Maof

Thursday
Jan 20th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
Закон об амутот уже провалился несколько раз при голосовании в Кнессете, но в нынешней версии (Роберта Илатова и Аелет Шакед) у него есть хорошие шансы пройти. Почему именно министр Гидеон Саар торпедирует его?

Иногда страх приводит к тому, что разумные люди делают нелогичные вещи. Это, видно, случилось на этой неделе с министром внутренних дел Гидеоном Сааром на министерской комиссии по законодательству. Отрежиссированный кемпейн газет "Гаарец" и "Едиот ахронот" создал "охлаждающий эффект". Кто хочет выглядеть "маккартистом, подкапывающимся под основы демократии"?

До того, как перейдем к событиям недели, стоит напомнить историю закона (об иностранном финансировании) амутот, который уже второе правительство Нетаниягу затрудняется провести. 10 лет назад исследовательский отдел Кнессета опубликовал исследование под заголовком "Ограничение иностранного финансирования политической деятельности - сравнительный взгляд". Из этого исследования следовало, что Израиль далеко отстает в своей борьбе против подрывной политической деятельности зарубежных агентов. Так, например, американский закон FARA (регистрация иностранных агентов) требует полной прозрачности и отчетности о всякой политической деятельности, финансируемой из-за рубежа, даже если речь идет о частном спонсоре, а не государстве.

Американская логика проста: у международной дипломатии есть свои правила и границы. И там, где она останавливается, нелегитимно продолжать ее посредством внедрения агентов влияния, задействованием манипуляций и вызыванием брожения на местах в стране, на которую хотят оказать влияние. Не придет в голову, что интересы правительства Норвегии, например, будут продвигаться посредством израильских некоммерческих организаций. Расстояние между такой деятельностью и подрывной невелико.

Кастрированный законопроект

В предыдущем составе Кнессета было два сдвига в этом вопросе. Первый - законопроект Зеэва Элькина, требовавший прозрачности деятельности амутот, финансируемых иностранными правительствами, в духе американского закона. Идея заключалась в том, что общество имеет право знать, что иностранный агент влияния является иностранным агентом влияния. Первая часть законопроекта включала обязанность отчета регистратору амутот о пожертвованиях иностранных государств. Второй - более важной - частью был 9-й параграф законопроекта, говоривший, что каждый раз, когда представитель амуты будет выступать в Кнессете, парламентской комиссии, суде или любой официальной организации, он должен будет вначале декларировать, что его деятельность финансируется правительством X. Такая декларация должна будет фигурировать и на бланках его писем. Смысл: если в начале каждого заседания в парламентской комиссии он заявит, что финансируется швейцарским правительством, то слушающие его будут относиться к нему как к лоббисту: слушать его, но знать, что он представляет иностранные интересы.

Этот параграф был провален тогдашним министром благосостояния Ицхаком Герцогом (авода). Он убедил членов министерской комиссии по законодательству, чтобы "законопроект мог продвигаться только по согласованию с министром благосостояния", по своей должности курирующим амутот (некоммерческие организации "третьего сектора") (хоть между политическими амутот и реальным третьим сектором нет ничего общего). Это "согласование" включало существенное кастрирование законопроекта, в частности удаление 9-го параграфа.

Кстати, в протоколе заседаний Кнессета фигурирует, что когда Герцог, как министр, ответственный за эту область, поднялся на трибуну представлять законопроект, на него набросились депутаты слева: "Как ты мог согласиться на такое?" - Герцог не смутился: "Чего вы нападете на меня? Это законопроект прошел согласование". - "Согласование с кем?" - не унималась оппозиция. - "С Рахелью Лиэль" (прим.перев. - ген.директоршой Нового израильского фонда) - ответил тот.

Закон прошел в кастрированном виде, но за его соблюдением не следят. Из запроса, поданного недавно депутатшей Орит Струк (Байт йегуди), выясняется, что есть, по крайней мере, 8 доминирующих политических амутот, не сообщающих регистратору амутот о получаемом финансировании от иностранных государств. Из оффиса регистратора амутот сообщили, что они не в состоянии уследить за тысячами амутот, действующими в Израиле".

