Maof

Thursday
Dec 14th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Автор Владимир (Велвл) Чернин

В 1993 году в Осло был инициирован «мирный процесс», подразумевавший урегулирование арабо-израильского конфликта путем постепенной передачи под контроль арабских властных органов территорий, занятых Израилем в ходе Шестидневной войны 1967 г. В его основу был положен принцип «территории в обмен на мир». За истекшие с тех пор 17 лет мир так и не был достигнут. Более того, он кажется недостижимым. Жервами «мирного процесса» стали многие тысячи израильтян и арабов. Причем речь идет не об экономических потерях, а об убитых и искалеченных.

Территориальное размежевание между противоборствующими этническими группами не работает в Палестине/Эрец Исраэль. С точки зрения израильтян речь шла о непрерывных уступках, ответом на которые было усиления террора. Палестинское руководство ни на миллиметр не сдвинулось со своих требований. Оно по-прежнему требует ликвидации всех израильских поселений в Иудее и Самарии (на Западном Берегу), раздела Иерусалима и возвращения палестинских беженцев времен первой арабо-израильской войны 1948-49 гг. на территорию Израиля. При этом оно отказывается признать право Израиля на существование в качестве еврейского государства.

Таким образом, на территории бывшей подмандатной британской Палестины/Эрец Исраэль должны возникнуть полтора арабских государства: одно чисто арабское (на Западном Берегу и в секторе Газы), и еврейско-арабское (собственно Израиль в границах 1967 года). Учитывая более высокие темпы демографического роста у арабского населения Израиля (к которому по замыслу сторонников подобного решения прибавятся многочисленные беженцы) и отсутствие каких-либо гарантий на то, что даже при таких уступках арабский террор прекратится, а не усилится, евреи могут достаточно быстро оказаться меньшинством в Израиле. После этого ничто не помешает чисто арабскому палестинскому государству вполне демократическим путем поглотить еврейско-арабское Государство Израиль.

Это станет реализацией «поэтапной программы» ликвидации Израиля, которой придерживается руководство ООП, оно же руководство Палестинской национальной администрации. Что касается ХАМАСа, уже контролирующего сектор Газа, то его руководство последовательно и открыто говорит о необходимости силовой ликвидации Израиля.

Не удивительно, что в такой ситуации позиции израильских левых, то есть сторонников «мирного процесса» ослабевают. Однако в полемики со своими правыми оппонентами у них есть мощный аргумент: А какова альтернатива? И действительно, отсутствие четкой альтернативной программы урегулирования является слабым местом израильских правых политиков. Как правило, они заявляют, чего они НЕ готовы делать. В итоге за последние полторы десятилетия израильские правые оказались в позиции постоянной пассивной обороны, будучи вынуждены реагировать на действия своих оппонентов, и не находят в себе сил перехватить инициативу.

У истеблишмента поселенцев Иудеи и Самарии тоже нет выработанной альтернативной «мирному процессу» программы урегулирования, поскольку поселенцы не являются, по сути, реально обособленной частью израильского общества. Жители поселений есть практически во всех партиях правого лагеря (Национальное Единство, Ликуд, НДИ) и даже в левоцентристской Кадиме. В ультраортодоксально сефардской партии ШАС нет ни одного депутата-поселенца, но, парадоксальным образом, именно эта партия выступает на данном этапе в качестве последовательного защитника интересов жителей поселений (причем не обязательно сефардов и не обязательно религиозных).

Радикальную альтернативную левым программу решения арабо-израильского конфликта имела партия Моледет (Родина), основанная в 1988 году. Эта партия набирала на выборах по два мандата, пока не стала в 1999 году частью блока Национальное Единство. Основным пунктом программы партии Моледет является осуществление трансфера (перемещения) всего арабского населения Иудеи, Самарии (Западного Берега) и сектора Газы за пределы Эрец Исраэль на основе достижения соответствующих соглашений. В качестве образца рассматривается соглашение об обмене населением между Грецией и Турцией начала 20-х гг. ХХ века. Моледет считает, что раздел Эрец Исраэль уже произошел и ее восточная часть, нынешняя Иордания целиком находится под контролем арабов. Там нет еврейского населения. Соответственно западная часть Эрец Исраэль должна целиком остаться евреям. Моледет постоянно подчеркивала, что большое количество арабских стран с огромными территориями, могут легко решить вопрос абсорбции палестинских арабов так же, как Израиль решил вопрос абсорбции евреев, выходцев из арабских стран.

