Maof

Thursday
Jan 20th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Читатели уже заметили печальную корреляцию: преступность усиливается с усилением власти демократов. Демократы борются за все хорошее, за свободу, равенство и братство. Вот взяли они очевидный факт – высокую преступность в среде чернокожих американцев – и решили с этой преступностью бороться.

Во-первых, они объявили преступность в этой среде тяжким наследием капитализма, рабства и законов Джимми Кроу, дискриминации, бедности и расизма. Сами преступники ни в чем не виноваты. Они – жертвы несправедливо устроенного общества.

Во-вторых, чтобы искоренять преступность, следует пересмотреть само понятие преступности наказания и мер пресечения. Перефразируя Достоевского, «нет ни преступления, ни наказания».

Например, кража в магазине на сумму до 950 долларов в Калифорнии преступлением не считается. Массовые акции мародерства и грабежей магазинов, начавшиеся летом 2020 года, вообще никак не пресекались. Они были переименованы в акции протеста по разным поводам. То ли смерть святого Георгия Флойда, то ли ранение Джейкоба Блейка (по версии прессы, он был убит полицейскими), то ли оправдание Кайла Риттенхауса. Был бы повод, куда излить неукротимую энергию революционных масс люмпенов.

В-третьих, началась реформа судебной системы. В демократических графствах преступников освобождают под символический залог за самые злостные преступления: ограбления, в том числе вооруженные, издевательства над женой и детьми, физическое насилие.

После трагедии в Вокеше окружной прокурор назвал залог в тысячу долларов для Даррелла Брукса за попытку задавить машиной бывшую жену «неоправданно низким». Однако, как показывает документация, эти самые «неоправданно низкие» залоги были рутиной в этом округе. Под символический залог был даже выпущен серийный грабитель банков.

По утверждению бывшего прокурора Тома Грива, в Милуоки назначают самые маленькие залоги во всем штате Висконсин. Поэтому освобождение Даррелла Брукса под символический залог после наезда на бывшую жену является не исключением, а нормой. «Это стандарт для Милуоки, – сказал Грив, возглавляющий сейчас крупную юридическую контору. – В графстве Вокеша вы бы под такой залог не вышли, это уж точно».

Между прочим, в то время когда Даррелл Брукс пытался задавить бывшую жену, он уже был выпущен под залог в 500 долларов за попытку застрелить брата и его товарища.

Не то чтобы он не хотел его застрелить, просто промахнулся, ну его и отпустили. Для улучшения статистики преступности в данном секторе.

Инспектор Седрик Корнволл, внесший неоценимый вклад в борьбу с преступностью и отпустивший Даррелла Брукса на волю, был переведен в другой отдел и больше не занимается уголовными делами.

На мой взгляд, он слишком легко отделался. Родителей мальчишки, застрелившего в Мичигане товарищей по школе, привлекают к ответственности по статье «Непредумышленное соучастие в убийстве». Инспектору Седрику Корнволлу вполне можно было бы предъявить аналогичное обвинение. Если бы он не освободил серийного уголовника под смехотворный залог, были бы живы и здоровы люди.

В округе, вверенном окружному прокурору Джону Чишолму, птенцу гнезда Сороса, творятся дивные дела. 23 сентября полиция арестовывает 18-летнего Омариона Джонса, пятнадцать минут тому назад ограбившего с дружками кредитный банк. Он ехал в машине марки «Шевроле-Трайблейзер», и эта машина уже была на примете у полиции, так как преступники использовали ее при вооруженном ограблении банков и стрельбе.

В суде сочли, что участие в ограблении банка не доказано, хотя банковские купюры были при Джонсе, и, обвинив парня в мелком хулиганстве, отпустили под залог в 500 долларов через пять дней. 10 ноября он попался, когда ехал в украденной при вооруженном ограблении «Субару-Форрестер». Через неделю он был выпущен под залог в 1000 долларов.

Зато в Wells Fargo он лично сунул банковскому служащему записку: «Делай, как я сказал, или все умрут, дай мне все наличные, никаких меченых денег, у меня бомба». Через пять дней он ограбил Educator’s Credit Union. Наконец ему назначили залог в 30 тысяч долларов. Тоже не очень много для серийного уголовника.

Жительница Милуоки Даниэла Аллен жестоко избила своего сына и нанесла ему увечья, она и раньше избивала ребенка. У нее было четыре привода в полицию. Ее выпустили под залог в 1000 долларов.

Эдвард Блэк был выпущен под залог в 1000 долларов, так как ничего такого страшного не совершил, всего-то придушил жену до потери сознания на глазах сына и дочери, но ведь она осталась жива.

Самое интересное, что все эти преступники преступниками себя не считают. Даррелл Брукс жаловался журналистам «Фокса», что его «демонизируют» и даже родная мать отказывается говорить с ним. «Позабыт, позаброшен с молодых юных лет, я остался сиротою, счастья-доли мне нет».

К тому же он вовсе не наркоман, не серийный преступник, а творческая личность, народный акын, или, по-модному, рэпер.