Другие законопроекты были поданы Фаиной Киршенбаум (НДИ) и Офиром Акунисом (Ликуд). Первый должен был запретить амутот получать пожертвования от иностранных правительств, превышающие 20 тыс.шек. Второй облагал такие пожертвования налогом в 45%. На заседании министерской комиссии по законодательству тогдашний секретарь правительства Цвика Хаузер объединил эти законопроекты. Юр.советник правительства Вайнштейн резко выступил против них. Нетаниягу вначале поддержал законопроекты, но затем, как и ожидалось, отступил.

Главным аргументом критикующих было то, что этот законопроект ударит по свободе выражения. Говорилось также о слишком общем определении амутот, на которые он должен был распространяться: "любая политическая амута, желающая оказать влияние на повестку дня в стране". При таком широком определении даже "Дайте животным жить" может войти в список.

Сокращенный законопроект

Возвращаясь в наши дни. Преимущество нового законопроекта Роберта Илатова и Аелет Шакед в его гораздо более узкой формулировке. Согласно этому законопроекту, чтобы амута попала под действие закона, она должна соответствовать двум критериям: 1) получать финансирование от иностранных государств; 2) ее цели и деятельность должны включать одну из 3 категорий:
- расистское подстрекательство, призыв к вооруженной борьбе против Израиля и отрицание еврейского и демократического характера государства Израиль;
- участие в движении международного бойкота против Израиля;
- участие в судебном преследовании солдат и офицеров ЦАХАЛя в международных судах. (Тот, кто считает, что Израиль совершает военные преступления, пусть подаст иск в израильский суд против замешанных в этом. В отличие от политизированных комиссий, вроде комиссии Гольдстона, тут это не пройдет без предъявления доказательств).

Некоторые СМИ назвали и этот вариант "законопроектом против левых", но критерии, содержащиеся в нем, находятся в сердце израильского консенсуса. К тому же сколько амутот призывают к вооруженной борьбе против Израиля?

Подавляющее большинство левых амутот не подпадут под действие этого закона: не "Бе-целем", не "Шалом ахшав" и даже не "Шоврим штика". С другой стороны, организации вроде "Адалла", подававшие материалы против солдат ЦАХАЛя в комиссию Гольдстона и в испанские суды, попадут в список. Разумеется, левых это не убедило. Радиоведущий Арье Голан брал интервью и Зехавы Гальон (Мерец), и по ее реакции ("С чего вдруг ограничение 20 тыс.шек.?") было ясно, что она даже не читала законопроект. Как и ожидалось, министерство юстиции бомбардировало Кнессет письмами против законопроекта. В спешке прокуратура послала свое заключение от 2011г., хоть ясно, что нет никакой связи между теми законопроектами и нынешним.

Итак, нынешний законопроект говорит, что пожертвования иностранных правительств организациям, подпадающим под вышеуказанные критерии, будут облагаться 45% налогом. Логика проста: если правительство Испании заинтересовано проводить подстрекательскую деятельность в Израиле, то нет причины предоставлять ему освобождение от налога, предоставляемое обычным неправительственным и некоммерческим организациям.

Законопроект поступил в министерскую комиссию по законодательству (более подробно в статье Зеэва Кама). Заседание вел Гидеон Саар. Он согласился, чтобы министры от Ликуда поддержали законопроект при условии "компромисса": "отрицание еврейского и демократического характера государства Израиль" будет исключено из списка критериев.

Парламентарии, с которыми я разговаривал, утверждали, что "решение Саара - это позор. Чтобы получить поддержку со стороны его партии (Ликуд), надо было убрать базовый сионистский принцип, фигурирующий в Основном законе о Кнессете. Мы не понимаем, что случилось с Сааром".

Министр внутренних дел Саар не ограничился этим и потребовал убрать дополнительные пункты. В итоге в списке останутся только амутот, подталкивающие к бойкоту Израиля или к отдаче под суд израильских солдат.

Юр.советник Вайнштейн, в соответствии с распространившейся в прокуратуре модой угрожать правительству на каждом шагу, опубликовал срочное сообщение, что не будет защищать законопроект в БАГАЦе. Это может подтолкнуть Нетаниягу к дополнительным уступкам противникам закона, но все же этот законопроект премьер-министру будет легче принять. Высокие шансы на принятие законопроекта вытекают из его сокращенной версии: она включает только параграфы, в отношении которых в Израиле есть почти полный консенсус. Будет ли он принят? Время покажет.

("Макор ришон")


Перевел Яков Халфин
МАОФ