Maof

Monday
Mar 27th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 
Утром в пятницу, 24 июня, были объявлены результаты проведенного днем ранее в Великобритании общенационального референдума по вопросу о выходе из Европейского Союза, либо — продолжении участия страны в этой межгосударственной структуре.

Руководство Консервативной партии под давлением ее рядовых членов обещало провести такой референдум еще накануне парламентских выборов в 2015 году. Сторонники проведения обще-британского референдума о членстве в ЕС настаивали на том, что необходимость в таком референдуме сейчас особенно обострилась. Ведь в последний раз подобный референдум проводился в 1975 году. И с тех пор “влияние ЕС на повседневную жизнь британцев неизмеримо возросло”.

Итоги голосования британцев стали неожиданностью не только для мирового сообщества, но и для многих жителей самой Великобритании. Перед референдумом, вплоть до самого последнего момента (т.е. опубликования неопровержимых данных об итогах голосования), слаженный хор СМИ, ссылаясь на “данные опросов”, предрекали победу противников Brexit (сокращение двух слов “British exit”), т.е. выхода Британии из ЕС. Аналитики называли даже примерную цифру “отрыва” противников выхода из ЕС от его сторонников (около 4 %).

Действительные итоги голосования подтвердили прогнозы аналитиков и СМИ “с точностью до наоборот”. Сторонников выхода Британии из ЕС оказалось на 1,1 млн. (т.е. примерно на 4%) больше, чем противников. 51,9% британцев проголосовали за выход из Евросоюза, 48,1% проголосовали за то, чтобы остаться в ЕС.

Референдум состоялся при беспрецедентно высокой явке граждан. В голосовании участвовали 72.2% британцев, имеющих право голоса.

Известно также, что большинство жителей британской столицы, мэром которой недавно стал мусульманин (выходец из Пакистана), а также жители Шотландии и Северной Ирландии проголосовали за сохранение участия Великобритании в Евросоюзе. Большинство же британских граждан, проживающих в Англии и Уэльсе, выступили против. В Англии за выход из ЕС проголосовали примерно 53%, в Северной Ирландии — 44%, в Шотландии — 38%, в Уэльсе — 52,5%.

Отметим, что после принятия решения о выходе, Британию и ЕС ожидает примерно двухлетний период согласованного разделения, напоминающий семейный развод и включающий в себя процедуру перераспределения совместных финансовых средств, активов, объектов недвижимости, оформление соответствующих юридических формальностей и т.д.

Руководство ЕС уже призвало Британию “не затягивать с окончательным оформлением выхода и как можно быстрее покинуть ЕС”.

Вместе с тем, в СМИ (прежде всего, в российских и выходящих на русском языке), сразу после оглашения результатов референдума, появились достаточно характерные ремарки. О том, что “результаты референдума не носят обязательный характер, и британское правительство, возможно, не станет выполнять его решения”.

Это предположение, как представляется — следствие полного непонимания психологии британцев, и демонстрирует присущую авторам такой гипотезы привычную терпимость к мелкому жульничеству в политике.

О том, что в Британии не собираются игнорировать результаты референдума, красноречиво свидетельствуют факты. Еще, как говорится, “не высохли чернила” сообщений о результатах референдума, как премьер-министр и лидер правящей Консервативной партии Британии Дэвид Камерон, выступавший за сохранение членства Британии в ЕС и инициировавший референдум, подал в отставку, таким образом, “подписав” окончательный, не подлежащий игнорированию, статус итогов референдума.

Лидеры большинства стран Европы восприняли известие о том, что Британия решила покинуть ряды Евросоюза с тяжелым чувством (за исключением разве что России, “положительная” реакция которой на итоги обще-британского референдума напоминала обычное для нынешнего руководства этой страны “антизападное” злорадство).

Так, буквально “оплакивают” выход Британии из ЕС канцлер Германии Меркель, президент Франции Олланд, лидеры Италии, Испании и других европейских стран.

