Maof

Saturday
Oct 21st
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Торпедирование всех начинаний и инициатив Трампа теневым правительством Обамы достигло температуры кипения, и обе стороны понесли потери разной степени тяжести. Основным оружием лагеря Обамы были органы ЦК Демократической партии, более известные как средства массовой информации. Но после нескольких месяцев бомбардировок с помощью «фальшивых новостей» американское общественное мнение не сдвинулось ни на йоту. Наоборот, ряды сторонников Трампа непрерывно растут.

Масс-медиа в Америке ужаснулись от осознания того, что их монополия на правду полностью деградировала. С избранием Трампа исчез десятилетиями выстраиваемый механизм, с помощью которого «демократы» держали американскую аудиторию в плену политически-корректных иллюзий. И тогда в бой был введен стратегический резерв глобалистов, последняя, третья дивизия марксистко-бюрократических войск (https://garygindler.wordpress.com/2017/01/08/army/) – Отдельная Антиамериканская Судебно-узурпационная Бригада.

Конечно, речь идет о тирании федеральной судебной системы, традиционно одетой в черные мантии.

Вы никогда не задумывались, каким образом и почему во многих демократических странах внезапно и практически одновременно возникла такая необъяснимая тяга к открытым границам? Почему у американцев и европейцев вдруг возникло непреодолимое желание наводнить свои страны ордами необразованных выходцев из стран третьего мира?

Ответ не прост, и истоки его кроются в кровавой революции в России, происшедшей ровно 100 лет назад.

Напомню, что до 1917 года марксизм был всего лишь теорией. Как на практике совершить переход от капитализма к коммунизму, не знал никто, даже сам Маркс. Поэтому в течение десятилетий леваки вели беспощадный спор, как это сделать. Задолго до революции 1917 года сформировались два основных лагеря – меньшевики (сторонники эволюционного перехода) и большевики (сторонники революционного перехода). Меньшевики (которых, как ни странно, было большинство) сгруппировались около Фабианского общества. Их аргумент состоял в том, что переход необходимо осуществлять плавно, с помощью демократических институтов, иначе революционный отъем и перераспределение собственности обернется большой кровью. Собственно, что и произошло в России.

После переворота 1917 года и чудовищной Гражданской войны в России и меньшевики, и большевики Европы оказались перед новой проблемой – как удержать власть. И те, и другие раскололись на два лагеря, так что основных конкурирующих левацких позиций впоследствии стало четыре:

-Сталинисты (большевики) утверждали, что власть может быть удержана с помощью террора в отдельно взятой стране (история подтвердила ошибочность этого подхода)

-Троцкисты (большевики) утверждали, что власть в одной стране, находящейся в капиталистическом окружении, никаким террором удержать не удастся, и необходимо произвести революции во всех странах без исключения (история подтвердила, что Троцкий был прав в том, что власть удержать не удастся)

-Фашисты (меньшевики) утверждали, что кровавое революционное перераспределение собственности только отпугнет народ от социалистических идей, и предложили более гуманный метод – вместо насильственного отъема частной собственности установить тотальный государственный контроль и над ней, и над ее собственниками (история подтвердила, что это тоже не работает)

-Глобалисты (меньшевики) утверждали, что победа социализма может быть достигнута только путем одновременного перехода к нему во всех странах, причем демократическим путем

Все эти левацкие группировки имели одну и ту же конечную цель и один и тот же электорат (только методы достижения цели были разными), так что неудивительно, что схватки между ними были гораздо более кровавыми, чем схватки с их основным идеологическим врагом – капиталистами. Например, во время Второй мировой войны фашисты временно объединились с капиталистами Японии, а сталинисты и глобалисты – с капиталистами Америки и Британской империи.

Но иногда они объединяются и между собой. Например, современное правительство Греции (СИРИЗА) – это коалиция сталинистов, троцкистов, и фашистов. Неудивительно поэтому, что существуют серьезные разногласия между Грецией и глобалистским правительством Германии. До недавнего времени правящая коалиция Португалии объединяла троцкистов и глобалистов.

Большинство леваков, кроме глобалистов, давно поняли, что их идеи – это тупик цивилизации. Репутация у марксистов XXI века сильно подмочена – чего стоят миллионы людей, убитых в ХХ веке во имя лозунгов серпа, молота, и свастики.

Во всех войнах, развязанных марксистами всех оттенков в ХХ веке, погибло больше людей, чем за все предыдущие войны в истории человеческой цивилизации вместе взятые.

Поэтому глобалисты вынуждены были сменить тактику и попытаться привлечь на свою сторону не только коренных жителей своих стран, но и выходцев из стран третьего мира. Несчастных, обездоленных и готовых на все.

Зачем? Ответ напрашивается сам, если заметить, что проблема массовой иммиграции никогда не материализуется в странах недемократических. В демократических же странах для нахождения у власти требуются голоса на выборах. Поэтому левые и закрывают глаза на отсутствие ассимиляции во многих иммигрантских общинах – ведь для голосования ассимиляции и не требуется.

