Maof

Thursday
Jan 20th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Нет маленьких событий. Есть маленькие люди.
Марина Цветаева


Время измеряется не в годах, а событиях. И каждое из них - хорошее или не очень - необходимо нам, чтобы научиться тому, чему необходимо научиться. Потому что реальность складывается не столько из событий, сколько от нашего отношения к ним. Так в чем тогда проблема? В неумении отличить сложное от невозможного. Ибо человеческие желания безграничны, а планы грандиозны. Да вот только достижения ничтожно малы. Нас снова позвали в Вену на затянувшийся спектакль под условным названием "Великолепная пятерка и Иран". Должна была бы быть "шестерка", но Америка пока прячется за кулисами. Впрочем, и Вена уже теперь совсем не та, и посреднический "секстет", изрядно потрепанный ковидной бурей, великолепным даже с большой натяжкой сложно назвать.

Враждебный атом

Историю пишут фантазеры. И вовсе не потому, что им присуще богатое воображение, хотя и не без этого. Просто реальность соткана из мифов. И мы глядим на прошлое либо сквозь призму искаженных фактов, либо опираясь на собственные фантазии. Рискуя получить то будущее, которое меньше всего ожидаем.

Секреты долго не живут. Ведь где тайна, там и вероломство, и предательство. А коль лиса начинает вещать о морали, то, как говорят американцы, береги кур. Тайные американо-иранские контакты начались в 2011 году. Но неофициальные отношения установились еще раньше. Сразу после свадьбы дочери Джона Керри Ванессы с начинающим ученым Вали Нахедом, которого, видимо, не за глаза называют сыном бывшего иранского министра иностранных дел Мохаммада Зарифа. Казалось, семейные связи помогут быстрей растопить лед недоверия и ускорить процесс сближения. Однако возникло неожиданное препятствие. В лице Махмуда Ахмадинежада, не скрывавшего своего откровенного презрения к вашингтонской элите. Поэтому в качестве посредника пришлось пригласить султана Омана Кабуса бин Саида.

Четырехлетний дипломатический марафон завершился принятием так называемого совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Обратите внимание на эту обтекаемую и ни к чему не обязывающую формулировку. Это не договор и даже не соглашение, за которое его выдают. В лучшем случае - просто некие рамочные договоренности, "нарисованные" наспех, будто на коленке. А ведь так, по сути, и было. В последний момент госсекретарь Керри вдруг заявил, что Вашингтон готов в одностороннем порядке отменить антииранские санкции. Даже если Тегеран откажется предоставить сведения о своих ядерных разработках. Несмотря на то, что это было одним из основных условий, согласованных во время предварительных переговоров еще в Лозанне.

Искусство дипломатии как раз и состоит в умении предвидеть непредвиденное. И коль уж нет такого таланта, то лучше вообще ничего не менять. Поскольку любой сделанный ход приводит лишь к ухудшению позиции. В шахматах такое положение называется цугцвангом. Керри оказался не только плохим шахматистом, но и политиком. Ибо когда необходимо сделать выбор, а вы его не делаете, то это ведь тоже выбор. Иранцы умело воспользовались неожиданным подарком, устроив привычный базарный торг. И в итоге превратили готовящееся соглашение в филькину грамоту, выхолостив его главную суть. Сначала были отвергнуты внезапные инспекции иранских военных объектов. Затем убрали утвержденный ранее тезис о "постепенном снятии международных санкций". При повторной редакции слово "постепенное" исчезло. Заодно выпал и пункт о свертывании программы по разработке и производству баллистических ракет.

