Maof

Monday
Aug 10th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Решающее сражение на Ближнем Востоке происходит между наблюдателями, исследователями и политиками в западных демократиях: политически некорректное мировоззрение, основанное на реальности, - против политически корректного мировоззрения, основанного на желании / чрезмерном упрощении.

Ориентированное на реальность мировоззрение признаёт потенциальные возможности поразительных внутренних / региональных особенностей внутриарабских / мусульманских отношений на Ближнем Востоке:
* Непредсказуемость
* Нестабильность
* Сложность
* Фрагментированные общества
* Местная, а не национальная преданность
* Сильная нетерпимость
* Терроризм и подрывная деятельность
* Репрессивные, единственные в своём роде, непостоянные режимы меньшинств
* Отсутствие внутриарабского / мусульманского мирного сосуществования
* Исламские цели и ценности (включая «немусульманского» подчинённого)
* Воспитание на почве ненависти к немусульманам и религиозное подстрекательство


Научная школа, основанная на этой реальности, надеется на наилучший сценарий, но признаёт, что на Ближнем Востоке преобладает плохой / наихудший сценарий, требующий дополнительных мер предосторожности и дополнительных требований безопасности для обеспечения своего выживания и продвижения общих интересов.

С другой стороны, мировоззрение, основанное на желаемом мышлении, предполагает, что можно соблазнить ближневосточную реальность принять западные ценности, нормы, справедливость, здравый смысл, разум, «живи и дай жить другим» и мирные цели, отказываясь от своих 14- вековых базовых религиозных, гражданских, военных, бытовых и региональных особенностей. Мыслители– сторонники этого – убеждены, что – в обмен на значительные жесты, повышение уровня жизни, улучшение торгового баланса, мир и свободу – ближневосточная реальность продемонстрирует сценарий умеренного / наилучшего варианта, желая обеспечить «неверным» долгосрочное мирное сосуществование, которое они склонны отрицать в отношении других «верующих». Таким образом, стремление мыслителей, желающих распространять мир и гармонию путём упрощения и усмирения взрывного антизападного Ближнего Востока усилило региональную и глобальную турбулентность.

Широкий разрыв между этими двумя научными школами стал заметен с тех пор, когда в декабре 2010 года вспыхнула нынешняя волна волнений на Ближнем Востоке. Вдохновители «верующих» голосят о беспрецедентном кровопролитии, гражданских войнах, внутреннем и глобальном терроризме – от северо-западной Африки до Персидского залива – «арабской весне», «Facebook и молодёжной революции», и «Марше демократии». На самом деле, это было тектоническое арабское цунами, которое ещё не достигло своего пика. Это стало разочаровывающей реальностью для тех, кто отказывается признавать настоящий Ближний Восток и умиротворять антизападные элементы; таким образом, размывая западную позицию сдерживания, добавляя масла в огонь.

В 1978/79 г. г. эти мыслители пожертвовали на алтарь аятолл шаха Ирана, который был полицейским США в Персидском заливе. Они обеспечивали наиболее эффективным попутным ветром главный антиамериканский террористический режим в мире. Они ошибочно считали аятоллу Хомейни, сосланного в Париж, посланником демократии и мира, антисоветским лидером, потенциальным союзником Запада, легко контролируемым проамериканскими иранскими военными лидерами.

В 1990 году, накануне вторжения Саддама Хусейна в Кувейт, всё те же «мыслители» полагали, что «враг (Саддам) моего врага (аятолл) – мой друг», и поэтому предоставили Саддаму жизненно важные сведения, коммерческие выгоды и системы вооружения двойного назначения. Они считали угрозы Саддама о вторжении в Кувейт внутриарабской проблемой, прокладывая тем самым дорогу к разграблению Кувейта и Первой и Второй войнам в Персидском заливе.

В 2003 году кончина Саддама Хусейна сильно укрепила позицию США по сдерживанию, поколебав доверие к мошенническим режимам в Иране, Сирии и Ливии (в 2004 году последняя перевела свою ядерную инфраструктуру в штат Теннесси, США). Но эти мыслители решили, что арабский Ближний Восток созрел для джефферсоновской демократии, игнорируя реальность проамериканских арабских режимов, которые считали демократию явной и настоящей смертельной угрозой для своих собственных престолов. Более того, эти «мыслители» полагали, что умиротворение ислама стабилизирует этот регион, не понимая, что жесты, отступления и умиротворение воспринимаются ближневосточными режимами как слабость, разжигая аппетит мошеннических режимов и препятствуя позиции Запада в его политике сдерживания.

В 2015 г. эти мыслители желаний предположили, что аятоллы Ирана мотивированы экономическими соображениями, поддаются переговорам и мирным жестам и могут быть соблазнены пакетом стоимостью $150 млрд. На самом деле они создали мощный попутный ветер для программы производства баллистических ракет аятолл и их военной экспансии в Ирак, Сирию, Ливан и Йемен, приставив свои мачете к горлу всех проамериканских арабских режимов.

В 2020 году эти «мыслители» всё ещё не признают реальность того, что аятоллы Ирана не являются партнёрами по переговорам и мирному сосуществованию в западном стиле, а мотивируются принципами ислама, которые эти мыслители считают архаичными и неактуальными. Аятоллы считают ислам единственной законной религией, божественно предназначенной для управления земным шаром, в то время как «неверные» должны подчиняться им в житейском или военном отношении. Хотя они могут подписывать соглашения с «неверными», они считают их необязательными временным перемирием до тех пор, пока не будет получена достаточная власть для преодоления «неверных» и достижения своей мегаломаньячной цели – владения Персидским заливом, Ближним Востоком, Азией, Африкой и остальными частями земного шара.

В 2020 году изоляционистская школа мышления, основанная на её пожеланиях, ещё не осознала, что в глобальной «деревне» повестка дня исламского терроризма шиитов и суннитов не ограничивается Ближним Востоком, а носит глобальный характер. Таким образом, Иран стал эпицентром баллистического и ядерного потенциала и терроризма, которые распространяются по всему миру. Кроме того, иранские аятоллы всё более укрепляются в Южной и Центральной Америке (трёхсторонняя граница Аргентина-Бразилия-Парагвай и трёхсторонняя граница Чили-Боливия-Перу), укрепляя своё присутствие на Кубе, в Венесуэле и Мексике и создавая дремлющие ячейки террористов в США. Они планируют кампанию антиамериканского терроризма, которая затмит 11 сентября, поскольку они считают США наиболее эффективным препятствием на пути продвижения своего глобального исламского видения.

В 1987 году звезда «Кантри Вестерн», Джордж Стрэйт, предостерёг от соблазна корректно мыслящих: «У меня есть какая-то собственность на берегу океана в Аризоне… если вы купите её, я бесплатно отдам «Золотые Ворота».

http://theettingerreport.com/middle-east-policy-realism-vs-wishful-thinking/

Перевод с английского Игоря Файвушовича