Maof

Monday
Dec 11th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
С ароматами Вудстока, режиссурой из Голливуда, мечтами из конкурса Мисс Вселенная и мировоззрением ребенка - Обама думал, что преуспеет найти лекарство от всех бед человечества. Даже сейчас он убежден, что мог бы преуспеть - это действительность не сотрудничала с ним

Шум помпонов можно было слышать и в Иерусалиме. Президент Обама произносил прощальную речь с шармантной улыбкой 50-летних мужчин, и весь Чикаго был на ногах. "Еще 4 года! Еще 4 года!" - скандировала публика в едином темпе, который не устыдил бы болельщиков из группы La Familia. Человек, обещавший "Да, мы можем", стоял на подиуме, как хорошо отрежиссированная Голливудская звезда, и отвечал всем требованиям роли: решительный язык тела, несколько липкий текст, сопровождаемый взвешенными движениями руками и выражением лица. Через 51 минуту наступил grand finale, завершивший 8 лет примерной режиссуры: "Да, мы можем", - торжественно провозгласил он под восклицания толпы, - "Да, мы могли".

И все, когда он спускался с трибуны, все еще размахивая руками во все стороны, как это принято у президентов и королев красоты, что-то в его улыбке выдало правду - разочарование. Обама не может. Обама не мог. После всех больших надежд, которые он поставил перед собой, он не реализовал главную цель - принести всемирный мир, как это принято среди президентов и королев красоты.

Эту высокую планку первому чернокожему президенту выставило не американское общество и не международное. Разочарование Обамы вытекает из больших идеалов, от имени которых он выставлял свою кандидатуру, но не от имени этих идеалов он был избран. В конечном итоге чувство упущения - его. В считанные мгновения, когда он терял контроль над собой, когда его внутренний режиссер отпускал немного ремень, по его лицу было видно, что он, в основном, огорчен, как будто хочет сказать, что мир не понимает его. Но дело в том, что Обама не понимал мир.

Церемония в январе 2009г. принесла на экраны мира историю Золушки. Чернокожий приводится к присяге в качестве президента самой крупной западной державы. Человек, брошенный своим кенийском отцом, добрался до вершины международного успеха. Типаж лица, который до недавнего времени даже в кино был ограничен ролями рабов или преступников, вошел в Белый дом через главную дверь. В эту историю поверили не только массы зрителей, но и сам Обама. С мировоззрением детей цветов из Вудстока он был убежден, что вот даны ему ключи для правильного руководства миром.

Его интервью СМИ выглядели как мальчик без плохих намерений, которого спросили "Что бы ты сделал, если бы мог в течение одного дня руководить городом?" - и он обещает решить все проблемы с помощью гармонии природы. Но у природы есть свои планы, и они не подравнивались под оптимистичные планы ребенка с Гавайских островов. Сирийское землетрясение, террористическое цунами и прочие бури в обществе и экономике ударили ему в лицо; и вместо того, чтобы изучать политическую геологию, Обама выбрал ударить в ответ.

Президент США прибыл с выводами, разработанными им в лабораторных условиях, убежденный, что миротворческая речь в Каире или соглашение с Ираном приведут к общему успокоению. Его волшебная палочка по смягчению исламского фундаментализма не сработала в момент истины, но Обама упрямо продолжал размахивать этой палочкой. Если была наивность в его мировоззрении, то она вскоре сменилась слепым, почти преступным упрямством. С первой минуты Обама повернулся спиной к своим друзьям, отказывался учить что-то из сложной реальности и не успокоился, пока не воплотил выражение "Милосердный к жестоким в итоге будет жестоким к милосердным". Его попытка сделать себя сочетанием Махатмы Ганди и принцессы Дианы привела к эскалации конфликта в нашем регионе и разочарованию у него. Огорчение он выплюнул на нас несколько недель назад, подтолкнув антиизраильскую резолюцию в Совете безопасности.

Своим трагическим образом Обама символизирует все, что искажено в мировоззрении мира и братства без связи с действительностью. Мир заключают с врагом - верно - но при условии, что враг готов снять палец с курка. Обама пытался перевернуть мир, отменить понятия "хорошие" и "плохие" каденции Буша и дать шанс отморозкам из класса. Но радикальный мир - это не учебный класс, а президент США - не звезда из "Синьору с любовью" или "Слепо идти за ним". В мире, в котором нельзя определять хороших и плохих, вы не сможете превратить плохих в хороших, но сможете пометить хороших как плохих. В конечном итоге все проигрывают.

Ароматы Вудстока, которые Обама хотел привнести в Белый дом, не преуспели принести всемирный мир, даже не временную передышку. Наоборот - он обнаружил, что все его попытки были цинично использованы человеконенавистниками и превратили Америку и мир в более опасное место. Обама чувствует упущение, но обвиняет не себя, а нас - тех, кто не сыграл отведенную роль в Голливудском сценарии, который он привез с собой из Иллинойса. Он должен был знать, что мечты, какими бы достойными они ни были, должны учитывать реальность, а не наоборот. В конечном итоге он знает, что в фантазиях Вудстока всегда были замешаны наркотики и алкоголь. Организаторы фестиваля привели к изменению мировоззрения среди просвещенного западного мира, но не смогли изменить силы тьмы.

("Макор ришон")

Перевод: Лея Халфин
МАОФ