Фактически глобалисты импортируют голоса, а не людей.

С советскими евреями у глобалистов, безусловно, ошибочка вышла. Теоретически они прекрасно вписывались в когорту голосующих за нео-марксистов бедняков (мало кто из советских людей приехал в Америку с приличным капиталом), но их отличие от иммигрантов из третьего мира было в уровне образования. Значительное число советских евреев приехали в США с дипломами о высшем образовании. Трудно найти математическую или физическую кафедру или лабораторию в американских университетах, где нет выходцев из СССР.

Но эмигранты из СССР в своем багаже привезли то, чего не ожидал никто – умение читать между строк. Поэтому бывшие homo sovieticus быстро раскусили американских «демократов», ведь между ними и советским коммунистическим официозом было подозрительно много общего. В результате большинство бывших советских граждан в США поддерживают республиканцев и других политиков правого толка (хотя мне порой кажется, что делают они это просто из-за протеста, а не потому, что глубоко понимают и разделяют право-консервативные, конституционные принципы). Похожая ситуация и в Израиле, и в Германии.

Глобалисты усиленно работают над тем, чтобы сделать европейцев менее европейцами. Но их главная цель – вытрясти все американское из американцев.

В полном соответствии с партийной доктриной, делалось все это на протяжении десятилетий. Медленно, чтобы никто ничего не заметил (глобалисты назвали это «gradualism»). И только законными средствами. Уже в 60-е годы начали применяться идеи «культурного марксизма» итальянского коммуниста-большевика Антонио Грамши (которого фашист Муссолини, естественно, посадил в тюрьму, невзирая на идеологическое родство), где не было ни слова о «мы мир насилья весь разрушим, а затем…» Просто поднимался вопрос о свободе, равенстве, братстве, уровне жизни обездоленных тружеников и об отсутствии прав у домашних животных. Поднимался вопрос об образовании и охране окружающей среды (в 70-х годах это была угроза глобального похолодания, которая в 90-х плавно перешла в угрозу глобального потепления).

Но всех этих попыток оказалось явно недостаточно, чтобы переломить ход истории. Глобалистам был необходим существенный скачок в массовой поддержке левых идей, и они решили всю мощь государственного аппарата направить на достижение простой, но очень выгодной стратегической цели – открытию национальных границ. Была создана система привлечения, размещения, и поддержки будущих «демократов» из стран третьего мира. Была создана система финансирования правительственных контракторов – организаций по приему иммигрантов. Была создана система юридической поддержки как легальных, так нелегальных иммигрантов («undocumented democrats»). И все это – не преступая закон. А кто является арбитром, что законно, а что – нет? Правильно, судьи.

Судьи – имеются в виду американские федеральные судьи – являются весьма прибыльным сектором для политических инвестиций.

Дело в том, что все федеральные судьи в Америке – это пожизненные политические назначенцы (в отличие от муниципальных судей или судей штатов, многие из которых – выборные). Глобалисты повторили с судьями то же самое, что они ранее сделали с профессурой. Потребовались десятилетия, но к началу XXI века как среди университетских профессоров, так и среди федеральных судей практически не осталось консерваторов. Обама, кстати, назначил более 1/3 всех нынешних федеральных судей.

Когда Трамп пришел к власти, он в первые же месяцы замахнулся на то, что глобалисты бережно пестовали в течение многих лет. Он замахнулся и на систему государственной поддержки глобалистких общественных организаций, и на монополию масс-медиа, и на основную движущую силу глобалистов – необразованных иммигрантов.

В Америке вся жизнь – это бизнес. Политика – это бизнес. Образование – это бизнес. Медицина – это бизнес. Культура – это бизнес. Бедность – тоже бизнес. Иммиграция – это большой, многомиллиардный бизнес.

На деньги налогоплательщиков существует огромный штат юристов, финансистов, крупных бизнесов, которые заинтересованы в притоке новых иммигрантов. Например, на сегодняшний день за каждого иммигранта, привезенного в Америку, подрядчики по переселению получают от государства 2050 долларов. Затем иммигранты начинают получать государственные пособия, медицину, образование, кредиты… (это деньги все тех же налогоплательщиков).

И Трамп решил весь этот прекрасно работающий механизм обогащения за счет распила федерального бюджета приостановить. Не закрыть насовсем, а пока просто приостановить, чтобы быть на 100% уверенным, что среди заморских иммигрантов не окажутся террористы или уголовники.

Потеря иммиграции для глобалистов – явно экзистенциальная угроза. Именно поэтому глобалисты ввели в бой свой самый сильный резерв – федеральную судебную систему. Систему, десятилетиями заточенную под решение именно тех проблем, какие Трамп создал для глобалистов.

Трамп за два месяца издал два президентских указа, связанные с иммиграцией. И оба указа федеральные судьи объявили незаконными, точнее, запретили внедрение президентских указов до разбирательства в суде. Расчет здесь идет на то, что судебное разбирательство может идти годами, и все это время исполнение президентских указов будет запрещено.