Резким диссонансом на фоне общеевропейской скорби явилась реакция кандидата в президенты США от Республиканской партии Дональда Трампа, выразившего удовлетворение итогами референдума и заявившего, что, проголосовав за выход из ЕС, “британцы вернули себе контроль над страной”.

“Люди в Великобритании, США и других странах, — добавил Д. Трамп, — недовольны, в том числе, и ситуацией с открытыми границами, из-за которой неизвестно кто приезжает в их страны и пытается захватить контроль”.

Тем не менее, на фоне активно тиражируемых мировыми СМИ слухов о “сложностях, которые ждут британскую и европейскую экономику в результате отделения Британии от ЕС”, сразу после известий об итогах референдума, мировые и европейские биржи — “рухнули”. Обратим при этом внимание на то, что если в Западной и Северной Европе биржи упали примерно на 5 %, то в Греции, Италии и Испании зафиксировано падение на 10-15% (беспрецедентное падение за один день за последние 40 лет!)

Комментарий

Для прояснения общей картины происходящего важно вспомнить, “откуда взялся” Евросоюз.

Если сказать об этом вкратце — идея некоего общеевропейского объединения возникла после (и на фоне) послевоенной разрухи в Европе в конце 1950-х годов.

В 1957 году бывшие противники во Второй мировой войне — Германия, Франция, Италия и страны Бенилюкса: Бельгия, Нидерланды и Люксембург — создали так называемый “союз угля и стали”, задачей которого было очистить европейский континент от остатков прошедшей войны и по возможности “убрать” причины для европейской войны в будущем. И если набиравшее тогда силу противостояние стран просоветского Восточного блока и стран Запада было вне их компетенции, то разобраться, по крайней мере, друг с другом — они все же могли.

В результате и родилась европейская доктрина (ее автором стал выдающийся политик Конрад Аденауэр), призванная создать в Европе такую ситуации, когда рынки не подталкивают европейские страны к военным конфликтам.

С этой целью между участниками “союза угля и стали” заранее поделили сферы деятельности. Так, чтобы интересы каждого участника не входили в противоречие с интересами других членов объединения. Для этого страны, заключившие данный союз, должны были создать общий рынок.

Вначале на этой, вполне здравой, разумной и мудрой основе, объединились шесть стран-участниц. Затем, в начале 1970-х годов, к ним присоединились еще три государства — Великобритания, Дания и Ирландия, равные по промышленному потенциалу и близкие по ментальному подходу к проблеме.

На этой стадии объединения — стадии “общего рынка”, объединяющего абсолютно независимые, политически свободные государственные субъекты, тогдашнему “евросоюзу” и надо было остановиться. Такая степень объединения была ее участникам выгодной, ибо счастливо сочетала в себе единое понимание рынка. А главное — сохраняла национальные чувства и устремления, при незначительной, легкой регуляции в экономической сфере. Просто-напросто — для того, чтобы не возникало лишнего повода “хватать друг друга за грудки”, и выяснять отношения.

Этот период “общего рынка” для стран Европы и был идеальным вариантом, при котором существовал общий поток товаров, имевших оборот внутри неких общих границ.

Потом странам-участникам “легкого” еврообъединения пришло в голову, что надо объединиться “как следует”. И тогда впервые возникли идеи нынешней ЕС: единая валюта, единый парламент, единое право, и проч. То есть стремление стать неким “противовесом” США. Мол, европейским странам надо тоже быть государством-гигантом, по масштабам, сопоставимым с Соединенными Штатами Америки.

Идеологам Соединенных Штатов Европы показалось, что и Европа — нечто единое, достаточно однородное образование, части которого отличаются друг от друга не более, нежели штат Мичиган отличается от штата Калифорния.

Они упустили из виду, что в США наблюдался тогда вполне “одномерный” национальный состав: англосаксонская цивилизация с дружественными ей эмигрантскими потоками, охотно принимающими законы и правила данной цивилизации и видящими свой жизненный успех исключительно в ее рамках, вполне доказавших свою эффективность.

