Maof

Saturday
Jun 22nd
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
На войне всякая идея человеколюбия - пагубное заблуждение, нелепость.
Карл фон Клаузевиц


Май - время пробуждения. Не только природы, но и наших внутренних сил. Может, поэтому он так богат на знаменательные и праздничные даты. Но если праздник не находит отклика в душе, то как его ни назови, радости это не прибавит. И настроения не поднимет. Как Первомай, который еще недавно называли днем международной солидарности трудящихся, заставляя МАячить на демонстрациях. А теперь он просто день труда. Исключительно, наверное, для тех, кто и без того целый год привык МАяться бездельем.

У нелепости много ликов. Посему и нелепо искать в ней благоразумия. Да еще на фоне всеобщего массового помешательства. Двадцать лет назад генассамблея ООН объявила 8 и 9 мая днями памяти и примирения, стремясь тем самым подвести черту под Второй мировой войной. Примерно то же самое пыталась в свое время сделать и Лига Наций. В итоге исчезла сама. Вскоре, судя по всему, ее судьбу разделит и ООН. Во всяком случае все идет к тому. Но пока она в сороковой раз отметила всемирный день Красного Креста и Красного Полумесяца. Правда, без особых торжеств, которые были бы просто не к месту. Особенно после того, как Израиль всерьез взялся за UNRWA, пригрозив заодно закрыть и краснокрестные офисы. Тем более теперь, когда генеральным директорором International Committee of the Red Cross назначен Пьер Кренбюль - ярый защитник "попранных прав" несуществующего народа, со скандалом уволенный из БАПОР за взяточничество, коррупцию и разврат.

Чужая правда глаза колет, а своя ложь и душу согревает. Независимо от года или месяца. Прошедший всемирный день свободы печати планировалось посвятить борьбе с экологическим невежеством. Только получилось как всегда. На ежегодной журналистской конференции, прошедшей в Сантьяго, в центре внимания оказались не проблемы экологии, а церемония награждения "палестинских" агитаторов и пропагандистов премией UNESCO, учрежденной в память о Гильермо Кано, погибшем от рук колумбийской мафии. Какая, спросите, связь? Никакой. Но, подводя итоги, обычно опираются на выводы, которые делаются заранее. Причем, как правило, далекие от объективности. Типичный пример - последний песенный конкурс на "Евровидении", где члены жюри из подавляющего большинства стран просто проигнорировали израильскую певицу Эден Голан, не дав ей ни единого балла. В то время, как по результатам зрительских симпатий она, несмотря на мощнейший прессинг, заняла второе место. И теперь попробуйте разубедить ее в том, что и профессионалов можно условно разделить на три категории - предвзятых, предубежденных и пристрастных.

Лучший учитель - опыт. Достаточно простого эксперимента. Предложите самому беспристрастному судье разобрать собственное дело и посмотрите на результат. Поступая беспринципно, мы вредим прежде всего себе. А судья, напрочь лишенный высоких моральных качеств, наносит серьезный ущерб всему обществу. Поэтому истинное правосудие просто невозможно без нравственных ценностей. Не случайно еврейский суд (не путать с нынешним БаГаЦем, у которого справедливость только в названии) всегда требовал от судей не только безупречной честности, но и исключительной скромности. Чего сегодня и днем с огнем не сыскать. Отсюда и порочная практика огульного наказания как правых, так виноватых. И как результат - откровенно издевательская пародия на правопорядок. Ну, а как еще объяснить решение главного прокурора международного уголовного суда Карима Хана запросить ордера на арест Биньямина Нетаниягу и Йоава Галанта, поставив их на одну доску с патологическими убийцами Исмаилом Ханией, Яхьей Синуаром и Мохаммедом Дейфом?