Самой большой ошибкой было бы выставить Керри если и не глупцом, то просто неискушенным дипломатом. Устроенная им игра в поддавки санкционировалась на президентском уровне. Барак Обама даже не посчитал нужным дать хоть какие-то членораздельные объяснения, ограничившись дежурной фразой: "Договорённости по ядерной программе с Ираном показали силу и возможности дипломатии". Власть всегда придает словам отпечаток правды. Особенно когда не удается достигнуть желаемого и приходится делать вид, что желали достигнутого. Любые переговоры скрывают, как маска, лицо, но обнажают намерения. В беседе с Федерикой Могерини - тогдашним еврокомиссаром по иностранным делам и политике - Керри дал понять, что сделка с Тегераном рассчитана на то, чтобы привлечь Иран к мирному процессу в Афганистане, Ираке и Сирии. На что та вполне резонно указала на важность более тесного сотрудничества с арабскими странами. Предложив в качестве компенсации создать с ними совместный антитеррористический союз.

Сегодня мы знаем, чем закончились эти фантазии. А могли бы кончиться еще плачевней. Если бы не введенные Дональдом Трампом жесткие санкции. И не менее жесткое противодействие Израиля практически на всех антииранских фронтах, включая невидимый. В противном случае Ближний Восток изменился бы до неузнаваемости. Причем не в лучшую сторону. Просто у Ирана не хватило ресурсов, чтобы всерьез дестабилизировать и без того напряженную региональную обстановку. А те, кто требуют от него адекватного поведения, по-прежнему остаются в меньшинстве.

Повторение пройденного?

Мир невозможен без многообразия. Иначе бы он был бессодержательным и тусклым. А гармония достигается путем бесконечных повторений. Это первооснова жизни. Ситуация, с которой мы когда-то не справились, непременно повторится снова. Может быть, несколько в ином русле, но обязательно схожая. И будет повторяться до тех пор, пока мы ее окончательно не исправим. Будь то на чисто личностном или же государственном уровне.

Очередная попытка договориться с Ираном из той же серии. До этого уже пытались договариваться с Индией и Пакистаном. Затем с Северной Кореей. Но облажались и постарались как можно быстрей забыть. Дескать, кто прошлое помянет, собственными словами и поперхнется. Вы все еще верите, что торг и в самом деле идет вокруг атома? Иран обладает ядерной технологией, которую ему передал небезызвестный Абдул Кадир Хан, по крайней мере с 2004 года. Давно уже не секрет, что по его чертежам создавались урановые центрифуги в Натанзе. Всю необходимую документацию он тоже скопировал. Еще в Нидерландах, где работал в компании, участвовавшей в строительстве ядерных объектов. Что, кстати, вскоре резко ускорило работу и над пакистанским "оружием Судного дня". А впоследствии превратилось для него в весьма прибыльный бизнес.

Все проходит, да не все забывается. До сих пор не утихает спор действовал ли Хан по собственной инициативе или все-таки выступал от имени правительства. Скорее всего, возможны оба варианта. Так, сделку с Ливией он вел самостоятельно. В то время, как в Пхеньяне шел активный обмен атомных технологий на ракетные. В чем Исламабад был кровно заинтересован. А за спиной маячила тень Китая и Ирана. Дело в том, что в начале нулевых Украина тайно поставила туда партию крылатых ракет Х-55, которые достались ей в наследство от Советского Союза. Согласно договоренностям, половину из них передали России, получив взамен газ, а остальные должны были утилизировать в рамках финансируемой США программы по разоружению. Но якби в Україні за крадіжку відрубували руки, то у Верховній Раді замість кнопок для голосування були б педалі. Думаю, и без перевода понятно. Не пропадать же добру. Киев, между тем, яростно отнекивался, отвергая любые обвинения в "якобы незаконном экспорте". Пока иранцы не показали свой аналог Х-55, производство которого сумели наладить на одном из военных заводов.

