Maof

Wednesday
Jan 20th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
В наши дни гражданская война, — пишет в последней в его жизни статье американский публицист Джек Минзи, — принимает самые разные формы. Она может протекать и без выстрелов…
Ниже — его материал, в котором он рассказывает, что в Америке идет сейчас самая настоящая гражданская война…


Как возникают гражданские войны?

Представьте себе ситуацию, когда две стороны (или больше) — не имеют общей позиции по поводу того, кто будет править страной. Они не в состоянии справиться с этой проблемой с помощью выборов, потому что не верят, что выборы способны установить, кто будет у власти.

Какой из этого выход? Кому решать, кто встанет во главе государства? Если стороны ненавидят друг друга, но при этом принимают результаты выборов — страна функционирует.

Если же конкурирующие силы не принимают результаты выборов — тогда может разразиться гражданская война.

Расследование спец. прокурора Мюллера как раз было начато с целью — изменить результаты выборов и сбросить президента Трампа с его поста.

Всем это известно. Они (демократы) так уже поступали и раньше. Когда впервые в этом столетии был избран республиканский президент, они заявили, что «он вообще не выигрывал на выборах». И это в подобных обстоятельствах всякий раз повторяется.

Что означает отказ демократов признать республиканского президента?

Все предельно просто: если выигрывают не они, результаты выборов ими — не принимаются. Они не считают, что выборы определяют, кто будет у власти в стране.

И это уже, в определенном смысле — начало гражданской войны.

Мы не слышим выстрелы. Если не считать покушения на республиканцев во время баскетбольного матча.

Демократы фактически отказываются принять установленную в США систему избрания правительства.

Вы можете придерживаться иных взглядов, не соглашаться с другой стороной и даже ненавидеть своих соперников, но если они победили на выборах — следовательно, вам, готовясь к следующим выборам, надо работать еще лучше.

Если вы последовательно не принимаете результаты выборов, при которых не вы вышли победителем, ваша цель — диктатура, ваша диктатура.

По мнению демократов, единственное легитимное правительство в стране — их правительство. Если власть попадает в руки республиканцев, это правительство, на взгляд демократов — вне закона.

Демократы потеряли Конгресс, потеряли Белый Дом. Что им теперь делать?

Теперь они пытаются управлять страной через федеральных судей и бюрократический государственный аппарат.

Всякий раз, когда федеральные судьи выносят постановление, что президент Трамп, не доложив об этом, не имеет права почесать себе спину — это свидетельствует о гражданской войне.

Наша правительственная система основана на Конституции. Однако демократы убеждены, что правительство получает в стране тотальную и неограниченную власть.

Так что, в случае, если демократы попали в Белый Дом — их президент может делать, что ему вздумается. Он вправе объявить амнистию для иностранцев, оштрафовать любого за отсутствие медицинской страховки и т.п. и т.д. Его власть — не ограничена. Он — диктатор.

Но стоит войти в Белый Дом республиканцам — тут же оказывается, что их президенту ничего не позволено. Он, например, не может отменить незаконный поступок Обамы, на который тот даже не попытался получить одобрение Конгресса. А ведь в результате этих необдуманных действий Обамы в США остаются почти 5 миллионов нелегалов.

Президент от демократов может полностью изменить иммиграционную политику в стране. Так, как ему захочется. И республиканский президент — не вправе это отменить.

Все это очень грустно, но — факт. Хотя левым пока еще не удалось полностью выиграть эту борьбу.

Когда у власти демократы — отдельным штатам не разрешается обеспечивать соблюдение принятого иммиграционного закона. Но если страной правит республиканская партия — у штатов появляется право принимать собственные иммиграционные законы.

Во времена Обамы ни один штат не мог ничего предпринять без получения на то одобрения в высших инстанциях.

Сегодня, во времена Трампа, Джерри Браун, губернатор штата Калифорнии, свободно говорит, что Калифорния — независимая республика, и может самостоятельно заключать договоры с другими странами.

Если левым удается пролезть в федеральную или государственную структуру власти, в законодательную и/или судебную системы — они делают все, что в их силах, чтобы принимать участие в управлении страной. Если они возглавляют какой-либо институт — он в этом месте вдруг становится верховной властью. И это я назвал бы — «теневой диктатурой».

Дональд Трамп вынудил теневое правительство выйти из укрытия. Профессиональное правительство — это гильдия, основанная на тех же принципах, что и в Средние века. Если вы не член гильдии, вы не можете войти в такое правительство. Если вы не прошли все тайные ритуалы — членом их клуба вам не стать.

Трамп — не вхож в их клуб. Он привел с собой людей, которые, как и он — вне этого клуба.

Сегодня мы видим, что делают профи, когда республиканцы пытаются работать. Профи шпионят за ними, подвергают их расследованиям и бросают в тюрьмы. Они используют все средства власти, которыми располагают — чтобы уничтожить своих противников.

США — не свободная страна.

Разве можно назвать страну свободной, если агенты ФБР (Федеральное бюро расследований), стоящие на стороне Хиллари Клинтон, изо всех сил пытаются наскрести на Трампа, как можно больше грязи?

Кто назовет эту страну свободной, если лагерь Обамы занят «массированным разоблачением» оппозиции, а в СМИ, используя социальные сети, пытаются запретить средства массовой информации, поддерживавшие Трампа?

Нет, свободной не назовешь страну, если за спиной избранного президента тайно сговариваются против него.

Нет сомнений, что в этой стране между избранным правительством и левыми профи-демократами идет гражданская война.

Перевод с английского

Джек Минзи,
возглавлял отдел образования в университете восточного Мичигана,
автор многих книг и статей, в том числе — посвященных проблемам образования в США
и роли правительства в формировании и развитии американской образовательной системы.
Умер 8 апреля 2018 года


evrey.com