Большей насмешки и не предумаешь. Почему бы International Justice Day, который отмечается 17 июля, не перенести на 1 апреля, объединив со всемирным днем дурака. Идейное правосудие - такая же нелепость, как и идейная преступность. То же мошенничество, но скрытое. Поскольку у фальшивых культов и поклонение фальшивое. И только, пожалуй, лишь в Израиле всякий праздник несет в себе определенную смысловую нагрузку, коренным образом отличаясь от всех тех, которые отмечают народы мира. Они глубоко уходят корнями в древнюю историю и связаны, прежде всего, с религиозными традициями. Либо с какими-то чрезвычайно важными историческими событиями, оставившими неизгладимый след в душе народа. И, как правило, относятся к категории государственных. Но есть еще и так называемые популярные, появившиеся уже в новейшее время. Как, например, день Алии.

Особняком стоят национальные, если можно так выразиться, праздники, которые обычно выпадают на апрель-май. Что в них общего? Они символизируют неукротимость еврейского духа, неутолимую жажду свободы и готовность к самопрожертвованию ради этих целей. Поэтому и идут один за другим. Это и день памяти жертв Холокоста и героев сопротивления, напоминающий о шести миллионах евреев, лишенных жизни нацистами и их пособниками в годы Второй мировой войны. И день Победы над германским нацизмом. Евреи тоже внесли весомый вклад в его разгром. Как на фронте, где сражалось свыше миллиона еврейских солдат и офицеров, так и в оборонной промышленности, обеспечивающей армию всем необходимым. И день памяти павших в войнах и жертв террора, плавно переходящий в день Независимости. В этом, кстати, тоже своя символика. Потому что Израиль до сих про сражается за свою независимость, неся тяжелые потери в этой перманентной войне. За год в этот скорбный список добавилось еще 766 имен. И к великому сожалению, не последних.

Самое большое преступление - это безнаказанность. Поэтому, как учит еврейская мудрость, и самые суровые судьи - мы сами. Но в жизни нередко все наоборот. Возможно, не все знают, что во вторую майскую субботу отмечается World Fair Trade Day, а весь месяц проходит под знаком справедливой торговли. Сегодня это звучит как неуместная шутка. Суэцкий канал, на долю которого приходится до 30 процентов мировых объемов контейнерных перевозок и примерно 15 процентов экспортируемой нефти, к ужасу египтян (и не только) загружен всего на треть. Из-за постоянных атак воинственных хуситов. И никто не может найти на них управу. А от организованной Соединенными Штатами военной миссии по защите торговых судов в Красном море почти никакого прока. Она скорее напоминает известную игру в кошки-мышки. Только слишком уж дорогостоящую. Поэтому дело, похоже, идет к тайной договоренности с Ираном. По примеру Саудовской Аравии, которая пошла на этот шаг после того, как закопала в йеменских песках свыше ста миллиардов долларов.

Впрочем, пора бы уже привыкнуть, что в мире, где каждый сам за себя, связи если и налаживаются, то по большей части со сжатыми кулаками. Оттого и грош им цена. Ибо международные договоренности чаще всего не стоят даже той бумаги, на которой они написаны. Все требуют привилегий, забывая об обязательствах. Возьмите ту же Колумбию, которая наплевала на многолетние тесные отношения с еврейским государством и легко разорвала с ним дипотношения. Что уж тогда говорить о торговых соглашениях, которые нарушаются сплошь и рядом. Турция демонстративно заблокировала порты для израильского импорта и экспорта, фактически объявив торговый бойкот. Вследствие этого ни одно судно не может выйти в море. И Всемирная торговая организация ничем помочь не может. У нее просто нет механизмов для наказания за такие нарушения. Что до Организации экономического сотрудничества и развития, то она на подобные "мелочи" и вовсе не обращает внимание. Тем более, если речь идет об Израиле.

В лицемерном мире соответственно и мир лицемерный. Казалось бы, все вроде за мирное сосуществование. Почему же никто не против войны? Или каждый вкладывает в это понятие свой смысл? Генассамблея ООН приняла специальную резолюцию 72/130, провозглашающую 16 мая международным днем мирного сосуществования. И даже расшифровала, что под этим подразумевается не только право каждого государства на мирную жизнь, но и необходимость выслушивать, понимать, уважать и ценить чужое мнение. Включая израильское. Что и говорить: похвально! Но все-таки, согласитесь, как-то не вяжется с этим чуть ли не безоговорочная поддержка кровавых хамасовских преступлений. Многие ли выступили с их хотя бы формальным осуждением? Зато 143 страны безо всякого угрызения совести проголосовали в защиту Хамастана, требуя его независимости. И еще двадцать пять воздержались, то бишь дали понять, что в принципе тоже не возражают.

