Maof

Saturday
Dec 16th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Если кто тебя обидел, то не дуйся, не сердись.
Подойди и врежь по морде. Отойди и... улыбнись.
(Пенсионные частушки)


Все-таки замечательная штука - опыт. Сразу позволяет узнавать ту же ошибку, которую ты снова совершил. И нечего пенять на жизнь. Пусть она даже и не удалась. Будь проще. И люди протянут тебе свои грязные и липкие руки. В любой игре важен не результат, а... дизайн. Уж если мир спасет красота, то нервы - только пофигизм. И чем больше пофиг, тем крепче спишь. Энергия лени самая неисчерпаемая.

Человеку всё по колено. И вот это-то и настораживает. В Британии, к примеру, создали импровизированный мемориал. Прямо на дороге. Из выпавшей из машины пачки печенья Digestives. Сначала кто-то положил рядом нарциссы. Затем добавилась свеча и записка с соболезнованиями. К утру появилась фотография, на которой cookie изобразили в мантии выпускника университета. Информация взорвала интернет. И началось поломничество.

Каждый сходит с ума по-своему. Главное, чтобы во всем была своя безуминка. Но когда теряют ум государственные мужи, то поневоле начинаешь думать, что внутренний мир человека лучше всего раскрывается на... операционном столе. Есть в земле Саксония неприметный городок Краушвиц. И если он чем и примечателен, то разве что своим мэром Гансом Фошелем - ярым почитателем третьего рейха и не менее ярым борцом с еврейским засильем. Для него Аушвиц напоминает "спортивное поле с вполне современной больницей, в которой работают 60 врачей". А что хваленая немецкая демократия с ее самыми справедливыми европейскими законами? Живет и здравствует. Три года назад по судебному решению скандального мэра должны были уволить. Но он подал апелляцию. И добился отмены приговора. Теперь намерен еще семь лет "мэрить", пока правосудие не решится отрезать. Если, конечно, соизволит.

Как это отразилось на рейтинге Ангелы Меркель, судить не берусь. Говорят, он сильно упал. Фошель, правда, здесь ни при чем. Хотя, как сказать. Немцы ведь тоже не святые. Пошто смертельно обидели тех же арабов? Нагло обманув их 75 лет назад, когда обещали окончательно решить "еврейский вопрос". И вот, три поколения спустя, уже сами арабы решают в Европе "немецкий вопрос". На этот раз, похоже, действительно окончательно. И опять же при полном пофигизме далекой Америки. А как это отражается на популярности Барака Обамы? Она растет, как на дрожжах (за пять месяцев сразу на 13 пунктов), и вот-вот превзойдет рейтинг Билла Клинтона образца 2000 года. Несколько смущает лишь то, что вслед за беззаботным "нулевым" почему-то грянул трагический первый.

Впрочем, смущает не только это. Смущает новая политическая шкала ценностей: чем меньше думаешь, тем больше единомышленников. На этом фоне даже жеманное кеннедиевское: "Чем больше я делаю глупостей, тем популярней становлюсь" уже не кажется столь банальным. Но жизнь, увы, не конкурс президентской популярности. И когда Барак Обама вдруг на полном серьёзе заявляет, будто ядерная сделка с Ираном приносит свои плоды, что "признает даже Израиль", это не оговорка и тем более не подвох, пусть и граничащий с провокацией. А просто маленький скандальчик, который должен был отвлечь внимание от куда более серьезного скандала. Ведь президентскую администрацию публично обвинили в том, что она втихую выплатила в январе Тегерану 400 миллионов долларов за освобождение четырех американских моряков, незаконно захваченных в Персидском заливе. И Барак Обама вынужден был оправдываться на созванном им брифинге для журналистов, поскольку объяснения ни пресс-секретаря Белого дома Джоша Эрнеста, ни госсекретаря Джона Керри подозрений в выкупе не развеяли.

