Maof

Wednesday
Aug 05th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Мы теряем тех, в лице которых мы ничего не теряем.
Теодор Герцль

Трудней всего терять несбывшееся. Разбитые мечты тошней обмнутых надежд. Как тут не позавидовать мечтателям: для них само ожидание радости - радость. И лишь когда все вокруг начинает рушиться, понимаешь, что всему свое время. Но только для тех, кто умеет ждать. Теодора Герцля тоже считали мечтателем, хотя и соглашались, что создание еврейского государства - не блажь, а насущная необходимость. А он был, может быть, единственным, кто не сомневался, что именно поэтому оно и будет создано. Чтобы не отгородиться от всего мира, а войти наконец в многоголосую семью народов. На равных правах и основаниях. Так думал и Владимир Жаботинский. «Нам не в чем извиняться, - писал он. - Мы народ, как все народы; не имеем никакого притязания быть лучше».

Действительность, тем не менее, оказалась гораздо суровей. Надежды на равноправие не оправдались. В этом, собственно, и заключен главный парадокс: любые разумные еврейские предложения обязательно дают совершенно противоположный результат. Поэтому Израиль всегда будет восприниматься страной-изгоем, нелепой ошибкой или в крайнем случае неким инородным телом. Причем не только на Ближнем Востоке. Отсюда и полный беспредел в ООН, и бредовые терроториальные претензии ведущих "кукловодов", скрывающихся под аморфным понятием "международное сообщество", и завуалированная поддержка арабского террора, и негласные экономические санкции, и откровенно расистский культурный и спортивный бойкот.

Проведенное недавно Антидиффамационной лигой исследование снова доказало, что каждый четвертый европеец - отъявленный юдофоб. И эту цифру можно смело удвоить, если не утроить, поскольку подобного рода опросы не учитывают скрытых антисемитов. Не намного лучше положение и в других частях света. Впрочем, в этом легко убедиться и без опросов. Наверное, не найти нынче страны, где не уделялось бы самого пристального внимания пресловутому "еврейскому вопросу". Во Франции, например, чтобы разобраться стоит ли считать ненависть к Израилю формой антисемитизма, потребовалось решение парламента. Что, однако, ни у кого не вызвало ни удивления, ни протестов. Хотя это все равно, что голосовать в кнессете за то, куда отнести Францию - к Европе или арабскому миру.

Тут хотелось бы сделать небольшое, но важное, с моей точки зрения, отступление. Накануне голосования в Национальном собрании парижская газета Le Monde опубликовало письмо "ста двадцати семи" - по числу подписавших его антисионистски настроенных евреев, выступивших против этого закона. Схожее письмо получил и госсекретарь Майк Помпео. От конгрессмена Энди Левина, собравшего 106 подписей с требованием отказаться от признания Иорданской долины в качестве восточной границы Израиля. Поскольку это, дескать, подрывает "моральные устои Америки". И даже ставит под угрозу ее безопасность. Им, наверное, видней. Особенно с Капитолийского холма.

Подобные леволиберальные демарши погоды, понятно, не делают, но повторяются с завидным постоянством. Всякий раз подтверждая, что неоднократно переписанная история человечества - не что иное, как бесконечная борьба евреев с евреями. Возможно, именно это и имел в виду Жаботинский, требуя признать за евреями право на собственных мерзавцев.
И то верно: евреи не хуже и не лучше других народов. Только с большими запросами. Может быть, потому что были первыми, кто воспользовался демократическим правом быть избранными. Задолго до Савла, ставшего Павлом. Когда нечего делать, то обязательно берутся за великие дела. Это вечный удел всех возомнивших себя апостолами. Поэтому в каждом поколении обязательно найдутся евреи, желающие возвратиться в Египет.