Идея трансфера пользуется определенной популярностью и сейчас, когда Моледет стала частью блока Национальное Единство, в программу которого пункт о трансфере не входит. Однако отсутствие разработанной тактической программы превратило этой идею в сугубо абстрактное пожелание. Программа этой партии не давала ответа на вопрос, каким образом можно достичь с арабами соглашения о трансфере.

Идею насильственной депортации арабов из Израиля (включая арабов, имеющих израильское гражданство) выдвигала партия Ках. В 1988 г. она была не допущена к участию в выборах в кнесет, поскольку суд признал ее программу расистской. В 1994 г. партия была объявлена израильскими властями вне закона. Как и идея трансфера, идея насильственной депортации арабов имеет немало сторонников (как в поселениях, так и в собственно Израиле), но они не имеют ни организационных структур, ни разработанной тактической программы достижения выдвигаемой цели.

Наиболее серьезную попытку дать ответ на сложившуюся тупиковую ситуация предприняло движение «Еврейское руководство», действующее в рамках партии Ликуд. Оно сумело создать мощные организационные структуры, разработало достаточно детализированную программу и декларировало необходимость сосредоточиться на первом этапе на тактических целях, в качестве первейших из которых оно определяет ликвидацию арабского террора против Израиля. Относительно идеи трансфера в программе «Еврейского руководства сказано следующее:

«Прав будет тот, кто заметит, что в исторических рамках проживание огромной массы арабов по обе стороны "зеленой черты" подорвет еврейский характер государства в силу естественного увеличения их численности, даже при отсутствии у них избирательного права. Однако не это стоит сейчас на повестке дня. Осуществить трансфер на данный момент не представляется возможным, а даже если бы это и удалось, это не решило бы более актуальной на данный момент проблемы террора (как мы уже убедились, арабские террористы неплохо справляются не только с пересечением границ, но и с пересечением океанов)».

Предшественницей «Еврейского руководства» было внепартийное движение протеста «Зо Арцейну» («Это наша страна»?), созданное под руководством жителей поселения Карней-Шомрон Моше Фейглина и Шмуэля Сакета и активизировавшееся после начала реализации Норвежских соглашений. Основными формами деятельности движения были антиправительственная пропаганда, блокирование дорог и использование других форм гражданского неповиновения, заимствованных от движений за гражданские права в Соединенных Штатах. Роль репатриантов из США в этом движении была весьма значительной. Она прослеживалась как на идеологическом, так и на практическом уровне: «Зо Арцену» ставило своей стратегической задачей реализацию мирными средствами программы, сформулированной раввином Меиром Кахане, лидером запрещенной партии Ках, репатриировавшимся из США и погибшим от рук арабского террориста во время визита в США; оба лидера движения проживают в Карней-Шомроне в квартале Неве-Ализа, населенном преимущественно репатриантами из англоязычных стран (Шмуэль Сакет сам репатриировался из США в 1990 году); английский язык сразу же стал одним из основных языков пропагандистской деятельности «Зо Арцейну». Следует отметить, что уже на начальном этапе движение стало пользоваться заметной популярностью и среди репатриантов из СССР, а русский язык стал одним из его рабочих языков.

