Maof

Friday
Oct 20th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  3 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Сопровождающиеся насилием конфликты в США вокруг статуй руководителей конфедерации доказывают насколько преходяща слава. Сегодняшняя человеческая справедливость, даже выглядящая абсолютной и вечной, завтра может оказаться преступлением

Министр истории - особенно жесток. Он не считается с изменяющимися обстоятельствами, у него нет терминов, вроде "правда на тот час", у него ноль понимания отговорок или увиливающих толкований. Министр истории - жесткий консервативный судья, более нетерпимый к реформам, чем Арье Дери сотоварищи. С точки зрения министра истории, есть одна правда, которая опрееделяется только результатом. Его не интересует справедливость и сложность. С педантичностью дипломированного аудитора он фокусируется на последней строке с ясным результатом выигрыша или убытка.

Напротив, члены его оппозиции специализируются на анализе сердечных пожеланий. Они склоняют головы перед извилистыми результатами, раз за разом доказывающими человеческую ограниченность, но готовы объять факт, что иногда намерения - благие, даже если действия - недостойны, и наоборот. В конечном итоге оппозиционеров - если хотите, министров философии - ответ может быть сложнее различных противоречащих результатов.

Как известно, в эти дни происходит внутриамериканский диалог - чтобы не сказать насильственный протест и некоторые скажут: двусторонний - вокруг сноса памятников лидеров конфедерации, воевавших против северных штатов, пытаясь не допустить освобождения рабов. Обсуждения ведутся по дилемме "искусство и пропаганда", чувства общественности против чувств другой общественности, герои справедливой войны за свободу выражения против ошибочной войны за угнетение. За тысячи километров оттуда на Святой Земле народ Израиля освободился от этой беды благодаря травме идолопоклонства, продиктовавшей заповедь "не сотвори себе кумира". Герои Израиля не удостоятся увековечивания в бронзе или глине, и даже первейший из пророков Моше-рабейну похоронен в неизвестном месте.

Ревнивый Бог Израиля помог нам не запутаться и не скатиться к культу личности вокруг личностей из плоти и крови. Можно догадаться, что если бы наши благословенной памяти мудрецы действовали сегодня, они отказались бы от чести быть запечатленными на поколения в названиях улиц или общественных учреждений. Министр истории говорит, что даже герои войн Израиля могут в один момент потерять славу в результаре жалобы обиженного/обиженной. Если бы удовлетворились благодарностью, пропорциональной их деятельности, на страницах книг и в центрах наследия, то сэкономили бы себе несколько смущающих моментов и крикливых споров о названии шоссе или моста.

Не то чтобы ограничение названий улиц миром природы сэкономило бы нам все конфлкты. Ведь если бы мы соблазнились бы обознахать улицы только именами животных и растений, то публично полемизировали бы в отношении верховенства нарцисса над анемоном или протестовали бы против названия центральной улицы именем серого редиса в то время, как комиссия по названиям улиц задвинула в переулок благородную редиску. И выбор названий благородных камней привел бы к спорам. Ведь не может быть, чтобы мы отдали предпочтение карбункулу Йегуды перед агатом Леви. И все же такие названия улиц сэконимили бы нам бесконечный спор о вкладе или порче преходящих героев, даже если их миг длится 200 лет.

Экономия ущерба для окружающей среды

Обсуждения в США перекатились к решениям, вроде переноса статуи "мраморного человека" Роберта Ли в особый угол, где будут подобные ему личности, в особом музее с объяснением хорошего и плохого героев Юга. Другие предложили заменить памятники произведениями искусства, салютующими искусству или справедливости. Как будто недостаточно споров в "отделе искусства", а мы еще ничего не сказали об "отделе справедливости".

В конечном итоге в центре спора бесконечная попытка человечества определить для себя что такое справедливость. При том, что человечество постоянно удивляется тому насколько этот термин гибкий и изменчивый. Кто-то там забыл, что 200 лет назад миллионы видели в генерали Ли символ справедливости. 80 лет назад именем экономической справедливости нацизм пришел к власти и растоптал евреев, цыган и всех, кто мешал ему. Именем экономической справедливости и социализм пришел к власти и ликвидировал множество людей. Среди личностей на памятниках и в названиях улиц есть вневременные герои - независимо от того является ли это искусством ради искусства или вызывающая споры пропаганда - все они точки во времени, провальная попытка объять человека, полного противоречий и выбоин, не считаясь с ущербом, оставленным модой, и вредом, причиненным чувством справедливости и социальной нормой.

Но ветры времени и пыль дорог нанесли вред и ему самому - министру истории. Он страдает плохим зрением даже с расстояния сотен и тысяч лет от событий, о которых идет речь. Не надо фанатичной веры в высшую силу, чтобы знать, что то, что выглядит сегодня вызывающим возмущение или чарующим, может с годами изменить форму из-за изменчивых общественных норм. Больше, чем Тора Израиля сэкономила нам ущерб окружающей среды в виде сомнительных героев, она сэконимила нам необходимость высекать личность героя как святого ило злодея, выводить его баланс в итоговой строке с ясным результатом выигрыша или убытка.

Наше простое знание в начале месяца Элуль, за минуты до того, как переходим от шортов и шлепанцев к рабочей одежде, это знание позволяет нам отнестись к нашей жизни несколько более серьезно. Рош а-Шана, несущий коронование Царя не из плоти и крови позволяет нам отнестись и к себе серьезно, но не чересчур.

("Макор ришон" 25.08.2017)

Перевод: Лея Халфин