Maof

Monday
Feb 26th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Преследую я врагов моих, и настигаю их, и не возвращусь, пока не уничтожу их.
Псалмы Давида (18:38)


Вся история человечества - это его вечная борьба со своими суицидальными наклонностями. Мы увековечиваем имена великих завоевателей и предаем забвению великих путешественников. Мы милосердны к самым жестоким убийцам, но бескомпромиссны к тем, кто не разделяет наших взглядов. Мы не ставим вне закона кровожадных диктаторов, но готовы судить их жертв. Мы проявляем снисходительность к тем, кто берет под защиту и оправдывает головорезов, и возмущаемся, когда начинают стыдить нас. Мы те, кто мы есть - по большей части безучастные и равнодушные, в какой-то степени лживые и лицемерные, в известной мере высокомерные и циничные, нередко завистливые и мстительные. Но чаще всего мягкотелые и трусливые. Потому все и идет, как идет. Лишь бы тихо плыть по течению.

В психологии есть такое понятие как синдром Дженовезе, который известен еще и как "эффект свидетеля". Назван он по имени Китти Дженовезе, которую убили в Нью-Йорке на глазах очевидцев. И ни один из них не посчитал нужным вмешаться, чтобы предотвратить трагедию. Мы сталкиваемся с этим сплошь и рядом. А некоторые наверняка и сами побывали в схожей ситуации. Причем чем больше свидетелей, тем меньше шансов на помощь. Ибо каждый в душе надеется на другого. Включая и людей не робкого десятка. Как объяснить этот феномен? Скорее всего, нежеланием брать на себя ответственность. Помните расхожее: тебе что, больше всех надо? Действительно, кому нужна лишняя головная боль? Вмешаешься, а потом проблем не оберешься. Так ведь тоже нередко бывает.

К счастью, еврейская история богата поучительными примерами, которые и сегодня позволяют нам грамотно и достойно действовать в самых сложных жизненных обстоятельствах. Вспомним хотя бы известный эпизод, когда Моисей убил египтянина, который безжалостно и жестоко избивал еврея. Но никому не было до него дела. Потому и написано, что он "оглянулся по сторонам и никого не увидел". В общем, понял, что никто кроме него не вмешается. Ибо что взять с топтавшихся рядом безропотных рабов? Они и сами в любую минуту могли оказаться на месте этого несчастного. И тогда, оценив положение, Моисей принял нужное решение. Причем вовсе не спонтанное, как может показаться, а вполне осознаное. Проявив, тем самым, мужество и решимость. И заодно веско заявив о своих лидерских качествах. Потому что лидер - это тот, кто не тушуется в решающий момент, а проявляет разумную инициативу, беря на себя и личную ответственность.

Это очень важный посыл. Особенно на фоне нынешних событий. Сравните данную поведенческую модель с тем, что мы сейчас повсеместно наблюдаем. Как повели себя израильские политики? Одни сделали вид, что это если их и касается, то постольку-поскольку. И даже отговорку нашли: все равно, мол, лишены возможности принимать решения. Другие внимательно наблюдают за ходом событий, выискивая промахи и слабости, чтобы затем использовать их против нынешних властей. А третьи вообще готовы все и вся очернить, лишь бы измазать черной краской ненавистного Нетаниягу. Есть и такие, кто и вовсе открыто "болеют" за Хамас. Как такое может быть? Может. Ведь государство - это, прежде всего, люди. И ему свойственны те же болезни и пороки. В эту же схему вписывается и совершенно лишенная всякой логики истерия как отдельно взятых стран с темным прошлым и туманным будущим, так и организации, призванной стремиться к объединению наций, но в действительности лишь способствующей их конфронтации.

Что до уродов, то их поведение заранее предсказуемо. Где хамасовские главари, заварившие кровавую кашу и теперь всеми силами пытающиеся уйти от ответственности за содеянное? Думаете в Газе? Как бы не так. Халед Машаль и Исмаил Хания давно жируют в Катаре. Чувствуют они себя как дома и в Турции, окруженные вниманием и заботой двурушного Эрдогана. Там же ошивается и Салех аль-Арури. Но министерство юстиции не обвиняет их в геноциде и военных преступлениях. Зато подготовило иск в Гаагский суд на Биньямина Нетаниягу. У подлых и методы подлые. "Скорее курица взлетит, - говорят в таких случаях арабы, - чем турок научится любить". Поговорки других народов, испытавших на себе турецкое коварство, еще злей и резче.

Неплохо устроился и Муса Абу Марзук - второй человек в террористической иерархии, недавно побывавший с делегацией в Москве. Это для нас он один из организаторов и вдохновителей террора, а для так называемого международного сообщества - живой пример удачливого финансиста. Не всякий угол зрения ведет к прозрению. И не каждому дано перестать видеть притягательное там, где его никогда не было. Почуяв опасность, бежали из волчьего логова и главные военные преступники - Яхья Синвар, Марван Исса и Мухаммад Дейф. Бросив на произвол судьбы своих недавних корешей и подельников, которые, в свою очередь, тоже всячески стремятся замести следы. И израильским силовикам потребуются недюжинные усилия, чтобы никто из них не избежал заслуженного возмездия. Ибо надежд на правосудие ничтожно мало.

