Maof

Thursday
Jan 28th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Выступление госсекретаря США Майка Помпео от 10 января 2019 года в Египте, одобренное Белым домом, стало презентацией роли США на Ближнем Востоке.

Идеологическая и оперативная речь Помпео была нацелена на укрепление позиции США по сдерживанию и увещеванию проамериканских арабских режимов. Она была диаметрально противоположна видению президента Обамы Ближнего Востока, которое было представлено 4 июня 2009 года в Каире, Египет.

В 2009 году в Каире президент Обама представил своё собственное видение обновлённых отношений США с исламом и мусульманами, подчеркнув следующие руководящие указания:

«Ислам всегда был частью истории Америки… С момента основания нашего государства американские мусульмане обогатили Соединённые Штаты. Они воевали в наших войнах, служили в правительстве, отстаивали гражданские права ...
Ислам не является частью проблемы в борьбе с насильственным экстремизмомэто важная часть содействия мирному процессу…
Америка и ислам не являются взаимоисключающими ... они пересекаются и разделяют общие принципыпринципы справедливости и прогресса; терпимости и достоинства всех людей Интересы, которые мы разделяем как человеческие существа, намного сильнее, чем силы, которые разлучают нас… На протяжении всей истории ислам демонстрировал словами и делами возможности религиозной терпимости и расового равенства.
В последнее время напряжённость подпитывалась колониализмом, который лишил прав и возможностей многих мусульман, и холодной войной, в которой страны с мусульманским большинством слишком часто третировались доверенными лицами, независимо от их собственных устремлений. Более того, радикальные перемены, вызванные современностью и глобализацией, заставили многих мусульман считать Запад враждебным традициям ислама.
Ислам имеет гордую традицию толерантности…"

В 2019 году в Каире государственный секретарь Помпео представил свои собственные оценки реальности на Ближнем Востоке и прямо рекомендовал руководящие принципы политики:

«Когда Америка ретируется, часто наступает хаос. Когда мы пренебрегаем нашими друзьями, возникают обиды. Когда мы сотрудничаем с врагами, они продвигаются вперёд...
Америка столкнулась с ужасной реальностью радикального исламизма… Америка не отступит, пока не закончится борьба с терроризмом ...Мы по-прежнему привержены полному уничтожению ИГИЛа ...победе над исламистским экстремизмом везде, где мы его находим ...Мы весьма недооценили упорство и порочность радикального исламизма, развращённого догматичной верой, которая стремится разрушить любую другую форму вероисповедания или управления…
Мы должны противостоять аятоллам, а не нянькаться с ними… Мы вышли из провалившейся [в 2015 г.] ядерной сделки, повторно введя санкции, которые никогда не должны отменяться ...Народы Ближнего Востока никогда не будут в безопасности, ... если «революционный» режим Ирана продолжит свой текущий курс ... Экономические санкции Америки против Ирана ... будут ужесточаться, пока Иран не начнёт вести себя как нормальная страна ... Иран может подумать, что ему принадлежит Ливан;Иран неправ ...
Ближний Восток стал свидетелем конвульсий [не «арабской весны»] из Туниса в Тегеран, поскольку старые системы рушились, а новые изо всех сил пытались возникнуть. Ложно рассматривая себя как силу, виновную в бедствиях на Ближнем Востоке, мы робко заявляли о себе, когда временаи наши партнерытребовали этого…
Наше нежелание использовать своё влияние заставляло нас хранить молчание, когда народ Ирана поднялся [в 2009 году] против мулл в Тегеране в период Зелёной революции… Ободрённый этим, иранский режим распространил свое раковое влияние на Йемен, Ирак, Сирию и Ливан…
Склонность американцев к принятию желаемого за действительное заставила нас отворачиваться, когда «Хезболла», прихвостень иранского режима, находящаяся в его полной собственности, накопила огромный арсенал, состоящий из примерно 130 000 ракет, направленных прямо на нашего союзника, Израиль… США полностью поддерживают право Израиля защищаться от агрессивного авантюризма иранского режима. Мы будем и впредь обеспечивать, чтобы Израиль имел военный потенциал, чтобы делать это решительно. Мы решительно поддерживаем усилия Израиля, чтобы помешать Тегерану превратить Сирию в следующий Ливан ... Президент Трамп проводил кампанию обещания признать Иерусалимместом израильского правительстванациональной столицей. В мае мы перевели наше посольство туда…"

Рассматривая обе каирские речи, можно задать следующие вопросы:
- Продвигается / подрывается ли война США против непрекращающегося исламского терроризма, существовавшего ещё в 14 веке, из-за предположения, что ближневосточные и западные режимы и народы имеют схожие цели и ценности?
- Являются ли долгосрочные усилия США по борьбе с терроризмом полезными в борьбе с террористами или военными действиями?
- Лучше ли США бороться с исламскими террористами в окопах на Ближнем Востоке или в окопах в США?
- Хотя военное сдерживание США на Ближнем Востоке будет усилено посредством коалиции проамериканских арабских режимов, может ли оно быть заменено такой коалицией режимов, которые по своей сути незначительны как их политика и альянсы?
- Не лучше ли США реагировать на исламский терроризм или упреждать его?
- Является ли долгосрочная национальная безопасность США в целом и борьба с терроризмом, в частности, хорошо обеспеченными израильским оперативным, разведывательным и технологическим опытом и возможностями, в дополнение к надежности Израиля как союзника США?

http://theettingerreport.com/secretary-pompeo-2019-vs-president-obama-2009/

Перевод с английского Игоря Файвушовича