Ложь переносится гораздо легче, когда знаешь правду. В начале 2005 года Пхеньян публично заявил о создании ядерного оружия. Год спустя прошли и первые испытания. Среди приглашенных на полигон была и иранская делегация. Считается, что именно с этого момента начался отсчет тесного ирано-корейского военного сотрудничества. Когда против КНДР были введены санкции, Тегеран помогал и деньгами, и нефтью. Как некогда Саудовская Аравия, которая не позволила экономически удушить Пакистан, ежедневно поставляя ему 50 тысяч баррелей бесплатной нефти. Поэтому если уж говорить об иранском атомном мече, то он безо всяких сомнений - плод совместных усилий этих двух репрессивных режимов. То же самое можно сказать и о ракетостроении. Все иранские баллистические ракеты - копии северокорейских, а те, в свою очередь - прототипы советских.

И это, пожалуй, главный иранский козырь. А заоодно и объяснение, почему Тегеран ведет себя так нагло и уверенно. Ведь время, хотим мы того или нет, действительно работает на него. Вашингтону после позорного афганского фиаско, как воздух, необходима серьезная внешнеполитическая победа. И он готов пойти на всё, чтобы ее добиться. Только вот как это сделать, не уронив лица? Исламская республика выдвинула жесткие предварительные условия. Во-первых, полная отмена санкций. Во-вторых, гарантии того, что они не будут введены вновь. В-третьих, никаких препятствий для дальнейшего развития ракетных проектов. Америка, естественно, против. Пока. Правда, Михаил Ульянов, возглавляющий российскую делегацию на венских переговорах, как бы невзначай проговорился, что все спорные вопросы улажены на 90 процентов.

А это означает, что компромисс не за горами. Надо только запастись терпением. Как-никак, но это все-таки процесс, который рассчитан на определенное время. И одновременно спектакль, у которого тоже свои правила. Тем не менее, можно предположить, как будут развиваться события. Иран, угрожающий довести обогащение урана до оружейного уровня, согласится остановиться на нынешних 60 процентах. Или даже проявит готовность опуститься до оговоренной СВПД планки. Более того, не исключено, что сделает это в качестве жеста доброй воли. Поскольку будет по-прежнему придерживаться старой тактики, продолжая настаивать на том, что не стремится к ядерному оружию, а преследует исключительно мирные цели. В ответ США и их "компаньоны" снимут львиную долю санкций, за исключением, может быть, ракетной программы. А больше Тегерану, собственно, ничего и не надо. Освободившись от санкционной удавки, он получит дополнительные средства, которые использует для дальнейшей милитаризации страны. Что приведет лишь к усилению вмешательства во внутренние дела соседних государств и дестабилизации и без того напряженной обстановки в регионе. Вместе с безудержным раздуванием террористического психоза, ставшего неотъемлемой частью политики аятолл.

Как поведет себя в этом случае Израиль? Если прислушаться к официальным заявлениям, то еврейское государство при любом раскладе сохранит за собой свободу действий. Не исключая в том числе и военного варианта. Только вот свобода - это что-то вроде кислорода. Когда его мало - задыхаешься, а если много, то голова кружится. Поэтому слова - это одно, а дела - совершенно другое. Как сообщает The New York Times, Белый дом предостерег Иерусалим от каких бы то ни было "непродуктивных шагов". То бишь, по сути, запретил не только бомбардировку иранских ядерных объектов, но и даже применение кибероружия для их хотя бы частичной нейтрализации. А без отмашки Вашингтона пойти на решительные действия Нафтали Беннет не рискнет. Разве что Иран сам вдруг перейдет грань дозволенного.

Снова Мюнхен?

Нельзя дважды войти в одну и ту же реку. Мы часто используем это выражение древнегреческого философа Гераклита, особо не задумываясь над его смыслом. Хотя он вроде и не нуждается в дополнительном пояснении. И все же. Нередко эту фразу употребляют в значении: не стоит дважды пытаться делать одно и то же. Почему? Потому что второй раз получится хуже. Странно, не правда ли? Ведь опыт, а с ним и качество, приходит как раз в результате многократных действий. Так-то оно так. Да только не в политике.