А совесть... Пусть и дальше спит. В дипломатии цель важней принципов. Важен результат. Независимо от того, какими средствами он достигнут. Ведь где политика, там и ложь. В январе в Аммане состоялись секретные американо-иранские преговоры. При посредничестве иорданского короля Абдаллы II. Вашингтон требовал урезонить хуситов, а Тегеран настаивал на прекращении огня в Газе. Однако договориться, если верить The New York Times, не удалось. Но Белый дом вдруг не только не продлил антииранские санкции, но и разморозил 10 миллиардов долларов. И в то же время резко замедлил темпы военных поставок Израилю, а затем и вовсе отказался пополнять его арсеналы тяжелым вооружением. Несмотря на массированную иранскую атаку, о которой американцев предупредили заранее. Через Турцию. Об этом пишет саудовская газета "Аль-Хадат", и не верить ей нет никаких оснований. К тому же США сумели заблокировать немедленный израильский ответ, сведя его в конце концов к чисто символической "точечной операции". Зато объявили май месячником еврейского наследия. В общем, отмазались.

Повторяется ситуация тридцатипятилетней давности, когда Израиль пошел навстречу заокеанскому союзнику и по его просьбе не отреагировал на иракские ракетные обстрелы. С той лишь разницей, что Белый дом тогда контролировали республиканцы. Хотя перемена адреса главного партийного офиса на конечном результате, как видим, не отражается. И пока Иерусалим по наивности рассчитывал на награду, Вашингтон воспринял его послушание как элементарную слабость. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Именно с подачи Джорджа Буша родилась так и не оправдавшая себя концепция о "двух государствах", фактически узаконившая права террористов. Может быть, потому Вашингтон до сих пор так толком и не сформулировал свое ближневосточное внешнеполитическое видение. То извлекая на свет Б-жий пресловутые "пять пунктов Бейкера", то снова сдавая их в архив.

Но все имеет свою цену. Резкий проарабский крен стоил старшему Бушу президентства. Число поданных за него еврейских голосов сократилось втрое. Тем не менее, бесцеремонное американское вмешательство привело сначала к замене несговорчивого Ицхака Шамира на более податливого Рабина, а затем и катастрофическим для страны Ословским соглашениям. Можно ли было этого избежать? Безусловно. Если бы удалось решить финансовый вопрос. Так уж совпало, что как раз началась "большая алия", и Израилю позарез требовались деньги на обустройство прибывающих советских евреев. Причем немалые даже по нынешним временам - 10 миллиардов долларов. Кредитным поручителем выступили Соединенные Штаты. Но в последний момент в качестве условия потребовали партнерства с отморозками Арафата. Это было и неожиданно, и подло. С очевидным расчетом на то, что евреи молча проглотят и эту пилюлю. Вот тут мог бы и сказать свое решающее слово просионистски настроенный Американский еврейский конгресс, став гарантом пусть не всей суммы, но хотя бы какой-то ее части. Но промолчал. А другого лидера не нашлось.

Исключений не бывает. Что случилось хотя бы дважды, непременно случится и в третий раз. Америка никогда не позволяла Израилю довести войну или военную операцию до полной победы. И как только баланс сил склонялся в его сторону, держала в черном теле, перекрывая краник военной помощи. Израильскую верхушку это вполне устраивало, поскольку собственную беззубость всегда можно было списать на некие незримые вашингтонские "красные линии". Однако сейчас не тот случай. Хотя Белый дом и делает вид, что ничего не изменилось. "Наша цель - не в ликвидации Хамаса, - заявил американский посол Джейкоб Лью, - а в уменьшении его власти до такой степени, чтобы он больше не представлял угрозы". А если цель - не Хамас, то кто? Конечно же, Биньямин Нетаниягу. Он страшней любого Хамаса, потому что в вопросах войны и мира не разделяет американской пораженческой точки зрения. И тем самым смущает неокрепшие умы подавляющего большинства израильтян, которые тоже жаждут победы.

