаются. А при нынешних "доверительных" отношениях скоро придется устанавливать пароль и на телефоны. И все-таки не так опасна всепроникающая европейская глупость, как ее маска, под которой скрывается подлость. Тот же Вальс еще полгода назад убеждал: "Франция без евреев уже не будет той страной, какую мы знаем". И что изменилось? Разве что число французов Моисеева закона, навсегда покидающих родину. И это еще одно подтверждение тому, что эмиграции всегда предшествует общественная деградация. «В подобной крайне сложной ситуации мы оказались впервые со времен окончания Второй мировой войны», - с горечью признал в недавнем интервью "Radio J" председатель Совета еврейских организаций Франции (CRIF) Франсис Калифа.

В темноте все цвета одинаковы. Поэтому и толпа отличается от стада лишь тем, что каждый в ней считает себя вожаком. Отмотаем время назад. 2005 год. Махмуд Аббас побеждает на выборах Мустафу Баргути и становится президентом палестинской автономии. После чего призывает к "большому джихаду против сионистского врага". В Ливане "кедровая революция". Не на шутку испуганный Башар Асад мечется между Москвой и Тегераном. Один звонок президента-"реформатора" Мохаммада Хатами, и "Хизбалла" устраивает показательный теракт, жертвами которого становятся более двадцати человек, включая бывшего премьера Рафика Харири. Свободный мир негодует. ООН предъявляет Дамаску "ультиматум", и после тридцати лет оккупации сирийские войска покидают страну. Передав всю полноту власти... "Хизбалле".

Говорят, самые протоптанные пути - в никуда. Я не случайно остановился именно на событиях 2005 года. Без их осмысления трудно понять логику сегодняшней жизни. Через три недели после гибели Харири был убит Аслан Масхадов. Кстати, вполне легитимный чеченский президент, хотя Москва и назвала его "одним из наиболее одиозных международных террористов". Но не объяснила, чем он хуже Арафата, которому дали умереть естественной смертью. Или Насраллы, чья политика отвечает "интересам всего Ближнего Востока", как выразился тогда Сергей Лавров. Долго не мог опредилиться и Европарламент, который после долгих колебаний все-таки признал "Хизбаллу" террористической организацией. Да и то чисто декларативно. Называя при этом политической партией.

А в Алжире тем временем проходил саммит Лиги арабских государств, который выразил солидарность как с Сирией, так и с Ливаном. Легкое оживление внесло предложение иорданского короля Абдаллы II проявить реализм и исключить из формулировки итогового коммюнике прямую связь между нормализацией отношений с Израилем и возвращением его к границам 1948 года. Но его тут же с негодованием отвергли. Оставив саудовскую "инициативу", предлагающую "мир" в обмен на палестинское государство со столицей в Иерусалиме и со всеми потомками "палестинских беженцев" в самом Израиле. ХАМАС назвал это решение "ужасным", поскольку оно способствует "примирению с врагом". Год спустя та же ЛАГ в том же Алжире лихорадочно искала средства для финансирования ХАМАСа, пришедшего к власти в результате выборов в автономии и отказавшегося признавать Ословские соглашения. Они, собранные по сусекам деньги, оказались весьма кстати. Для переворота в Газе.

За десять минувший лет цивилизация ушла далеко вперед, оставив позади все те же нерешенные проблемы. Убийцы Харири на свободе. Несмотря на тонны бумаги, переведенной международным спецтрибуналом по Ливану, уютно расположившемся в голландском курортном городке Лейдсендам. О резолюции Совбеза 1701, запрещающей "Хизбалле" иметь хоть какое-то оружие, уже никто и не вспоминает. А оно, это оружие, включая тысячи ракет, идет непрерывным потоком. Зато сама террористическая организация с почти тридцатипятилетним стажем постоянно напоминает о себе. В Сирии, Ираке, Йемене, Латинской Америке. И при этом еще грозит Израилю, что "в следующей войне не удовлетворится ракетными обстрелами, а предпримет вторжение на его территорию".

Вся современная политика - тот же анекдот, но настолько длинный, что в конце уже не смешно. Ливан, как и Сирия - чисто французский проект. В арсенале "Хизбаллы" кроме иранского и российского оружия немало и французского. Причем вполне современного. Но вместо того, чтобы вернуть Ливану веру в будущее, Париж стремится обустроить Палестину. Но не знает как. Поэтому идет проверенным путем давления на Израиль и пустыми обещаниями. И парижский саммит из того же разряда. Посмотрите на состав участников. Та же Лига арабских государств, генсек которой Набиль аль-Араби, обсуждая "французскую инициативу", назвал Израиль "главным мировым бастионом фашизма, колониализма и расизма".

Не менее четкая позиция и у Евросоюза. Такое впечатление, что завтра уже сегодня, а он все еще вчера. Накануне саммита со специальным заявлением выступил министр иностранных дел Нидерландов Берт Коэндерс. Он поддержал движение BDS, подчеркнув, что бойкот Израиля, как со стороны отдельных граждан, так и организаций, полностью соответствует правам и свободам, закрепленных в конституции страны и Европейской конвенции по правам человека. Ранее об этом же заявляло и правительство Швеции. Британское правительство пока от подобных заявлений воздерживается, но 40 процентов англичан считают антиизраильский бойкот правомочным. Как, кстати, и каждый третий американец.

Глядя на это сборище, невольно вспоминается картина великого голландца Питера Брейгеля "Притча о слепых". Ее сюжет навеян известным библейским высказыванием: "Если слепой ведет слепого, то они оба обязательно упадут в яму". Речь, конечно, не о слепых. Речь о вечной человеческой глупости. Художник, словно из глубины веков предупреждает своих потомков: "Нидерландцы не для того так долго выбивались в люди, чтобы, когда, наконец, выбились, потерять человеческое лицо". Но на самом деле он предостерегает всех нас: глупцы потому и глупые, что не ведают, куда идут или куда их ведут умные негодяи. И еще один урок, которому он нас учит. Неважно, что скажет стая. Гораздо важней во времена всеобщей лжи говорить правду. Даже если ее сочтут за экстремизм.