При этом крайние евро-интеграторы благополучно забыли, что в Европе — совершенно иная ментальная и культурная ситуация, что австриец во многом разительно отличается от голландца, и оба они не похожи на грека или португальца. И дело не только в том, что они говорят на разных языках, но и в том, что у каждого из них — своя национальная культура, свое понятие о национальной гордости.

Именно тогда Евросоюзом и был совершен его “первородный грех” — дальнейшее строительство “здания” ЕС было передано в руки безликих бюрократов в Брюсселе, Страсбурге и других центрах Евросоюза. Создали парламент, правительство, бесконечный ряд “комиссий”, которые принялись регулировать все и вся. Ко всему прочему, был учрежден главный европейский банк, который забрал себе право европейской валютной эмиссии. А ведь право решать, сколько и надо печатать денег и когда — фактически означает право решать, какой будет экономика.

После того, как контроль над ключевыми факторами регулирования экономики стран-участниц был передан в столицу ЕС, Брюссель — по благополучию Евросоюза был нанесен мощный удар. И нанесло его Евросоюзу наследие советского прошлого. То есть нищие восточноевропейские страны, прошедшие все роковые этапы советизации и далекие от культуры бизнеса, поддержания власти закона и уважения к праву на уровне гражданского и личного сознания, страны, повальное воровство и коррупция в которых достигли воистину неслыханных размеров (в отличие от достаточно скромных масштабов западноевропейских воровства и коррумпированности).

Восточноевропейская “голытьба” захотела присоединиться к богатым странам ЕС ради своих, вполне понятных выгод. Евросоюз же оказался в капкане собственных идеалов создания СШЕ и соображений политкорректности, помешавшей западноевропейским странам взглянуть правде в глаза и признать существенную разницу не только в экономическом положении восточно- и западно-европейских стран, но и — в менталитете, в экономической, социальной и правовой культуре.

В итоге, в начале 90-х годов в состав ЕС вошли фактически — нахлебники. Богатые страны при этом, чтобы подкармливать бедные страны, вошедшие в ЕС — должны были вкалывать.

Эта новая ситуация стала определяющей тенденцией. Страны средиземноморской культуры тоже начали понимать, что можно бездельничать и загорать, переложив основные заботы о своем существовании на плечи безотказных богатых стран-участниц ЕС.

Речь идет в основном об Испании, Италии и Греции, которые не переживали по поводу ПЕРМАНЕНТНОГО КРИЗИСА национальной экономики и финансов. Они прекрасно уяснили себе, что в самой основе Евросоюза заложено, что европейская интеграция не может рухнуть. А это означает, что ЕС должна кормить “отстающих” и тянуть их на своем горбу к экономическому благополучию.

В целом можно выделить четыре последовательно совершенных Евросоюзом ошибки, которые очень дорого ему обошлись:

1.Расширение связей участников европейского “общего рынка” — до тесных связей и ВЗАИМНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ в рамках ЕС.

2. Полное присоединение восточноевропейских нищих стран (вместо того, чтобы остановиться на ассоциативном формате отношений, т.е. вполне дружелюбно отстраниться от стран Восточной Европы до безопасного для ЕС расстояния).

3.Взятие Евросоюзом на себя забот по “кормлению” южного средиземноморского левантизма.

4.Завершающим звеном в каскаде роковых ошибок ЕС стал последний, 4-й пункт: потоки беженцев из мусульманских, африканских и особенно — арабских стран, буквально добили то, что еще оставалось от былого благополучия Европейского Союза времен “общего рынка”.

Надо отметить, что в этом последнем, пожалуй, наиболее драматическом аккорде “евро-интеграции” — прямая, личная вина канцлера Германии Ангелы Меркель. А также Совета Европы (организации, созданной еще в 1949 году и формально не входящей в структуры ЕС, однако пользующейся в них серьезным влиянием, главным образом, благодаря разработанному этой организацией европейскому этическому и правовому кодексу — “Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод”).

Чудовищная ошибка Ангелы Меркель состояла (и состоит) в том, что, раз немцы (мягко говоря) “плохо себя вели” в годы Второй мировой войны — современная Германия должна искупить свою историческую вину, широко распахнув ворота Германии (и всей Европы) для “новых беженцев”.

