Maof

Friday
Apr 20th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Всего лишь несколько дней назад произошло то, что сейчас похоже совсем на другую эпоху, и самое главное это – благодушие, которого опасались люди, контролирующие деньги.

В Соединённых Штатах стремительно росли фондовые рынки, увлечённые сокращающимися ограничениями и налогами, идя навстречу пристрастиям президента Трампа. Каждая крупная экономика в мире расширялась.

Наихудшее, что могло бы произойти, утверждали владельцы денег, заключалось в том, что инвесторы будут убаюкиваться безрассудными инвестициями, слишком рискованно полагая, что опасности на рынке приручены.

Как оказалось, эти опасности уже наступили. Многолетняя эпоха лёгкого доступа к деньгам, созданная центральными банками в Азии, Европе и Соединённых Штатах, заканчивалась, открывая новую главу, в которой корпорациям придётся платить больше, чтобы давать в кредит, а простые люди будут вынуждены платить больше за финансирование домов, автомобилей и других покупок.

Чтобы переварить дикие колебания в акциях и облигациях на биржах от Нью-Йорка до Лондона и Токио, нужно осознать эту неудобную реализацию как факт.

Инвесторы пришли к выводу, что процентные ставки будут расти быстрее, чем они ожидали, почти наверняка – в Соединённых Штатах и, возможно, в конечном итоге – в Европе и Азии. Они вытащили свои сбережения из фондовых рынков и доверили их более безопасным хранилищам в виде облигаций и наличных денег.

Волна продаж началась в Нью-Йорке в минувшую пятницу, продолжилась в Азии и Европе в понедельник, а затем завершила транс-глобальное путешествие резким падением там же, где всё и началось. В то время как глобальное падение продолжалось в минувший вторник, беспокойство утихло в Соединённых Штатах, а индекс Standard & Poor's 500 в конце торгов вырос на 1,7 %. Эта прибыль помогла стереть некоторые потери за прошедшую неделю, хотя индекс S. & P. 500 по-прежнему превышает 6% от своего пика в конце января.

Не требовалось никакой учёной степени в области финансов, чтобы предугадать урок этого момента: рынки как падают, так и поднимаются, как и реальность, которая зачастую заглушается эйфорическими торжествами, приветствующими подъём или потрясение.

Хотя фондовый рынок акций Соединённых Штатов явно был основным источником тревог, эти беспокойства распространяются повсюду, где в обороте наличные деньги. Американская экономика сменила легкомысленность кампании на фондовом рынке на мрачные атрибуты бдения у кровати больного. Результатом стало уныние и беспокойство во всей финансовой сфере.

– «Соединённые Штаты являются крупнейшей экономикой на Земле», – сказал Гаурав Саролия, директор Отдела глобальной макростратегии журнала «Oxford Economics» в Лондоне. – «Рост экономики в Соединённых Штатах оказывает огромное влияние на экономику во всём мире. Если самый большой фондовый рынок производит распродажу со скидкой, то это оказывает очень сильное влияние на инвестиционные настроения. Это заставляет людей рисковать».

Страх, который охватил Соединённые Штаты, стал порождением былых добрых времён. По мере того, как ощущалось это падение, торговля акциями регулировалась избытком изобилия, увеличились шансы, что «Федеральная резервная система» ослабит эти «радости», подняв процентные ставки быстрее, чем ранее вещали политики.

Не зря ведь, Центральные банки воспринимаются инвесторами как решающие, но неприятные дяди, обвиняемые в торжественном наблюдении за обвалами. Когда возникают кризисы, они делают деньги доступными для стимулирования торговли, ставя при этом покупателей в безвыходное положение. Глобальная экономическая экспансия, происходящая сейчас, во многом является результатом того, что ФРС быстро развязывает подавляющий всплеск кредитов после начала финансового кризиса 2008 года, в сочетании с более медленным, но в конечном итоге, эффективным потоком наличных денег, предоставленным Европейским центральным банком.

Но когда фондовый рынок бушует, – когда экономика укрепляется, а цены на акции поднимаются до уровней выше фундаментальных показателей, банкиры Центрального банка играют в свои занудливые игры, поднимают процентные ставки, чтобы подавить сопутствующие опасности.

Более высокие ставки уменьшают спекуляцию, которая может плохо закончиться, сделав кредит более дорогим. Они замедляют экономический рост, в то же время делая акции менее привлекательными, потому что корпорации должны платить больше, чтобы не уклоняться от своих долгов. Инвесторы могут сделать больше, просто сохраняя свои холдинги с помощью наличных денег или облигаций, а не подвергать себя риску покупки дорогих акций.

Горькая ирония нынешнего упадка заключается в том, что она вызвана появлением чего-то, чего мир ждёт в течение многих лет: более высокой заработной платы рабочих .

Даже когда в Великобритании, Японии и Соединённых Штатах резко снизился уровень безработицы, компании продолжали находить новые способы создавать больше продуктов и продавать больше услуг, не повышая зарплату своим работникам. Это было основным источником несчастий среди трудящихся и ощущения ужаса среди политиков.

Затем, в прошлую пятницу, последний ежемесячный отчёт американского рынка труда показал, что заработная плата выросла в январе на 2,9 % в по сравнению с прошлым годом. Тяжелое положение на рынке труда заставляло работодателей платить больше.