Официальная версия, которую озвучил Обама, тоже новизной не отличалась. По его словам, это те деньги, которые шах Реза Пехлеви перечислил на закупку оружия незадолго до своего свержения. После исламского переворота и введения эмбарго эти средства заморозили. Но теперь, по решению Гаагского суда, их необходимо вернуть. Причем с процентами, которые увеличивают общую сумму более чем в четыре раза. А дальше -сплошные нестыковки. Если все законно, то зачем тогда понадобилось тайком доставлять в Иран деревянные контейнеры с евро и швейцарскими франками. Да еще самолетом без опознавательных знаков. И не странно ли, что моряков освободили в тот самый день, когда США и Евросоюз объявили о снятии с Ирана санкций? И по удивительной случайности тогда же были выпущены из тюрем семеро иранцев, а запросы на задержание и экстрадицию еще четырнадцати срочно аннулированы. Но сразу после "обмена" иранская полиция произвела аресты среди соотечественников с двойным гражданством, отобрав у них паспорта Великобритании, Канады, США и Франции. И, наконец, как понимать иранское заявление об $1,7 миллиардах якобы переданных Соединенными Штатами?

Ответов на эти вопросы до сих пор нет. И не будет. Зато пришел ответ из израильского министерства обороны. Вернее даже не ответ, а извинения. За "неполиткорректное" сравнение иранской сделки с мюнхенским сговором. Вашингтон, естественно, стал в позу обиженного. На что, мол, намекаете? В Белом доме чемберленов нет. Но чемберленское "в войне не бывает победителей, а только проигравшие" тоже вовсе не чуждо. В общем, как сказали бы русские, налицо очередное еврейское похмелье на американском пиру. И не спрятаться даже за броней пофигизма. Потому что речь фактически о жизни и смерти. Тегеран по-прежнему угрожает стереть Израиль с лица земли, направляя на достижениие этой цели почти все свои ресурсы. Сегодня у Ирана - главного невыносимого мозга мирового террора - больше ракет, чем у всех европейских армий, входящих в НАТО, вместе взятых. Но пока они предназначены исключительно для Израиля, мир будет молчать. Как и 75 лет назад.

О лучших мгновениях жизни почему-то всегда узнаешь из несвязных рассказов свидетелей. Швейцарский федеральный суд в Лозанне обязал Израиль выплатить Ирану 1,1 миллиарда долларов, не считая набежавших процентов за долг почти сорокалетней давности. Откуда он взялся? При Резе Пехлеви часть иранской нефти реализовывалась через израильскую компанию, которой принадлежал нефтепровод Эйлат-Ашкелон. Накануне исламского переворота иранские компаньоны предоставили израильтянам в кредит 14,75 миллиона тонн нефти стоимостью в 450 миллионов долларов. Израиль давным-давно вернул бы этот долг, если б Тегеран не занял по отношению к еврейскому государству откровенно враждебную позицию. А теперь при всем своем не может этого сделать. Потому что нельзя передавать деньги врагу. По закону нельзя. Даже наличными. И даже тугриками в швейцарских чемоданах. Но и отмахнуться от решения арбитражного суда тоже нельзя. Что же делать? Искать соломоново решение. Например, передать эти средства базирующемуся в Париже "Национальному совету иранского сопротивления". Пусть уж лучше они пойдут на борьбу с незаконным тегеранским режимом.

Прецедент, между прочим, есть. Махмуд Аббас не прислушался к предостережениям из Тегерана и встретился во Франции с Масудом Раджави, возглавляющим оппозиционную "Организациию моджахедов иранского народа". Да еще в тот самый момент, когда клика аятолл повсюду лихорадочно ищет союзников. Но похвалиться, похоже, пока нечем. Отсюда и нескрываемая нервозность Хаменеи. Неожиданный демарш Абу Мазена, естественно, вызвал приступ ярости. Старший советник иранского МИДа Хусейн Шейх аль-Ислам заявил в запале, что Махмуд Аббас - платный агент ЦРУ. О чем, дескать, свидетельствуют документы, обнаруженные в бывшем американском посольстве. Но полностью рвать отношения с автономией Ирану не выгодно. Поэтому почти сразу же последовало предложение о "восстановлении отношений". Рамалла сделала паузу. После чего потребовала "официальных извинений". Ну, чем не цирк?