Лидеры движения стремились не к созданию еще одной маленькой радикально-правой партией, а к руководству партией общенационального масштаба, способной кардинально поменять государстсвенную политику. Именно поэтому в 1998 году Моше Фейглин и Шмуэль Сакет создали фракцию «Еврейское руководство» внутри правоцентристской партии Ликуд. Ставшая, казалось бы, достоянием истории программа Ликуда, базирующаяся на идеологии движения Бейтар, созданного еще в период британского мандата Владимиром (Зеэвом) Жаботинским, представляется активистам «Еврейского руководства» актуальной политической программой, позволяющей заявлять, что настоящими «ликудниками» являются именно они, а не нынешнее руководство Ликуда. Претензии на идеологическую преемственность с Бейтаром прослеживались еще в период деятельности движения «Зо Арцейну». Достаточно упомянуть, что эмблема «Зо Арцейну» была заимствована у Бейтара и представляла собой изображение карты Эрец Исраэль по оба берега Иордана (включая территорию современной Иордании).

Массовая запись в правоцентристский Ликуд сторонников «Еврейского руководства» напугала как мелкие радикальные правые партии (прежде всего Национальное Единство), терявшие своих потенциальных избирателей, так и руководство Ликуда, опасавшегося утраты контроля над партией. После создания фракции «Еврейское руководство» Моше Фейглин несколько раз баллотировался на пост главы Ликуда. На выборах, состоявшихся 14 августа 2007 года, он получил 23,5 % голосов, проиграв Биньямину Нетаньяху (73 %). Традиционное руководство Ликуда во главе с Биньямином Нетаньяху очень нервно отреагировало на резкое усиление фракции «Еврейское руководство», грозившее подрывом имиджа Ликуда как правоцентристской, а не радикально правой партии.

Во время внутрипартийных выборов 2008 г., на которых формировался будущий список Ликуда в кнесете, Нетаньяху мобилизовал все имевшиеся в его распоряжении ресурсы, чтобы заблокировать «Еврейское руководство» и отмежеваться от него. Он открыто заявил, что не заинтересован в сторонниках «Еврейского руководства» и даже попытался прилепить им кличку, презрительно назвав их всех «фейглиными».

«Еврейское руководство» выдвинуло на этих выборах пять кандидатов: самого Моше Фейглина – в общеизраильский список, Асю Энтову (репатриантку из России) и Шмуэля Сакта (репатрианта из США) – на места, забронированные для репатриантов, Сагива Асулина – на место, забронированное для молодежи, и Боаза Хаэцни – на место, забронированное для поселенцев. Уместно заметить, что, кроме Сагива Асулина, все кандидаты «Еврейского руководства» были поселенцами. Помимо этого, был опубликован список кандидатов, за которых «Еврейское руководство» призывало голосовать. В него вошли в общеизраильском списке Гилад Арден, Бени Бегин, Гила Гамлиэль, Моше Кахалон, Оснат Марк, Гидеон Саар и Руби Ривлин. Были опубликованы подобные рекомендации и по некоторым секторальным спискам.

Нетаньяху и его сторонники использовали, помимо пропагандистских заявлений и призывов, разного рода процедурные ходы, чтобы уменьшить силу «Еврейского руководства». В результате репатрианты, представлявшие «Еврейское руководство», не прошли на выборах. Однако Сагив Асулин и Боаз Хаэцни добились успеха. Сам Фейглин вышел на реальное 20-е место в списке Ликуда, но затем, в результате процедурных интриг, был смещен оттуда на нереальное 36-е место. Он отказался подавать иск в суд по этому поводу, заявив, что место депутата кнесета для него средство, а не цель. Все кандидаты, рекомендованные «Еврейским руководством» в общеизраильский список, помимо Оснат Марк, прошли на реальные места. По секторальным спискам кандидатов, рекомендованных «Еврейским руководством», успеха добились Кати Шитрит, Ярив Левин и Дани Данон. Открытую поддержку «Еврейском руководству» выразили и ряд других кандидатов, в частности Айюб Кара, влиятельный политик-друз, занимающий в нынешнем правительстве Израиля пост заместителя министра по развитию Негева и Галилеи.

