Maof

Thursday
Apr 19th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Западное благоразумие систематически не справлялась с оценкой развития событий на Ближнем Востоке.
Например, в 1978 году западное благоразумие отвернулось от шаха Ирана, который был жандармом США в Персидском заливе, и обеспечило попутный ветер аятолле Хомейни, который превратил Иран в самую опасную, явную и настоящую угрозу региональной и глобальной стабильности, а также национальной безопасности США и Европы. В 1981 и 2007 годах эта «традиционная благоразумность» агрессивно критиковала Израиль за бомбардировку ядерных реакторов Ирака и Сирии. До вторжения Саддама Хусейна в Кувейт в 1990 году эта же «мудрость» считала безжалостного иракского диктатора союзником США, заслуживающего обмена разведданными, систем двойного назначения и многомиллиардных кредитных гарантий.

В 1994 году западное благоразумие присудило Нобелевскую премию мира Арафату, образцу для подражания во внушении ненависти, терроризма и межарабского предательства. В 2010 году она же неправильно истолковала вулканическое извержение антизападного арабского цунами как «арабскую весну», выступления в Facebook и молодежную революцию. В 2012 году западное благоразумие отвернулось от египетского президента Мубарака, приветствуя приход к власти «Мусульманского братства», крупнейшей исламской террористической группировки в мире.

В 2018 году западная общепринятая мудрость обнимает Махмуда Аббаса как умеренного, по сравнению с ХАМАСом, подчёркивая риторику Аббаса, вместо того, чтобы сосредоточиться на его акциях: внутриарабская подрывная деятельность, террористическая система образования, щедрые ежемесячные субсидии террористам и их семьям и создание тесных связей с врагами и противниками США.

Западная традиционная мудрость, с одной стороны, и реальность на Ближнем Востоке, с другой, представляют собой две противоположности.
Вопреки этой “западной мудрости” арабские лидеры осознают отсутствие связи между "палестинским вопросом" и тектоническими сдвигами на Ближнем Востоке, от которых страдает регион, начиная с 7- го века, а также нынешних (2010 – 2018 г.г.) сейсмических событий, которые травмируют каждую арабскую страну – от северо-западной Африки до Персидского залива и – от Сирии и Ливана до Йемена и Судана.

Более того, в отличие от западной общепринятой мудрости, арабские политики не погружены в "палестинский вопрос", а осознают участие палестинцев в подрывной деятельности, терроре и внутриарабском предательстве.
Арабские режимы – и особенно Саудовская Аравия, государства Персидского залива, Иордания и Египет – озабочены не палестинской проблемой, а непосредственными и смертельными угрозами аятолл и исламского терроризма, которые могут свергнуть их и превратить их страны в тревожные арены действий, подобные иракской, сирийской, ливийской, йеменской.
Например, с 1979 по 1989 год, во время гражданской войны в Афганистане, Саудовская Аравия продемонстрировала свой порядок приоритетов национальной безопасности, ежегодно инвестируя $1 млрд в борьбу афганских повстанцев против режима в Кабуле, поддерживаемого советским правительством. Это было в десять раз больше, чем ежегодная помощь Саудовской Аравии ООП – $100 млн.
Заморозив свою помощь ПА ($100-200 млн), Саудия предоставляет помощь Йемену в 8 млрд долл в войне против хуситов, поддерживаемых Ираном. Риад также предоставляет миллиарды долларов Египту и Иордании.
Кроме того, Палестинская администрация не входила в первую десятку получателей иностранной помощи в размере $33 млрд. из Эр-Рияда с 2007 по 2017 год: Йемен, Сирия, Египет, Нигер, Мавритания, Афганистан, Китай, Пакистан, Иордания и Тунис.
В то время как общая иностранная помощь Саудовской Аравии с 1985 по 2015 год составляла $130 млрд., согласно ежедневной газете в Дубае «Gulf News», ежегодная иностранная помощь Саудовской Аравии Палестинской автономии составляла $100 млн. - $200 млн., что отражает низший вес палестинской проблемы в списке национальных приоритетов Саудовской Аравии.
Согласно агентству «Reuters News» , Саудовская Аравия установила Египту пакет помощи в размере $23 млрд., отражающий совместный Каиро – Эр-Риядский фронт против общего врага: террористов «Мусульманского братства». Торонтское издание «Geopolitical Monitor» сообщило, что пакет в размере $12 млрд. для Египта был предоставлен Саудовской Аравией, ОАЭ и Кувейтом в дополнение к инвестициям в египетскую экономику в размере $8 млрд.
Хотя Палестинская администрация заявляет, что Саудовская Аравия не придерживается решения об ограничении помощи ПА, находящаяся в Дубае телекомпания «Al Arabiya TV» сообщила, что Йемен вытесняет палестинцев в приоритете Эр-Рияда, который предоставил Аденскому режиму Абдраббуха Мансура Хади $8,2 млрд. в войне против движения хуситов, поддерживаемого Ираном
Палестинцы также уступили Иордании своё место в списке приоритетов, когда речь заходит о национальных приоритетах Саудовской Аравии, о чем свидетельствует координационный совет Саудовской Аравии и Иордании, который разблокирует миллиарды долларов Хашимитскому режиму.

Относительная маргинализация палестинцев, получающих ежегодный пакет помощи Саудовской Аравии в размере $100 млн. – $200 млн. (всякий раз, когда он не приостанавливается Эр-Риядом), точно отражается в сообщении «CNBC» от 18 декабря 2017 года House of Saud (правящей королевской семье Саудовской Аравии), покупающей раритет Леонардо да Винчи за $450 млн., изысканный дворец во Франции за $300 млн. и королевскую яхту за $500 млн.

Развивающиеся стратегические и экономические связи между Израилем и проамериканскими арабскими странами стали производными от арабского порядка приоритетов национальной безопасности. Они признали уникальную добавленную стоимость Израиля – в военном и экономическом плане – в своей борьбе за выживание против внутренних и региональных угроз и вызовов.

Кроме того, проамериканские арабские политики не забывают и не прощают палестинскую подрывную деятельность в сотрудничестве с «Мусульманским братством» в Египте в начале 1950-х годов и в сотрудничестве с исламским терроризмом на Синайском полуострове в 2018 году; террористическую попытку свергнуть иорданский хашимитский режим в 1970 году; развязывание серии гражданских войн в Ливане в 1970-х годах; и удар в спину самого гостеприимного кувейтского режима посредством их сотрудничества с вторжением Саддама Хусейна в 1990 году и разграбления Эмирата.

Таким образом, мы имеем общеарабское сочувствие с высылкой из Кувейта в 1991 году около 300 000 палестинцев; изгнание в 2006 году более 50 000 про-Саддамовских палестинцев из Ирака после казни иракского диктатора.

Поэтому арабские страны неохотно действовали от имени палестинцев – в военном, экономическом или дипломатическом отношении – и во время израильско-палестинских войн в Ливане и Газе, и во время 1-й и 2-й интифад.

Вопреки “общепринятой западной мудрости” арабские политики всё больше осознают, что преодоление нарастающих угроз их выживанию обязывает признавать реальность, которая подчеркнула второстепенную / третичную важность палестинцев – и их вероломную роль и отрицательную деятельность против устойчивости на Ближнем Востоке.

"http://theettingerreport.com/Palestinian-Issue/Arab-Palestinian-relations-defy-conventional-wisdo.aspx"

Перевод с английского Игоря Файвушовича