При этом не принимается во внимание то, что в предвоенные и послевоенные годы это были ДРУГИЕ беженцы, которые не пытались попасть в другую страну, чтобы взорвать ее изнутри, но — мечтали лишь жить, работать и в безопасности растить своих детей. И (что немаловажно) — были полны благодарности стране, приютившей их в страшные времена и фактически подарившей им жизнь.

Разительное отличие от нынешних “беженцев”, не испытывающих к принимающим их странам и народам никакой благодарности и очень быстро начинающим вести себя с гостеприимными хозяевами, как наглые завоеватели и агрессоры.

Сытая Западная Европа в этой ситуации стала жертвой собственных иллюзий и политкорректности.

Эта проблема лидеров ЕС (прежде всего — г-жи Меркель, но также и Олланда) уже стала проблемой многих европейских стран.

Таким образом, самая первая ошибка в подходе Евросоюза к проблемам интеграции — отняла у людей национальные чувства. Ведь, в конце концов, француз — это француз, поляк — это поляк. В то время, как идеологи ЕС целенаправленно делают из них какую-то единую “общеевропейскую кашу”. Что не может понравиться даже явным бенефициантам “общеевропейской уравниловки” — бедным восточноевропейским странам, которые, “хоть и нищие, но — гордые”.

Итого: результатом политики Евросоюза стала “кастрация” национальных чувств европейцев. К этому присовокупилась и “кастрация” чувства элементарной экономической справедливости: в рамках “евро-интеграции” почему-то одни вкалывают, другие — нежатся на пляже, пожиная плоды чужих трудов.

И “на десерт” — и это уже, как говорится, “полный финиш” — разного рода бандиты и лентяи из стран Ближнего Востока сегодня заполоняют страны “еврозоны”, а чиновники ЕС потоком ставят их на учет щедрых служб европейского социального страхования.

Кто же из европейских стран в этой ситуации начинает “просыпаться”?

Постепенно начинают просыпаться все. Сначала, как видим — проснулась Англия.

Возможно, свою роль в этом сыграло наследие Уинстона Черчилля, еще в разгар Второй мировой войны предрекавшего неизбежность Североатлантического союза представителей англоязычной цивилизации: Англии, Канады и США, как основы цивилизации Запада.

Черчилль предвидел, что в этот союз в свое время “придут турки” и что поэтому у североатлантического англоязычного альянса должна быть прочная основа.

В рамках этого подхода в свое время был создан военный альянс НАТО. Но под носом у этого военного альянса, создание которого однозначно было положительным и хорошим явлением, к сожалению, появился весьма недальновидный и даже опасный экономический и политический альянс ЕС.

В любом случае, англичане первыми сказали вслух то, что у многих было на уме. Что “Еврокороль-то — голый!” и “взрыв” этот в основном произошел из-за проблемы иммигрантов.

Можно предположить, что весомой каплей в переполненную чашу терпения британцев стало избрание мэром Лондона мусульманина пакистанского происхождения. С точки зрения идеологии евро-интеграции и политкорректности, это было правильно, хорошо и красиво. Но, тем не менее, мягко говоря — не понравилось “несознательным” британцам, видящим, что старая добрая Англия уходит из рук и превращается в сборище ленивых и наглых дикарей из стран арабского востока. Это абсолютно неполиткорректно с точки зрения нынешних европейских “святцев”, но это — так.

Все это, как нам видится — и “взорвалось”. И теперь, когда это случилось, когда выход одной из ключевых европейских стран из Евросоюза становится фактом — никто в ЕС не сможет больше делать вид, что “имеются временные трудности, но в целом — все хорошо”.

Перспективы

В перспективе для Англии и Европы — “цивилизованный развод” в ближайшие два года. В этот период за процессом отделения будут пристально следить другие страны. Не все, но многие. Например, Австрия, Венгрия, Франция, Голландия — те, где сильны национально ориентированные правые партии. А также страны, наиболее работящие и наиболее страдающие от всего этого.