Ядерную сделку с Ираном, заключенную в 2015 году, в Израиле восприняли как чуть ли не второй мюнхенский сговор. Причем, надо признать, не без оснований. Поскольку и соглашение, подписанное в Мюнхене, было ни чем иным, как попыткой спасти рушившуюся международную систему стабильности за счет "малых" стран, беззастенчиво принесенных в откупительную, но напрасную жертву. Оставив в памяти чувство омерзения да ставшее нарицательным чемберленское пустословие: «Я привез вам мир». Еще кощунственней и циничней выразился Джон Керри. «Если бы иранцы хотели уничтожить Израиль, то еврейского государства уже не было и в помине», - заявил он в интервью главному редактору журнала The Atlantic Джеффри Голдбергу.

Между тем, история могла пойти совсем иным путем. Чехословакия образца 1938 года обладала не просто сильной экономикой, но и, что очень важно, мощным военно-промышленным комплексом. Ее армия почти не уступала германской. Ни по численности, ни по вооружению. А созданная на границе в Судетах глубоко эшелонированная сеть долговременных укреплений вообще могла оказаться немцам не по зубам. Да и Гитлер вряд ли рискнул бы пойти на авантюру, выполни Франция свой союзнический долг. Но она, как и Великобритании, на помощь не пришла. Ни тогда, ни год спустя, когда Германия вторглась в Польшу. После чего настал черед и самой Франции, не устоявшей перед немецкой бронированной армадой, где каждый третий ее танк был, между прочим, чешским.

Франция и сегодня самый что ни на есть активный поборник диалога с Ираном. Хотя его трудно даже с очень большой натяжкой назвать конструктивным. Личные предпочтения только на первый взгляд сугубо индивидуальны. А уж политические - тем более. До президентских выборов остались считанные месяцы, и Эмманюэль Макрон не может идти на них с пустыми руками. Поэтому готов зубами рыть землю ради того, чтобы добиться результата. Кроме того, следует учитывать и экономическую составляющую. Ведь в случае успеха французские компании, наверняка, получат доступ к дележу богатого иранского пирога. На это, собственно, и рассчитывают участники переговорного процесса, уже сейчас прикидывая на какую долю каждый из них может претендовать. Политики думают, что они мыслят категориями национальных интересов, но на самом деле не столько думают, сколько видят. А зрение обманчиво.

Решающее слово все-таки остается за Соединенными Штатами, но при этом им достанется меньше всего девидендов. Ибо с политической точки зрения сделка будет все равно выглядеть, по крайней мере, сомнительной, а с экономической - и вовсе никакой. Иран не пустит американцев на свой рынок. Одновременно Вашингтон теряет и арабские рынки. Страны Персидского залива, как и Израиль, крайне негативно относятся к перспективе возрождения ядерного пакта шестилетней давности. И дабы "снизить напряженность", пытаются заранее опредилиться с Ираном. Саудовская Аравия ведет с ним переговоры при посредничестве Ирака. И если верить пресс-секретарю иранского МИДа Саиду Хатибзаде, вот-вот откроет свое посольство в Тегеране. Ждут здесь и делегацию Объединенных Арабских Эмиратов, которую - не исключено - возглавит шейх Тахнун бин Зайед Аль Нахайян. Брат наследного принца Мохаммеда бен Заида и главный его советник по национальной безопасности. Во всяком случае, именно он вызывает наибольший интерес у иранских аятолл.

Когда появляется недоверие, умирает вера. Ближний Восток - это не просто сплетение накопившихся обид и проблем, а сплошной комок нервов. И вовсе не случайно его называют пороховым погребом планеты. По затратам на вооружение сразу три арабские страны входят в первую пятерку. На первом месте Саудовская Аравия. За восемь последних лет она импортировала оружия почти на 75 миллиардов долларов, оставив позади Индию и Австралию. Четвертым идет Египет, в последний момент опередивший Арабские Эмираты. Год назад они заключили гигантскую оружейную сделку на 23 миллиарда долларов. Но новая вашингтонская администрация решила не торопиться с ее реализацией. Абу-Даби ждать не пожелал и подписал контракт с Францией. Фактически на ту же сумму. Скорее всего, подобная судьба ждет и соглашение с Саудовской Аравией. Только речь уже идет о 60 миллиардах. За них и пойдет ожесточенная борьба. С Америкой или без нее. Политика, которая не задевает ничьих интересов, соответственно, и не приносит никаких плодов.