Фракция «Еврейское руководство» продолжает действовать в рамках Ликуда, заставляя считаться с собой. Это сугубо идеологическое движение, резко контрастирующее с мейнстримом современной израильской политики. Какова же альтернатива, которую «Еврейское руководство» предлагает израильтянам вместо «мирного процесса»? Программа движения ставит во главу угла усиление именно еврейского, а не «израильского» характера Государства Израиль. «Цель Еврейского государства, оно же Государство Израиль - обеспечить народу Израиля возможность жить на его Земле и осуществлять на ней полноценное национальное бытие, средоточие которого - исполнение его исторических задач, содержащихся в нашей письменной и устной традиции и заповедях Торы», - говорится в программе «Еврейского руководства», - открытой для всех желающих на интернет-сайте движения на иврите, русском, английском и французском, - «Еврейское государство подразумевает реализацию суверенных прав еврейского народа на Земле Израиля».

Программа подчеркивает, что Израиль должен быть государством не только израильтян, но, в идеале, и государством евреев диаспоры. Этот аспект отражен в третьем пункте программы, предусматривающем «предоставление права на участие в выборах в кнесет евреям, связавшим свою судьбу с Государством Израиль. Это право обуславливается наличием хоть одного из ниже перечисленных условий:

- его ближайшие родственники проживают в Израиле;

- он покупает недвижимость в Израиле;

- его дети служат в ЦАХАЛе или проходят альтернативную службу или же учатся в Израиле;

- он делает пожертвования официально признанным израильским учреждениям и предприятиям».

Программа «Еврейского руководства» в отношении статуса Иерусалима лишена каких-либо недомолвок и абсолютно бескомпромиссна. Она предусматривает «изгнание любых чуждых сил, пытающихся закрепиться в Иерусалиме, как то: мусульманского вакфа, "полицейских" ООП, "палестинских" учреждений и т.п. Бескомпромиссное требование к государствам, устанавливающим дипломатические отношения с Израилем, открывать свои посольства в его столице. Гарантирование прав евреев на Храмовой горе, строительство синагоги на Храмовой горе, принятие законодательных актов, приводящих в порядок статус Храмовой горы. Возвращение в еврейские руки домов, принадлежавших евреям до Войны за Независимость и захваченных арабами. Ускоренный выкуп недвижимости, принадлежащей неевреям, заселение евреями всех частей города. Предотвращение незаконного арабского строительства и реализация решений судов о сносе незаконно построенных домов».

Программа «Еврейского руководства» требует отмена норвежских соглашений с ООП. Относительно статуса еврейских поселений на контролируемых территориях Иудеи и Самарии (Западного Берега) она выдвигает требование распространения на них израильского суверенитета и ускоренного развития поселенчества. В соответствии с таким подходом «Еврейское руководство» настаивает, что открыто провозглашенной задачей Армии Обороны Израиля должно быть «освобождение Страны Израиля, защита всех находящихся в наших руках ее частей и ответственность по отношению к каждому еврею. Этический код ЦАХАЛа должен формироваться в соответствии с этими задачами».

«Еврейское руководство» подвергает резкой критике официальное руководство правых партий («Национального лагеря» в их терминологии) за отсутствие четко разработанной альтернативы программе левых. Одновременно с этим оно полностью отказывается принимать логику израильских левых, делающих упор на «шаги, направленные на построение доверия» и стремление «не доводить арабов до отчаяния», которое неизбежно выльется в насилие. Согласно заявлениям лидеров «Еврейского руководства», «альтернативная программа национального лагеря должна указывать не путь борьбы с арабским отчаянием, а путь борьбы с арабскими надеждами. Если их надежда – изгнать нас отсюда, покончить с ней можно только одним способом: декларацией нашего непререкаемого намерения удержать за собой всю территорию Эрец Исраэль. С уничтожением этой надежды автоматически будет покончено с террором».

Выдвигая задачу борьбы с террором на первое место, «Еврейское руководство» следует основным принципам, обнародованной им программы, первым из которых является релевантность реально существующим условиям. Исходя из этого, авторы программы заявляют: «Наша ближайшая цель – лишь разрешить самую болезненную на сегодняшний день проблему, проблему террора. Эта политическая программа, с одной стороны, не обещает золотые горы в виде немедленного и абсолютного мира, что совершенно нереально, с другой стороны – она не предполагает незамедлительно воплотить в жизнь мессианские пророчества».