И в этом непоправимая трагедия современного мира. Почему никак не удается прийти к всеобщему согласию практически ни по одному вопросу? Потому что поменялись нравственные полюса. Произвол возвели в ранг справедливости, а безнаказанность превратили в праведность. Вы заметили разницу между хамасовским исламофашизмом и германским нацизмом? Министр иностранных дел Евросоюза Жозеп Боррель увидел. На встрече с катарским премьер-министром Мухаммадом Аль-Тани он так сформулировал собственное понимание законности: "Один ужас не может оправдать другой ужас". Иными словами, нет ни правых, ни виноватых. Живодеры - тоже люди, и к ним не применимы ни коллективное наказание, ни чрезмерное использование силы. Но как тогда быть с праведной местью? Запретить? Объявить криминалом? Или считать правосудием? А может, вообще сбросить со счетов? Вроде как средневековьем попахивает.

Если международное дипломатическое "сводничество" не дает результата, то это не высокая политика, а тиражирование личной некомпетентности, которую, кстати, Боррель, как и многие его предшественники, демонстрирует постоянно. Зачем он приехал в Катар? Чтобы просить о посреднических услугах? Ну, коль так, то вообразим такую вот картину. Россия наносит мощный ракетный удар по Брюсселю, после чего требует оплатить полную стоимость своих ракет. Абсурд? Ничуть. А что предлагают Израилю? Обменять похищенных из его же дома и насильно удерживаемых людей, включая малолетних детей, женщин и пенсионеров, на тех, кто был официально с соблюдением всех правовых норм осужден за совершенные преступления. Хотя киднеппинг уже сам по себе считается тяжким деянием, и ООН еще в 1979 году приняла специальную конвенцию о борьбе с захватом заложников. И кто же в выигрыше? Тот, для кого закон не писан.

Не стоит искать во всем злой умысел. Израиль сам наделал много глупостей и сейчас пожинает горькие плоды. Покажите хоть одну ближневосточную страну, где отменена смертная казнь. Турция не в счет, ибо пошла на этот шаг под давлением Евросоюза, и вернет ее как только окончательно расстанется с мечтой о европейском будущем. Более того, по данным Amnesty International, три четверти казней в мире сегодня приходится именно на Ближний Восток. Высшая мера наказания применяется в основном за убийства, изнасилования, кражи, грабежи, терроризм, а также контрабанду и сбыт наркотиков. Не считая, естественно, участия в антиправительственных акциях и заговорах. И единство тут у всех, надо признать, полное. А теперь представьте, что появляется страна, для которой все эти преступления вроде как и не преступления. Как к ней относиться, если она готова обменять тысячу отморозков на одного нерадивого солдата? Если тюрьмы для особо опасных преступников превращает чуть ли не в курорты. И если запрещает своим полицейским и солдатам выполнять их прямые обязанности по защите собственных граждан.

Хамас никогда не скрывал своих планов, состоящих из трех "нет": никакого признания еврейского государства, никакого разоружения и никакого разрыва отношений с Тегераном. О чем однозначно заявил еще в 2006 году Салех аль-Арури во время своей первой встречи с тогдашним председателем стратегического совета Ирана по международным отношениям Камалем Харрази. Возможно, именно эта встреча и побудила газету "Кейхан" выйти с передовицей «Война начнется в день Аль-Кудс». Ей вторил другой официоз - "Ресалат": «Великая война не за горами. Может быть, она начнется уже завтра, или через несколько дней, или через несколько месяцев и даже через несколько лет. Но факт остается фактом: с Израилем будет покончено. Мусульмане должны готовиться к великой войне, которая сметет сионистский режим с лица земли и уничтожит его метастазы». И чем ответил на это Израиль? Объявил сектор Газа "враждебным государственным образованием". Вместо того, чтобы просто срезать этот гнойный нарост.

Арабы не задаются вопросом, что делать с закоренелыми злодеями. Для них они - заслуживающие смерти отбросы. Израильское общество, хочется верить, тоже, наконец-то, до этого дозрело. Но закон о смертной казни, который продвигает Итамар Бен-Гвир, ждет немало препятствий. Достаточно сказать, что единства нет пока даже среди членов правительственной коалиции. Несмотря на общее понимание того, что он крайне необходим. Поскольку решает сразу несколько проблем. Во-первых, сокращает число потенциальных убийц. Во-вторых, заметно разгружает переполненные тюрьмы. И в-третьих, лишает стимула брать кого-либо в заложники. Но не спешите радоваться. Ведь обязательно найдутся те, кто по-прежнему готов слизывать мед даже с крапивы. И их гораздо больше, чем мы думаем.

