Maof

Thursday
Jan 28th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Материал сайта Спектр http://www.spectr.org

Основатель сионизма Теодор Герцель (1860-1904)
Основатель сионизма Теодор Герцель (1860-1904).


«Мы собрались здесь, чтобы заложить краеугольный камень дома, который должен стать убежищем для евреев.» Это были самые первые слова Теодора Герцеля 29 августа 1897 года на Первом сионистском конгрессе в Базеле. В целом, строительство «дома», о котором говорил Герцель, было завершено 14 мая 1948 года, когда декларация Бен–Гуриона сделала еврейское государство реальностью. Но необходимо продолжить строительство, совершенно необходимо. А сейчас дом, который был убежищем еврейского народа, стал чрезвычайно хрупок. И что тревожит более всего — вопреки мечте Герцеля, что еврейское государство сможет наконец–то разрешить «еврейский вопрос», сегодня нет на Земле более опасного места для еврея быть евреем, чем в государстве Израиль. Каким бы легкомысленным это утверждение ни казалось на первый взгляд, но его необходимо принять за точку отсчета для основательной перестройки герцелевского дома, иначе этот дом может быть стерт с лица Земли. Сейчас нам необходимо не что иное, как новый Сионистский конгресс, но не для того, чтобы организовать еврейское государство, а для того, чтобы сохранить существующее. Нам нужен Конгресс, чтобы спасти государство Израиль от самоуничтожения.

В яркой аналитической статье в «Jewish Press» от 25 февраля с. г. профессор Говард Адельсон, рассматривая непрекращающиеся уступки и капитуляцию Израиля, предупреждает: «Правительство Израиля либо должно занять твердую позицию, либо другое правительство, которое способно защитить интересы Израиля, должно занять его место».

Однако мы должны признать тот факт, что в Израиле сейчас нет политического лидера, который бы мог уберечь страну от самоуничтожения, и нет такого «правительства, которое способно защитить интересы Израиля…» Не может оно появиться в Израиле. К сожалению, горькому сожалению, из–за отсутствия воли и самоуважения израильтян, настоящее, жизнеспособное руководство может прийти сейчас только «извне», из диаспоры. В пределах Израиля видение и понимание проблем сейчас настолько ограничены и извращены, что в данный момент нет ни одного политика в Израиле, который смог бы справиться с фундаментальной задачей спасения осажденного государства.

Это предложение может показаться абсолютно непрактичным, не говоря о том, что оно может быть воспринято как наглость и вмешательство во внутренние дела суверенного государства. Но Герцеля, который загорелся сионистской мечтой после того как стал свидетелем унижения Дрейфуса, на Конгрессе поддержали лишь 196 делегатов. В 1897 году, когда эти сионисты начали дело, как теперь стало очевидным, абсолютно необходимое для выживания евреев, они и представить себе не могли, что через 100 лет будет еврейское государство, в котором тысячи «израильтян» будут стыдиться слова — сионизм. Сегодня, искажая и извращая до абсурда их героические усилия, оскверняя память о погибших 6 миллионах, израильское руководство тайком принимает роды палестинского государства (На прошлой неделе израильское правительство объявило о своем намерении признать палестинское государство еще до начала переговоров об конечном статусе палестинской автономии и таким образом капитулировало еще до начала переговоров. Прим. ред.Спектр). Это будут роды государства, отрезанного от еще живого тела Израиля, роды, во время которых могильщики Израиля будут орудовать скальпелем, отсекая части своего тела.

Современные израильские лидеры, кажется, живут вне истории. Опираясь на псевдотеории академических и военных «мыслителей», они цепляются за веру в «мир смелых». Результат — полное отсутствие каких–либо попыток уяснить реальное положение дел. Категорически отказываясь осознать захватившее их наваждение, израильские лидеры ослеплены глупыми мечтами, глухи к агонии еврейской души.

Для большинства людей, которые в состоянии понять всю опасность сложившейся ситуации, очевидно, что Израиль не может быть спасен израильтянами. Снова и снова со времен Рабина, Переса, Нетаниягу и наконец Барака граждане Израиля постоянно демонстрируют полную неспособность понять, что происходит. Арабы говорят открыто и недвусмысленно, они грубо откровенны, на своих страницах на интернете они абсолютно ничего не скрывают. Официальные карты Палестинской автономии включают весь Израиль. Для арабов нет двух государств в регионе, только одно. И это государство называется Палестина. Для партнеров Барака по «мирным» соглашениям Израиля не существует, а есть лишь «оккупированная Палестина» и «освобожденная Палестина».

Почему израильские лидеры настойчиво прячут голову в песок от правды, настолько очевидной и неприкрытой, что она ясна даже ребенку? Почему эти лидеры подвергают сомнению то, в чем убеждены их враги, почему они сомневаются в том, что их враги постоянно повторяют открыто и с детской непосредственностью. День за днем, день за днем они твердят, что любой еврей — «мерзость», что любой еврей — неизлечимо «подл», что государство Израиль — «раковая опухоль», «гниль», что это государство настолько коварное и отвратительное, что его «уничтожение» должно быть «неизбежным и неотвратимым».

Предложение о новом Сионистском конгрессе покажется бесстыдным нахальством не только для многих израильтян, но и для большинства евреев Америки. Израиль в конце концов суверенное государство с демократически выбранным правительством. Как смеет не израильтянин выступать с таким унизительным предложением? Как смеет не израильтянин, а американец, который и капли крови не пролил за государство Израиль, выдвигать подобную идею?

Вот мой ответ. Это не вопрос международного права. Это не имеет отношения к вопросу о политической независимости. Это не имеет отношения к выполнению чьих–либо обязательств. Это вопрос выживания нации, не в узком традиционном понимании нации в связи с государством, но в широком и более значительном представлении еврейского народа в целом — евреев всего мира — как диаспоры, так и израильтян, проживающих в пределах исчезающих границ своего государства.

Мы в диаспоре обязаны всячески поддерживать евреев Израиля, но и они со своей стороны должны прикладывать усилия, чтобы остаться в живых.

Но если они решили успокоиться и ждать ужасного кровопролития в войне или от рук террористов, то они потеряли исключительное право на обладание суверенной властью. Раз они изменили формулировку еврейского вопроса и изощряются в том, как, постоянно унижаясь, наилучшим образом ублажить своих неизменных врагов — то ситуация стала далеко не ординарной.

Евреи, неужели мы создали государство–самоубийцу. Неужели тысячи молодых израильтян отдали свою жизнь в войнах для того, чтобы все более и более недееспособные политические лидеры могли торговать землей и безопасностью во имя иллюзорного «мира смелых» или каких–то неизвестных нам целей?

Неужели это еврейское государство — памятник 6 миллионам — государство, которое не только не способно сейчас эффективно защитить интересы и жизни своего 5–ти миллионного населения, но и сознательно внедряет нормы, которые ведут к окончательной потере безопасности для граждан своей страны?

Неужели это государство Израиль будет инструментом окончательного решения еврейского вопроса?