Все это нынче зовется здоровым пофигизмом. Только не путайте его, пожалуйста, с политикой. Ибо если одно, как бальзам для народа, то другое - чистейший опиум. Хорошие идеи, может быть, и приходят часто, но не всегда находят мозг. Тут как в шутке о начинающем журналисте, который решил взять интервью у врача психиатрической лечебницы. А доктор оказался не промах. И на вопрос о том, как он определяет нужно проходить обследование или можно обойтись без него, ответил, пряча улыбку: "Для этого есть специальный тест. Я наполняю ванну и предлагаю вычерпать ее. А пациент уже сам решает, чем он будет это делать - чайной ложкой, стаканом либо ведром". Журналист хлопает себя ладошкой по лбу: "Замечательный тест! И ведь какой простой. Конечно же, нормальный человек возьмет ведро, поскольку оно больше". На что сразу же следует жесткий ответ: "Нормальный человек просто вытянет пробку... Знаете, а не пройти ли нам в соседнюю палату, где мы могли бы побеседовать более детально?".

Когда политики встают перед выбором, большинство из них перестает мыслить масштабно. Не каждому дано понять, что наиболее разумное решение всегда следует искать за пределами предлагаемых вариантов. Тем более, если в "меню" всего лишь лапша на уши и ее производные. Кто бы что ни коворил, но от сделки с Ираном выиграл только... Иран. Америка, если что и получила, то дополнительную головную боль. Она, как была "большим сатаном", так и осталась. А на ненависти фундамента дружбы не построить. Послушайте аятоллу Али Хаменеи, который по-прежнему обвиняет Соедниненные Штаты чуть ли не во всех смертных грехах. Европа тоже в долгосрочной перспективе проиграла. Ибо дальнейшая дестабилизация арабского мира, которую форсирует и финансирует Иран, приведет к новой, еще более мощной миграционной волне. И Россия, как это ни странно, ничего в принципе не преобрела. Поскольку все стратегические и экономические выгоды уничтожит разгорающаяся нефтегазовая война, в которой Тегеран выдвигается на передовые позиции. Тем более, с учетом намечающегося транзита иранской нефти на европейский рынок через Украину.

Но для бесчислеленных политических лузеров и экономическая смерть - не больше, чем кома, в которую впадает страна только для того, чтобы унизить своих врагов или конкурентов. Этот перешагнувший национальные границы пофигизм создал совершенно новую, немыслимую доселе ситуацию, когда львиная доля вырученных от реализации нефти средств уходит на приобретение оружия. Или на его производство и продажу. США заключили очередную сделку с Саудовской Аравией на поставку боевой техники и оборудования стоимостью более 1,15 миллиардов долларов. Аятолла Али Хаменеи разразился гневной тирадой, обвинив Эр-Рияд в преступном сговоре с "сионистским режимом". И дал распоряжение отправить в Ливан крупную партию снятой с вооружения техники и устаревшего ракетного оружия собственного производства. Чтобы заменить их новым или более продвинутым российским. А заодно плюнуть в душу ненавистным саудитам, которые предали "идеалы исламской уммы".

Иногда страх стимулирует, но чаще парализует. Сегодня даже горы оружия не в состоянии обеспечить безопасность ближневосточных деспотий. Они все больше напоминают отработанный шлак. Ситуация усугубляется тремя факторами - продолжающимся неконтролируемым ростом населения, стремительно усиливающейся нехваткой воды и резким падением цен на энергоносители. В Иране четверть населения - моложе 15 лет. У саудитов этот показатель еще выше -58 процентов младше 25 лет. Уровень безработицы тоже примерно равный - около одиннадцати и двенадцать процентов соответственно. А среди молодежи вообще колеблется от 25 до 30 процентов. 80 процентов иранского экспoрта сoставляют минеральные ресурсы. В Саудовской Аравии нефть дает 90 процентов экспорта и обеспечивает 80 процентов бюджетных поступлений.

Экономика не хочет быть экономной. Обремененная ожесточенным ирано-саудовским противостоянием в Ираке, Йемене и Сирии, она трещит по швам. Не успели залатать одну дыру, как появляются две новые. Что, естественно, порождает социальное напряжение, которое грозит неизбежным взрывом. Ведь чем гадостнее жизнь, тем больше недовольства. А надежд на радужные перемены почти никаких. Ибо самый опасный момент для любого прогнившего режима, когда он вдруг начинает реформироваться. Еще совсем недавно казавшиеся незыблемыми саудовские финансовые резервы тают с такой скоростью, что их хватит в лучшем случае на пять лет. Эр-Рияду даже пришлось срочно вернуть 70 миллиардов долларов заграничных инвестиций. У Ирана тоже тотальная нехватка средств. И он повсюду ищет льготные кредиты и ссуды.