Кстати, гавайский судья, который вынес последнее судебное решение, Деррик Уотсон, поступил на юридический факультет Гарварда вместе с Обамой и окончил его в том же году, что и Обама. Обама, как известно, провел часть своего детства на Гавайях, и, скорее всего, эти двое были в Гарварде неразлучными друзьями. Став президентом, Обама назначил Деррика Уотсона на пост федерального судьи. Наконец, интересный фактоид (без комментариев) – после подписания Трампом второго иммигрантского указа глава теневого правительства Обама срочно вылетел на Гавайи, и менее чем двое суток после его прилета его однокашник Деррик Уотсон вынес свой политический приговор.

Для тех, кто знаком с американским законодательством, это был шок. Шок потому, что вопросы иммиграции являются исключительной прерогативой президента США, и никого другого (кстати, источник этой прерогативы – не Конституция США, а законодательные акты Конгресса, который в свое время делегировал свою власть в этом вопросе президенту). Текст закона весьма однозначен – президент США имеет право единолично решать, кто имеет право въезда на территорию США, а кто не имеет. Захочет – закроет иммиграцию, захочет – откроет. При этом президент не обязан ни консультироваться с Конгрессом, ни каким-либо образом объяснять кому-либо причину своих действий.

Примеров этому множество. Президент Картер временно запретил иранцам въезд в США во время кризиса с заложниками. Президент Обама временно запретил иракцам въезд в США во время обострения кризиса, связанного с исламским Халифатом. Никаких судебных разбирательств не последовало.

Статистика последних нескольких президентов такова: Обама запрещал въезд в США различным группам иностранцев 19 раз, Буш-младший – 6 раз, Клинтон – 12 раз, Буш-старший – 1 раз, Рейган – 6 раз.

Примечательно, что в 2015 году, когда США захлестнула лавина детей из Латинской Америки, нелегально перешедших границу, губернаторы несколько южных штатов подали в суд на Обаму. Подали в суд потому, что Обама не только приказал открыть границу, но и явился инициатором этого процесса. По его просьбе грязных и больных беспризорников собирали по всей Латинской Америке. Букет болезней, который они привезли с собой в американские школы, поразил врачей – корь, туберкулез, малярия – ведь эти болезни американцы уже давно забыли.

И что же решил суд? Конечно, эти южные штаты свое дело проиграли. Суд просто и доходчиво объяснил, что президент США обладает абсолютной полнотой власти в вопросе иммиграции, и никто не имеет право оспаривать его президентские полномочия. Совершенно правильное решение суда. Правильное и по тексту, и по духу закона (хотя и неприятное для южных штатов). Но это происходило тогда, когда судья-глобалист выносил решение о действиях президента-глобалиста.

Стоило Трампу посягнуть на самое святое, что есть у глобалистов – иммиграцию, и судьи решили дело с точностью до наоборот.

И серьезность этого дела состоит совсем не в досадной потере репутации президента.

Речь идет о том, что одна из ветвей власти в Америке – судебная – узурпировала власть.

Не удивительно, что две другие ветви власти в Америке – исполнительная и законодательная – являются на 100% выборными, и поэтому никогда в истории Америки власть не узурпировали. И только никем не выбираемые судьи в черных мантиях посмели это сделать.

Судебная власть дала понять, что с приходом Трампа она будет служить контролером и арбитром как президента, так и Конгресса. Она дала понять, что обладает властью аннулировать законодательные акты Конгресса и диктовать свою позицию президенту. Она дала понять, что способна в судебном порядке установить новое, не предусмотренное в Конституции «право на эмиграцию» в нашу страну всем иностранным гражданам.

Фактически это означает потерю власти Конгрессом и потерю власти президентом.

Поскольку федеральная судебная власть никогда не переизбирается, глобалисты будут держаться за эту власть до последнего вздоха.

Это конституционный кризис огромных масштабов.

Это попытка холодного государственного переворота.

Глобалисты умудрились создать конституционный кризис и тем самым использовали свои последние резервы. Какой путь выберет Трамп для выхода из кризиса, подсказывает Конституция США. Как известно, Конституция США устанавливает только Верховный Суд, а федеральная судебная система – креатура Конгресса. Пока и Белый Дом, и Конгресс находятся в руках республиканцев, у них есть возможность не только реорганизовать федеральную судебную систему, но и полностью отменить ее, уволить всех судей и создать всю систему заново.

Если глобалисты хотели войну, они ее получат. Преимущество сейчас на стороне Трампа, потому что всем американцам стало предельно ясно, что федеральные судьи-глобалисты пошли ва-банк. Они открыто дали понять, что ни Конституция США, ни законы страны не имеют для них никакого значения – ведь у леваков цель всегда оправдывает средства.

Отцы-основатели Америки хорошо понимали, в чем состоит опасность нарушения принципа разделения властей, а благоразумно заложили в Конституцию механизмы выхода из подобного кризиса. Для всех элитарных политиков-глобалистов скоро прозвучит последний, третий звонок.

https://garygindler.wordpress.com