"Не будь сладок, иначе съедят, - гласит еврейская мудрость. - Но не будь и горек - иначе выплюнут". В условиях, когда все против всех, дипломатия лицемерия лишь усугубляет самообман. США рано или поздно договорятся с Тегераном. За спиной Израиля. После чего начнут всячески саботировать любые его действия. Такое ощущение, что Нафтали Беннет вообще не понимает, кто такой Джозеф Байден, который в свое время одобрительно встретил "революцию" Хомейни и всегда был сторонником сильного Ирана, чего, кстати, никогда и не скрывал. Как, впрочем, и ярым противником антииранских санкций. Потому и не удалось ему убедить Энтони Блинкена ни в опасности, исходящей от Ирана, ни в серьезности израильских намерений.

Не сумели этого сделать и срочно командированные в Вашингтон министр обороны Бени Ганц и директор Моссада Давид Барнеа, у которых создалось устойчивое впечатление, что американцы твердо решили вернуться к былым договоренностям. Невзирая ни на что и не считаясь ни с чем. А чтобы у Израиля не возникало никаких иллиюзий на этот счет, Белый дом отменил оговоренную ранее досрочную поставку новейших самолетов-заправщиков KC-46. С дальностью полета свыше десяти тысяч километров и способностью находиться в воздухе до 12 часов. Что, естественно, резко снижает израильские возможности по уничтожению иранских ядерных объектов. Хотя и не делает их невозможными.

Станет ли Вена вторым Мюнхеном? И чем аукнется невыученный урок? Как ни парадоксально, эти вопросы уже не столь актуальны. В силу вступают другие правила. И они никак не вписываются в общепринятые.

Заключительный акт

Б-жественный спектакль подходит к концу. Зато человеческая комедия в самом разгаре. Вся история человечества - это история войн, потрясений и революций. Истину искали не в вине, а в крови. Лучшие умы не покладая рук трудились над совершенствованием орудий убийства. Не жалея ни сил, ни ресурсов. Кульминацией интеллектуального варварства стало минувшее столетие. Век-волкодав, по образному выражению Осипа Мандельштама, заставил ужаснуться, превзойдя по своей жестокости всё мыслимое и немыслимое. Но у кого повернется язык назвать его абсурдным?

Слабость истории в том, что она поростает легендами, которые со временем становятся мифами. Поэтому воюя за прошлое, легко проиграть будущее. Не будем цепляться за термины. Войну, позже названную Первой мировой, в 1914 году и в Берлине, и в Париже считали франко-немецкой. Вторую мировую в Соединенных Штатах определяли и продолжают определять как Тихоокеанскую, а в России до сих пор величают Великой Отечественной. Сути, однако, это не меняет. Тем более, что о мировых войнах, которые сотрясут основы миропорядка в конце времен, говорили еще пророки. Почитайте того же Захарью. Если не в оригинале, то хотя бы в русском переводе, причем, с вполне добротными и подробными комментариями. В том числе и "вундеркинда с Волыни" рабби Мальбима, который еще полтора века назад назвал главную причину предстоящих бедствий: две войны в наказание народам мира за разрушение Первого и Второго Иерусалимских Храмов, а третья - за то, что не давали евреям построить Третий.

Иметь точку зрения вовсе не значит обладать зрением. Только глупцы свято верят в установленный лжецами международный статус-кво. Войны потому и называются мировыми, что ведутся за передел уже поделенного мира. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить послевоенные карты начала двадцатых и пятидесятых годов. Но одного захвата территорий мало. Надо его еще и узаконить. Что победители и поспешили сделать, создав Лигу наций, а после очередной перекройки границ - Организацию Объединенных Наций, которая будет так же безжалостно выброшена на свалку истории после следующего дележа. А он уже маячит на горизонте.