Добро не оставляет шрамов. Евреи со своими вечными предрассудками слишком долго пребывали в летаргическом сне. Хамас напомнил, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Кстати, и рекомендация эта тоже чисто еврейская. Правда, все еще до конца и не востребованная. В этом, наверное, во многом вина и самого Израиля, которому не мешало бы коренным образом пересмотреть свои отношения с диаспорой. Пришло время выработать единую позицию по наиболее актуальным проблемам современной жизни. И прежде всего, в вопросах личной выживаемости. Чтобы совместно отстаивать свои национальные права и интересы. А не зацикливаться, как сейчас, на исключительно политической сфере, делая ошибочную ставку на личные связи и закулисный лоббизм. Это больше не работает. Где веский голос еврейских промышленников и финансистов? Разве посмел бы так вести себя ничтожный Эрдоган, зная, что это не сойдет ему с рук? Где законоведы и юристы, призванные создать надежный заслон на пути правового антисемитского разгула?

Если сидеть сложа руки, то в итоге проиграют все. Как это уже было 85 лет назад, когда евреи, которые тоже свято верили в закон и справедливость, в одночасье лишились и жизни, и всего своего имущества. Приблизительная его стоимость оценивалась в 2010 году, согласно данным тогдашнего государственного контролера Михи Линденштрауса, в 670 миллиардов долларов. Что, по сути, сравнимо с нынешним валовым внутренним продуктом Польши, чья экономика входит в число двацати пяти лучших. Сегодня, почти 14 лет спустя, потери от награбленного, естественно, еще выше. Но даже этот горький опыт, похоже, ничему не научил. Несмотря на выплеснувшуюся наружу волну ненависти к евреям со стороны по-прежнему считающего себя цивилизованным окружающего мира. Хотим мы того или нет, но тихих мест больше нет. Даже в Америке.

Последние иллюзии, если они еще у кого и оставались, развеяли студенческие волнения, охватившие самые элитные университеты Соединенных Штатов и стремительно перекинувшиеся в десятки других стран. Отличительной их особенностью стала ярая антиеврейская направленность. Причем это были не спонтанные выступления, а хорошо организованная, подготовленная и срежиссированная акция, следы которой ведут в высшие властные эшелоны. Об этом, в частности, откровенно пишет достаточно хорошо информированная деловая газета The Wall Street Journal. Как бы то ни было, но от чувства незащищенности, которое испытали не только еврейские студенты и преподаватели, больше не избавиться. Исламская гниль глубоко проникла во все поры нашей жизни. Один лишь альянс "Национальные студенты за справедливость в Палестине" (NSJP) за два десятка лет открыл свыше 300 отделений по всей стране. И сейчас открыто демонстрирует свою силу. Даже в Хаим-town, как они называют Нью-Йорк.

Что можно этому противопоставить? Собственную силу. Евреи все еще не хотят признать очевидного: они, мягко говоря, уже не столь желанны. Более того, ими начинают тяготиться. Потому и вымывают отовсюду - из политики, экономики, юриспруденции. Даже из науки и культуры, где они доминировали на протяжении десятилетий. На молодежь надежды мало. Она не придет на смену корифеям. Ее намертво обложили образовательными квотами. Гораздо жестче, чем в царской России, а затем в Советском Союзе. И даже в самой Америке начала и середины прошлого века. Снова искать противоядие и бессмысленно, и дорого. Гораздо проще и умней перенести учебно-научную базу в Израиль. Но для этого нужны средства. И немалые. Только кто из миллиардеров проявит инициативу? Пока тенденция противоположная. Недавно Рут Готтесман пожертвовала миллиард (!) долларов медицинскому колледжу в Бронксе. На бесплатное обучение студентов из различных этнических групп. Этих средств хватит на 18 лет. Если 93-летняя Рут доживет до ста двадцати, чего мы ей желаем, то лечиться, скорее всего, будет все-таки не у выпускников школы имени себя. Да и остаток дней, наверняка, проведет вдали от нее. Но это уже другая история.