Уилл Александер, чернокожий публицист, исследуя проблемы преступности афроамериканской молодежи, пишет, что в этой среде появилась новая увлекательная игра – «Убей друга». Даже рэперы поют об этом.

Вот неполный список этих народных акынов – Julio Foolio (едва не убили), FBG Duck (убит) и Pooh Sjiesty (в тюрьме за убийство). Так что нынешние рэперы просто подталкивают своих поклонников к убийству.

А вот и пример такого модного творчества некоего YNW (Young Nigga World) Melly:

Я проснулся утром с мыслью об убийстве.
АК-47, МАК-11, Глок и 9-й калибр…
Желтая лента вокруг его тела. Это гребаное убийство,
Его лицо на майке, его семья в шоке.

Я даже не хотел застрелить его, все произошло неожиданно,
Я перезарядил пистолет, прицелился и выстрелил в него дважды.
Его тело осело на пол,
И слезы закапали из его глаз,

Он схватил меня руками и сказал, что ему страшно умирать.
Я сказал ему, уже поздно, дружище, время прощаться.
И он умер у меня на руках, залив кровью мою рубаху.


Джеймел Морис написал эту песню, сидя в тюрьме за то, что расстрелял школьников в Веро-Бич во Флориде, когда ему было 15 лет. Песня немедленно стала хитом, и сейчас Джеймел стоит миллионы.

Согласитесь, что это не имеет никакого отношения к рабству или расизму. Ни один белый расист не заставлял под дулом пистолета писать песню об убийстве друга, который случайно не вовремя попался под руку. Это такой элемент молодёжной субкультуры в той среде, где произошла нормализация ненормального, нормализация преступности. Тем более что и расисты, наоборот, это поощряют. Дескать, «блаженны нищие духом», униженные и оскорбленные. Им все можно, все дозволено. Их и под залог выпустить можно, только вы уж сумму небольшую назначьте, чтобы нам необременительно было, когда в общак скидываться будем.

Удивительно ли, что в том же Милуоки число убийств в 2020 году увеличилось на 95% по сравнению с 2019 годом, а насилие увеличилось на 26%.

Уровень насилия в районах компактного проживания афроамериканцев не волнует уже никого – ни либералов, ни BLM. Это внутреннее дело общины, и это не их бизнес. Вот магазин в знак протеста ограбить – другое дело. Это уже бизнес, причем безнаказанный.

Вот Александрия Окасио-Кортес утверждает, что никакого мародерства и в помине не было. Эту ложь об идеалистах распространяют их и АЛК политические противники.

В интервью для «Вашингтон таймс» девушка так и сказала:
«Многие из этих обвинений о массовом разграблении магазинов просто не выдерживают проверки. Я полагаю, что жалобы исходили из Walgreens в Калифорнии, но данные это не подтверждают».

Речь шла о случае, когда грабители ворвались в магазин, разбили молотками витрины и унесли косметики на 2400 долларов.

В ответ руководство Walgreens заявило, что «организованные ограбления магазинов стали самой большой проблемой» для компании. Это «вышло за рамки мелкого воровства и перешло в онлайновую торговлю краденым». Так что никаких выдумок, все так и есть.

Джейсон Бруер, старший исполнительный вице-президент ассоциации торговых сетей, прокомментировал АОК:
«Со всем уважением, но конгрессменша понятия не имеет, о чем она говорит. И данные, и записи видеокамер очень ясно показывают, что это серьезная проблема и она нуждается в решении. Если ее не волнуют организованные грабежи и насилие по отношению к сотрудникам, то пусть она скажет об этом прямо».

Мы не станем утверждать, что АОК или Рашида Тлаиб, мечтающая выпустить из тюрем всех преступников, находятся на содержании у мафии, но польза для организованной преступности от деятельности этих коммунисток огромная.

Коммунисты всегда славились умением создавать параллельную, утопическую реальность для других. Для себя они нанимают частных телохранителей за большие деньги.

Мы-то уже проходили, как свобода, равенство и братство превращаются в диктатуру пролетариата, а потом и вовсе в диктатуру без пролетариата. Пролетариат гниет в ГУЛАГах или спивается в подворотнях. Крейг Лэлли, президент Лиги полицейских Лос-Анджелеса, считает:
«Когда общество снимает ответственность за плохое поведение, преступники начинают совершать еще больше преступлений, наркоманы отказываются от принудительного лечения, а вандализм и мелкие кражи перерастают в мародерство и убийства».

Можно, конечно, требовать возвращения закона и порядка, можно дать возможность полицейским делать свое дело, наказывать преступников за совершенные преступления, а не оправдывать их деяния, ссылаясь на тяжёлое детство.

Вот когда иммигрант из мусульманской страны зарезал английского парламентария, в дом к его родителям пришла соцработница, чтобы выяснить у матери, не страдал ли убийца от детской психологической травмы.

Так вот, он не страдал, он наслаждался. Как и все прочие уголовники и террористы. Но они сейчас нужны либеральным коммунистам, чтобы таскать для них каштаны из огня и разрушать страну. А в конгрессе, Голливуде и в суде расплатятся с ними за оказанные услуги. Рука руку моет.

https://kstati.net/sotsialisticheskaya-prestupnost/