Похоже, это – предзнаменование усиления американской потребительской системы. Если больше трудящихся принесут домой больше денег, они, вероятно, будут более склонны покупать дома и автомобили, способствуя созданию рабочих мест в строительстве и на автозаводах от Мичигана до Южной Каролины. Они будут заполнять рестораны, делая необходимым большее число водителей грузовиков для доставки продуктов питания, и больше механиков, чтобы поддерживать работу автотранспорта.

Этот же так называемый добродетельный цикл, по-видимому, должен усиливать глобальный рост. Большее количество автомобилей, произведённых в Соединённых Штатах, потребует большего количества тормозных колодок, сделанных в Мексике, и больше электрооборудования, произведённого в Китае, с использованием меди, добытой в Чили. Рост строительства потребует оборудование из Германии и Японии, а также железную руду из Бразилии для производства стали.

Эта взаимосвязь была центральной в ожидании того, что укрепление экономики в Соединённых Штатах приведёт к усилению надежд на лучшее по всему миру.

Но увеличение заработной платы для американских рабочих означало что-то ещё. Оно было серьёзным предупреждением для инвесторов о потенциальной инфляции или растущих ценах, от которых пострадали многие экономики. ФРС, всегда бдительный, обладает стандартным инструментом для сглаживания инфляции, если это необходимо: более высокими процентными ставками.

Именно так положительный отчёт о рабочих местах, предположительно являющийся признаком укрепления американской экономики, оказался стимулом демпинга запасов на бирже из Тайбэя в Торонто.

Это повысило вероятность того, что ФРС будет быстрее повышать ставки, что побудило инвесторов задаться вопросом, как долго Европейский центральный банк сможет поддерживать свои сверхнизкие ставки.

В прошлом году Европу сотрясали бесконечные заботы об уменьшении падения курса акций, чтобы появиться в лице одной из наиболее быстро растущих крупных экономик на Земле.

Инфляция в Европе остаётся слабой, что оправдывает ожидания того, что Центральный банк будет медленно возвращать свои свободные деньги.

Но если ФРС будет быстрее поднимать ставки, это может побудить Европу и, возможно, даже Японию, последовать её примеру. В противном случае, Соединённые Штаты будут в состоянии захватить огромную долю мировых инвестиций, поскольку ставки по американским государственным облигациям, по-видимому, повышаются.

Всё это разыгрывается на фоне перехода к лидерству Центрального банка. В ФРС Джанет Л. Йеллен, экономист, которая была председателем Совета управляющих, в понедельник завершила свою каденцию и передала власть своему преемнику Джерому Х.Пауэллу. Ожидается, что г-н Пауэлл продолжит осторожное движение г-жи Йеллен в сторону повышения процентных ставок. Тем не менее, как новичок, берущий штурвал в разгар чрезвычайного непостоянства, он склонен к переменам.

Марио Драги, итальянец, возглавляющий Европейский центральный банк, должен завершить свой восьмилетний срок в конце следующего года. В Банке Японии каденция Харухико Курода, в качестве управляющего, истекает в апреле, и существует неопределённость в отношении того, будет ли он назначен повторно.

Некоторые экономисты считают, что существующая проблема раздута, и что фондовые рынки бегут от эмоций, отвлечённых от экономической реальности и повестки дня, которые набрали силу, когда фондовые рынки в Нью-Йорке во вторник начали всплывать.

Основы экономического развития Соединённых Штатов остаются нетронутыми. Рост заработной платы должен действительно давать людям деньги, чтобы тратить, не прибегая к какому-то новомодному кредитному пузырю, который трагически заканчивается.

Независимо от процентных ставок Центральные банки сохраняют триллионы долларов на своих балансах, предназначенных для скупки финансовых активов, что даёт возможность предоставления кредитов. И возврат к более высоким процентным ставкам неизбежен, здоровый поворот для мировой экономики может окончательно закрыть ужастики о глобальном финансовом кризисе, который начался десять лет назад.

– «Мы привыкли к этой сфере с низкими процентными ставками», – сказал Роберт Бергквист, главный экономист SEB, глобального инвестиционного банка, базирующегося в Стокгольме. – «Это ненормальная ситуация».

Глобальная экономическая экспансия вызвала обнадёживающие разговоры о том, что в мире сейчас есть множество двигателей роста, решающих проблемы в любом регионе. Но события последних дней бросили вызов этому понятию, учитывая, что внезапное падение цен на акции на Уолл-стрите быстро врывается в глобальную экономику.

Сентиментальность явно является вирусным явлением. Однако бедствие на мировых рынках также подчёркивает тот факт, что реальные экономические ситуации сплавлены воедино.

Если General Electric, Ford и другие многонациональные компании видят, что цены их акций снижаются по мере роста затрат по займам, они могут ограничить планы своего расширения. Эта тенденция будет ощущаться в снижении заказов на компьютерные чипы, сделанные на Тайване, плоские дисплеи, изготовленные в Южной Корее, и автозапчасти, произведённые в Чешской Республике. Это могло бы снизить спрос на сырьё, экспортируемое из Аргентины в Индию в Южную Африку.

– «Деловые циклы на разных рынках более взаимосвязаны, чем когда-либо», – заключает г-н Саролия из «Oxford Economics». – Это мировая цепь взаимных поставок».

Перевод с английского Игоря Файвушовича

https://www.nytimes.com/2018/02/06/business/stocks-bonds-markets-central-banks.html?emc=edit_th_180207&nl=todaysheadlines&nlid=67001657