Израиль был создан в огне, отстояв в тяжелой борьбе свое право на жизнь и свободу. Пройдя через горнило жесточайших войн и серьезнейших испытаний. И заплатив самую высокую цену Эта борьба не закончена. Но в какой-то момент то ли всерьез уставшая от нее, то ли убаюканная внешними и внутренними краснобаями страна расслабилась и самоуспокоилась. Хотя никуда не делось ни ее каннибальское окружение, ни брезгливо-презрительное отношение к ней недоразвитых наций. За последние четверть века Израиль, отказавшийся от превентивных ударов и сделавший ставку на защиту, не выиграл ни одного навязанного ему сражения. Растеряв былую славу и притупив у врага чувсто страха. По другому и быть не могло. Ибо щит - пусть и важный элемент военной доктрины, но, увы, не ведущий к победе. А меч, постоянно находящийся в ножнах, в конце концов ржавеет. Что мы сегодня и наблюдаем. И в самой Газе, и на ливанской границе, и в устье Красного моря, где безродная йеменская шпана грозит перекрыть кислород израильскому судоходству.

Это сползание не было лавинообразным, а шло шаг за шагом. Сначала в головах образовавшегося и тесно сросшегося военно-политического симбиоза. Затем в соответствующих правовых актах и директивах. С упором на негласные правила. И в конечном итоге в общественном сознании. Никто не задавался вопросом, почему в звене взвод - рота - батальон, составляющих основу армии, преобладают офицеры в кипах, но среди высшего командного состава их и с лупой не найти? А почему приоритет во всем безоговорочно отдавался исключительно авиации, в ущерб сухопупным войскам и военно-морским силам? Несмотря на суровые уроки Второй ливанской войны. И далеко не этичное, мягко говоря, поведение ряда пилотов. Мы как-то быстро забыли, что еще двадцать лет назад 27 летчиков отказались участвовать в акциях возмездия по уничтожению вдохновителей и главарей арабского террора, называя их "незаконными и аморальными". И даже "генерал номер один" Ариэль Шарон ничего не мог поделать. Что ж говорить о нынешних временах?

Как тут не вспомнить операцию "Энтеббе", ставшую классическим образцом тайных операций? Это было время, когда Израиль уважали. Способен ли он сегодня на нечто подобное? Не уверен. Впрочем, подождем реакции на захват сухогруза Galaxy Leader. Кстати, об угрозе судоходству, а Израиль почти польностью зависит от морских перевозовок, не говорил разве что ленивый. Но флот, без которого эту угрозу не устранить, как ходил в пасынках, так и ходит. У него до сих пор даже десантных кораблей нет. А с подводными лодками, которые нередко называют оружием возмездия, и вовсе жуть. Только не пугайтесь. Причина вполне прозаичная и чисто израильская. Борьба с коррупцией. И не где-то, а в "системе безопасности". Вот и борются уже почти семь лет, раскручивая безнадежное "дело 3000".

Хотя результат и без того ясен. Три заказанные у немецкой корпорации ThyssenKrupp сумбарины Израиль получит только в конце десятилетия и заплатит за них дополнительно еще миллиард евро. А ведь могли бы уже стать на боевое дежурство.

У всякой войны свои непредсказуемые правила. Ее в белых перчатках не выиграть. И жестами доброй воли не откупиться. Как не прикрыться и тонкой вуалью политкорректности. Тем более, что, с еврейской точки зрения, это необычная война, поскольку подпадает под категорию милхемет мицва, то бишь заповедной. Или, как говорят в таких случаях, священной. К этой категории, в первую очередь, относят войну с Амалеком. Это имя со временем стало нарицательным, обозначая воплощение абсолютного зла. Так наряду с персидским царедворцем Хаманом (в русской традиции - Аман) обычно называют Гитлера и Хмельницкого. Обязательно добавляя имах шмо - пусть сотрется его имя. Теперь в этот разряд попадает и Хамас, который, обратите внимание, весьма созвучен с Хаманом. Тот же корень, между прочим, и в фамилиях верховных иранских аятолл - Хомейни и Хаменеи. Хаман упоминается и в Коране. Как правая рука фараона, его визирь, сменивший Иосифа.

Но дело, конечно, не в именах и фамилиях. Вот что говорит по этому поводу Тора: «Помни, что сделал тебе Амалек в пути, когда уходили вы из Египта; как застал он тебя в пути, и перебил у тебя всех ослабевших, что позади тебя, а ты был изнурен и утомлен...» (Дварим, 25:17-18). И последовавшее вслед за этим требование Всевышнего к народу Израиля на все его поколения. Раз и навсегда "стереть память об Амалеке из поднебесной" (там же, 19). Насколько это важно, можно видеть на примере первого израильского царя - Шауля, которому было заповедано окончательно разобраться с амалекитянами. Однако он, нарушив волю Творца, пощадил их царя Агага, польстившись на трофеи. И за свое непослушание был лишен царства. Ведь Б-г не только Милосердный, но и Грозный. У Израиля немало врагов, однако лишь с Амалеком нет и не может быть никаких компромиссов. Он должен быть повержен. Поэтому ответственность за это сегодня несет Биньямин Нетаниягу. И оттого, как он справится, будет зависеть и его будущее.