Впрочем, это отдельная серьезная тема для разговора, которую мы, не исключено, еще затронем. А пока вернемся в Европу, где юдофобски настроенным гражданам хотя и политкорректно, но настоятельно внушают не путать антисемитизм с антисионизмом. Расчищая путь свободе совести. От ее угрызений. Недавно располагающийся в Люксембурге Европейский суд общей юрисдикции постановил маркировать любую израильскую продукцию, произведенную на "оккупированных территориях". Заметьте: только израильскую. Хотя нет в мире такой страны, которая когда-либо чего-то да не оккупировала. Правда, в переводе с эзопова языка это обычно называется пограничными или территориальными претензиями. И подкрепляется историческими фактами, базирующимися на таких же исторически искаженных данных. Что в конечном итоге и породило с детства знакомую присказку: пришла пора, и вор вора погнал со двора.

Каждый живет по своим понятиям. И видит то, что хочет увидеть. Но все-таки интересно, как бы отреагировали в Евросоюзе, получив такое вот, скажем, встречное требование - в обязательном порядке штамповать на изделиях специальную пометку - типа "продукт израильской разработки" или "еврейское изобретение"? Ответ очевиден. Как очевидно и то, что для одних союз означает дружбу и сотрудничество, а для других - ни к чему не обязывающий временный альянс. Отсюда и резкая реакция Вашингтона, для которого вся эта до тошноты надоевшая околоправовая возня снова "наводит на мысль об антиизраильской предвзятости". Тем более, что несколько месяцев назад этот же суд принял решение исключить ХАМАС из списка террористических организаций. Отменив собственное же решение годичной давности.

Но дело не только в предвзятости. Зачем вообще понадобилось европейским функционерам это судилище и почему именно сейчас? Чтобы насолить американцам, постоянно "подыгрывающим" Израилю? Поддержать "палестинцев", от которых отворачиваются уже и арабы? А может, все гораздо проще: вместе со сменой поколений ушли в прошлое и старые правила? Изменилась политическая парадигма. И евреи одним росчерком пера вдруг из жертв преследования превратились в агрессоров, то бишь отпетых негодяев. Независимо от идеологических воззрений, мировоззренческих принципов, партийных пристрастий и места проживания. В общем, двери закрываются. Следующая остановка - Мюнхен.

Я умышленно сгущаю краски. Но мы живем в перевернутом мире, где абсолютная ложь выдается за правду, а откровенная ненависть - за принципиальную критику. Два года назад Германия перешла Израилю дорогу, заняв место непостоянного члена Совета безопасности ООН. Обещав при этом рьяно защищать израильские интересы. И что? В прошлом году Берлин проголосовал за восемь антиизраильских резолюций, а в этом уже за шестнадцать. Причем особенно возмутительным было последнее голосование, где фактически все иудейские святыни, включая Котель Маарави, на месте которого иорданцы устроили гигантскую свалку, объявлялись "оккупированной палестинской территорией".

Справедливость не может быть выборочной. У нее нет национальности. Кроме одного исключения. Какого? Думаю, нетрудно догадаться. Можно, конечно, возмущаться, протестовать или взывать к совести. Но это, как показывает опыт, не работает. Что же делать? Смириться и продолжать терпеть унижения? Взбунтоваться и пойти наперекор всему миру? Или, глотая обиду, уповать на Б-га? У любого из этих вариантов найдутся как сторонники, так и противники. Но ни один из них не даст результата. В нынешних, во всяком случае, условиях. Ибо политическое мошенничество - не преступление. В отличии от финансового. Поэтому наказать обидчиков можно только долларом.

Тем более, что прецедент создала сама ООН, отметив в своем последнем отчете, что за неполные двадцать лет палестинская автономия потеряла около пятидесяти миллиардов долларов. И если бы не "оккупация", то было бы создано два миллиона рабочих мест. Оставим эти цифры на совести "экспертов", которые почему-то забыли, что за это же время "палестинцы" получили в качестве безвозмездного дара в четыре раза больше, то бишь почти двести миллиардов. И никого не волнует, куда ушли эти невообразимые деньги. Хотя догадаться нетрудно: львиную долю разворовали, какие-то крохи в виде кости бросили народу, а остальное ушло на террор, пропаганду террора и пособия терроритстам и членам их семей. Короче, во что вложили, то и получили.