Параллельно с этим процессом идет другой. Незримый, но не менее важный. Первая мировая война катком прошлась по местечкам, фактически уничтожив многовековой уклад еврейской жизни. Зато ее следствием стала "Декларация Бальфура", провозгласившая право еврейского народа на свой национальный очаг в Палестине. Вторая мировая позволила захватить плацдарм - узкую полоску земли между морем и рекой, которая называется Израилем. Хотя за это и пришлось заплатить неимоверно высокую цену - шесть миллионов жизней. С этого плацдарма скоро и начнется наступление, цель которого - освободить территории, обещенные праотцу Аврааму Б-гом: "Потомству твоему дал Я эту страну, от реки египетской до реки великой, реки Прат..." (Берешит, 15: 18).

Но евреи - народ в принципе миролюбивый. И даже ради самых высоких целей кровавую бойню не спровоцируют. Тем более, мировую. Тогда кто? Иран. Именно ему, похоже, предстоит оказаться в эпицентре мировой истории. Иначе с чего бы вдруг его так обхаживают ведущие мировые державы? И неважно чем завершатся переговоры. Важно, что они наверняка станут предтечей Третьей мировой войны. Почему Иран, а не Китай, стремящийся поглотить Тайвань, или Россия, всё глубже погружающаяся в кофликт с Украиной? Не знаю. Возможно, наши предки знали о нас гораздо больше, чем мы сами о себе. В антологии мидрашей "Ялкут Шимони", изданной в Салониках в 1527 году, говорится: "Царь Персии будет вести войну с царем Аравии, который объединится с царем Эдома... (Песикта Раббати, 37, 2). А дальше и вовсе нечто странное: "...и тогда царь Персии возьмет и разрушит весь мир". Каким образом? С помощью тотального террора? Либо развязав ядерную войну?

Иранцы явно неравнодушны к цифрам. Если вести отсчет от так называемой исламской революции 1979 года, то наиболее удачным для их страны оказывается каждый двенадцатый год. Судите сами. В 91-м Ирак захватывает Кувейт и становится главной мишенью международного сообщества. Чем не подарок обескровленной войной Исламской республике? А еще 12 лет спустя самый ненавистный ее враг Саддам Хусейн вообще теряет абсолютно все, в том числе жизнь. Причем безо всяких на то усилий Тегерана. В 2015 году режим аятолл праздновал новую победу, обменяв свои пустые обещания на полный выход из удушающей страну изоляции. Не без сюрпризов обещает быть и 2027 год. Его ожидают с особым неперпением, поскольку он, согласно подсчету местных клерикалов, должен стать годом последней победоносной схватки с "неверными", которая приведет к окончательному разгрому гнилого Запада и раскрытию двенадцатого имама по имени Махди. Только не маловато ли пяти лет для подготовки к большой войне? Хотя Гитлеру и их вполне хватило.

Но у Всевышнего свой план. Он никогда не скрывал его от нас, вложив детали в уста пророков. Войны, которые мы именуем мировыми - это на самом деле три этапа одной войны. Со злом. Мудрецы называют ее войной Гога и Магога. Два раунда уже позади. Остался последний, который, как подчеркивает книга "Зоар", должен побудить мир вернуться к его изначальной духовности. И мы больше уже не зрители, а непосредственные участники заключительного акта этого захватывающего и неповторимого Б-жественного шоу. А как насчет ружья, которое должно выстрелить в конце? Обязательно выстрелит. Может быть, даже словами пророка, обращенными непосредственно к нам: "И будет в тот день: обобьет Г-сподь (плоды Свои) от бурной реки (Прат) до реки Египетской, и вы собраны будете по одному, сыны Израиля" (Йешаягу, 27:12).

Да будет так! Мы всегда притягиваем к себе то, во что верим.