Может быть, политики и хорошие картографы, но, как правило, плохие штурманы. Если Барак Обама хочет доить чужую корову, то должен договариваться с пастухом, а не с коровой. Однако прежде чем учить кого-то, неплохо бы навести порядок в собственном доме. Нынешний международный бардак появился не на пустом месте. И Америка, увы, тоже приложила к нему руку. Десять лет назад в штаб-квартире Лиги арабских государств в Каире прошел семинар по борьбе с терроризмом, последствия которого мы ощущаем и сегодня. На нем была принята программа, которая легла в основу дальнейших решений генассамблеи ООН. И уже первый ее пункт гласил, что далеко не всякое убийство для достижения политических целей может быть названо терроризмом. В частности, взрывы в израильских автобусах и кафе или полицейских участков в Багдаде - это "не терроризм, а реализация арабскими народами своего законного права на сопротивление оккупации".

В итоге борьбу с терроризмом взяли в свои руки сами... террористы. Саудовская Аравия с помпой организовала международную конференцию по борьбе с террором, на которой всем, наконец, открыли глаза, что "евреи первыми в мире прибегли к терроризму и убийствам". Была на той конференции и американская делегация, которую возглавляла советник президента по вопросам внутренней безопасности Фрэнсис Таунсенд. И не отреагировала. Не покинула зал в знак протеста. Даже не осудила. Мы вполне справедливо упрекаем Барака Обаму за его "исламские слабости", негативно отражающиеся на американском внешнеполитическом курсе. Но совершенно при этом не учитываем роль его предшественника на президентском посту. Словно не было сентябрьской трагедии 2001 года, в которой саудиты играли первую скрипку. Или вспыхнувшей вскоре войны с воинствующим исламом. Как будто не было и Ахмеда Омар Абу-Али, готовившего покушения на самого Джорджа Буша.

Интересно, что учился Абу-Али в мусульманской школе с откровенно вызывающим названием Islamic Saudi Academy. Эта "академия", расположенная в северной Вирджинии, попала в поле зрения The Washinghton Post в 2002 году, когда в ходе журналистского расследования выяснилось, что принимают в нее только тех, кто готов поклясться в верности саудовской монархии. С этим в принципе можно было бы еще как-то смириться, если бы студентам не внушали, что их долг убивать евреев, а вместе с ними и всех остальных "неверных". Но никого это почему-то не смутило. Несмотря на то, что комиссия по вопросам религиозной свободы (Commission on International Religious Freedom) при Конгрессе США рекомендовала закрыть ее еще десять лет назад. Однако прикрыли "лавочку" только в июне 2016 года. И вовсе не потому, что она изменила программу. Или у саудитов стало туго с деньгами. Просто заведение переезжает в новое место - небольшой городок Херндон и в сентябре-октябре снова гостеприимно откроет свои двери.

Везде свои достоинства и недостатки. Как на олимпиаде, где законы вроде одни, а нарушаются по-разному. Диктатура плоха тем, что в ней ограничены возможности ума, а демократия нехороша тем, что в ней не ограничены права глупости. Но на рынок не ходят с золотыми слитками. Одна из важнейших составляющий выживания - знать то, чего не нужно знать. Напрасно нервничает Али Хаменеи, обвиняя королевский дом саудов в том, что он продался Израилю. Напрасно ревнуют и американцы с европейцами. И уж тем более, напрасно надеются израильские "миродворцы". Ибо идеал ислама - шахид, а не книжник. Так что, дружбой тут даже не пахнет, ибо одну душу в два тела не всунешь. Поэтому у каждого свой путь. И слава Б-гу. Гусь свинье не товарищ. Это тот самый, возможно, случай, когда из трех точек зрения - за, против и пофиг - разумнее всего выбрать последнюю.