Арифметика требует точности, ясности и простоты. Поэтому не важно, что говорит ООН, а важно, что делают евреи. Или, при желании, могли бы сделать. Используя ту же методику подсчетов, которой воспользовалась UNCTAD - базирующаяся в Женеве структура ООН по торговле и экономическому развитию. Без процентов на проценты и прочих не слишком кошерных уловок. Но для этого сначала надо опредилиться с терминами. А чтобы было наглядней, задумайтесь, почему карты мира, изданные в разных странах, заметно отличаются друг от друга? Все, оказывается, зависит от места расположения наблюдателя. И так в любом деле.

Наш современный мир тоже не бесхозный. Он поделен. На жесткие сферы влияния. Державами-победительницами во Второй мировой войне. И они ревностно следят за сохранением сложившегося статус-кво. Но история как не началась 1945-м годом, так им и не заканчивается. Все течет, все меняется. Исчез Советский Союз, но его правопреемником стала Россия, что всеми, естественно, только приветствовалось. И Евросоюз появился не на пустом месте. Он прямой наследник Римской империи. С теми же ее амбициями и слабостями. Не отсюда ли, кстати, такая нетерпимость к Иудее и чуть ли не отеческая забота о Палестине?

Меняя угол зрения, мы мгновенно преображаем всю картину. Потому что имеем теперь полное право (как юридическое, так и моральное) выставить новоявленному Риму собственный счет. И за растоптанную независимость, и за незаконную оккупацию, и за двухтысячелетний грабеж, издевательства и страдания. Представляете в какую сумму это выльется? Ведь если Израиль намерен потребовать от арабских стран и Ирана 250 миллиардов долларов в качестве компенсации за конфискованное еврейское имущество, то тут тогда речь вообще идет о единице, как минимум, с тринадцатью нолями. И это не считая горьких плодов изгнания "гостеприимных" англичан, французов и прочих испанцев.

Кто-то возразит: мечтать, дескать, не вредно. Уж коль немец сказал, что не брал - значит не отдаст, а переведет стрелки на еврея. Но да здравствует демократия! Это благодаря ей мы, хочется верить, наконец осознаем, что прав тот, чей адвокат лучше. Главное - не перемудрить. Если подать иск в Европейский суд, его отклонят: даже микроскопичный Люксембург не пожелает стрелять себе в ногу. Поэтому создавать придется собственный трибунал - Иерусалимский. Да, понадобится время, чтобы его признали. Но в переломный момент истории не идут за большинством. Сколько бы ни продолжалась тяжба, она при всех своих минусах заставит Европу умерить пыл и избегать яростных нападок. Или наоборот только распалит.

И тогда поставить ее на место будет еще проще. Ибо у преступлений против человечества нет сроков давности. Это требование Конвенции, принятой Генеральной ассамблеей ООН 26 ноября 1968 года. Она применима и к странам-колонизаторам, избежавших наказания за совершенные ими многовековые злодеяния, следы которых ведут и в сегодняшний день. Пусть для начала вернут награбленное. Хотя бы частично. Желательно добровольно. Либо когда -то все равно найдется тот, кому придется взять на себя труд добиться справедливости. И кто, как не Израиль, лучше всего подходит для этой роли? Поскольку это война еще и духовная. Взгляните на здание парламента ЕС в Страсбурге. Ведь это точная копия незаконченной Вавилонской башни.

Деньги не требуют мудрости, но мудрость требует денег. Даже ради тех, кто постоянно голосует в ООН против Израиля. Ибо у них нет ни того, ни другого. А высшее дипломатическое искусство в том и состоит, чтобы врагов стремиться превратить в друзей. И первым серьезным шагом на этом пути может стать придание Иерусалимскому трибуналу статуса международного. С привлечением юристов из заинтересованных стран, включая, в первую очередь, тех, кто пострадал и до сих пор страдает от колониального прошлого. Кстати, и арабские государства тоже. Не все, естественно, откликнутся. Но тем хуже для них. Пусть потом кусают себе локти.

И это не шутка. Снова повторю Герцля: "Стоит захотеть, и это не будет фантазией". Весь вопрос в том, найдется ли и сейчас такой Герцль?