Ясно, что, с одной стороны, еврочиновники захотят “прищучить” Англию, “чтобы другим было неповадно”. И попытаются, что называется — “под столом сучить ногами”. Но делать это им придется с осторожностью — чтобы не спровоцировать возмущение у других стран-членов ЕС, в которых решение Британии вызывает серьезное сочувствие и понимание.

Определенное влияние на происходящие в Европе процессы неизбежно окажут и итоги выборов в США в ноябре этого года.

Если победит Трамп — развал Евросоюза ускорится. Если же нет — этот процесс будет до некоторой степени замедлен.

Но уже ясно, что нельзя пренебречь национальностью человека. Именно из-за этого пренебрежения в свое время развалился Советский Союз, в котором русские систематически пренебрегали национальными чаяниями других народов, не понимая, почему эти народы мечтали отделиться от СССР. Ведь щедрый русский народ якобы их кормит и о них заботится.

Вокруг “роли русского народа” в СССР в свое время вырос целый миф о том, что советские республики, дескать, высасывали из России все соки, сами вполне благополучно живя за счет россиян.

В доказательство сторонники данной теории любили приводить “наглядный пример”: по большей части аккуратные и ухоженные дома в прибалтийских республиках и — разрушенные жалкие избы в деревнях средней полосы России.

Между тем, разгадка этого “феномена” — проста. Хозяева ухоженных и красивых домов были старательными, аккуратными, добросовестными и трудолюбивыми. А русские в значимом большинстве — нет. И никто ничего, разумеется — не высасывал из России, контролирующей все республики СССР. Наоборот — русские получали стратегически важные преференции в результате присоединения к СССР территорий других народов: плацдармы для армии, ресурсы, человеческий потенциал, возможность развернуть на огромных территориях производственные площади. При том, что национальные богатства, произведенные на этих площадях, целиком контролировались Москвой и ею же — перераспределялись. Прежде всего, с учетом собственных имперских интересов.

В частности, львиная доля полученных таким образом богатств шла на поддержку террористических и подрывных организаций по всему миру (в том числе и в первую очередь — на арабских бандитов из ООП), на вооружение и подготовку к глобальным войнам, как в 1930-е так и в 1950-80-е годы.

Характерно, что “реформатор СССР” М. Горбачев, будучи искренним и последовательным коммунистом и интернационалистом, был искренне изумлен тем, почему при первой возможности столь стремительно развалился СССР. Ведь он, генсек, “сделал для народов Союза столько хорошего”, дав им права и подарив невиданные ранее свободы.

Роковая недооценка национальности, как одного из базовых факторов существования человека — взорвала Советский, а теперь — и Европейский союз.

Причина этого четко указана в Торе: после разрушения Вавилонской башни, Всевышний создал 70 народов, а не единый народ. А это значит, что между людьми всегда будут различия, диктуемые их национальностью.

Данность, что в современном мире — “70 народов”, надо понимать и принимать, как реально действующий важнейший фактор. И действовать лишь с учетом его влияния.

Возможно, Евросоюз, пережив серьезный кризис, связанный с переосмыслением своего опыта под давлением обстоятельств и реальной угрозы распада — все же найдет разумные и спасительные для себя ограниченные рамки сосуществования, вернувшись к формату “общего рынка”.

Если же идеологические догмы и политическая слепота возобладают, сложно представить себе иной исход евро-кризиса, кроме краха структур Евросоюза и возвращения европейских государств к режиму свободного установления взаимных связей, в статусе совершенно суверенных государств.

Напоследок отметим, что, на наш взгляд, происходящее в Евросоюзе, в целом — положительно отразится на международной позиции Израиля. Евросоюз в его нынешнем виде, без сомнения — антиизраильская, антисемитская международная организация, и происходящие в ней процессы мучительного отрезвления, кроме всего прочего, дают шанс оздоровлению международной (в том числе, и в израильском направлении) политики этого надгосударственного объединения.

evrey.com