Программа включает в себя пункт об официальном включении в состав Государства Израиль территорий Иудеи и Самарии (Западного Берега) и их ускоренное заселение. Это требование объясняется, прежде всего, задачей борьбы с террором: «Прошло тридцать шесть лет с того времени, как мы освободили в Шестидневной войне сердце нашей страны. С той поры каждый день нашей нерешительности в провозглашении полного суверенитета Израиля над территорией Иудеи, Самарии и Газы, каждый день отказа приложить максимальные усилия для развития и заселения этих территорий увеличивал надежды наших врагов. Каждый раз, когда замораживалась поселенческая деятельность, поощрялись арабские убийцы. Каждый раз, когда ущемлялись поселения или ликвидировались форпосты, это провоцировало арабский террор. Реакция наших врагов естественна: если вследствие арабского террора еврейское присутствие в Эрец Исраэль слабеет, то убийство евреев приобретает дополнительный смысл».

В качестве морально-этического обоснования требования об аннексии Западного Берега программа «Еврейского руководства» выдвигает еврейскую традицию. Не являясь религиозным движением, «Еврейское руководство» вводит вместо обще употребимого израильского термина «дати» (религиозный) термин «эмуни» (буквально «имеющий веру»), оставляя вопрос о практическом выполнении религиозных заповедей на личный выбор каждого из своих сторонников. Это позволяет ввести в программу движения, не менее половины сторонников которого не являются по израильским понятиям религиозными, следующую декларацию: «Множество раз подчеркивает Тора Израиля, что эта земля принадлежит евреям. Наша верность Эрец Исраэль опирается на еврейскую веру и на тысячелетнюю культуру нашего народа, расцветшую на холмах этой земли. Мы вернулись сюда и создали государство только благодаря этой верности на протяжении всех долгих лет изгнания. Нам заповедано Всевышним овладеть этой землей, не отдавать ее никакому другому народу и не оставлять ее пустынной».

Юридическое обоснованием для своей деятельности в рамках светской партии Ликуд «Еврейское руководство» видит в официальном Уставе Ликуда. Вторая глава Устава, определяющая цели этой партии, в частности говорит об «охране права еврейского народа на Эрец Исраэль как вечного права, не подлежащего сомнению, удержании поселений и планомерном развитии всех частей Эрец Исраэль, распространении на них государственного суверенитета Израиля».

«Еврейское руководство» упрекает лидеров Ликуда за отсутствие готовности действовать в соответствии с собственным официально утвержденным уставом. Однако одновременно с этим оно обрушивается с критикой на «ярых приверженцев трансфера, которые не желают принимать никакие идеи, сохраняющие, на первый взгляд, арабское присутствие в Эрец Исраэль». Подобный экстремизм ведет, по мнению «Еврейского руководства», к тому, что деятельность сторонников трансфера как ультимативного решения арабо-израильского конфликта сводится к разговорам, будучи начисто лишенной прагматической составляющей.

Полностью отвергая упреки в том, что деятельность, направленная на заселение евреями и аннексию Западного Берега, противоречит международному праву, «Еврейское руководство» утверждает, что верна прямо противоположная точка зрения, поскольку «с тех пор, как народ Израиля был изгнан со своей земли, на территории Иудеи и Самарии никогда не было никакого независимого национального государства. Отвоевав эти земли, ЦАХАЛ не захватил часть территории королевства Иордания, а освободил их из-под контроля иорданской армии. Сама Иордания признала это несколько десятков лет спустя».

Ссылаясь на принятое после Первой мировой войны решение Лиги Наций о предоставлении Великобритании мандата на управление Палестиной, программа «Еврейского руководства» утверждает, что "Британский мандат на Эрец Исраэль был установлен международным сообществом, чтобы создать национальный очаг для еврейского народа на всей территории этой страны, по обе стороны от Иордана. До сего дня это решение служит законодательной основой для статуса Эрец Исраэль с точки зрения международного права. Если бы Израиль этого хотел, он с легкостью мог бы отвергнуть все претензии об "оккупации" Иудеи, Самарии и Газы».

По мнению «Еврейского руководства», предлагаемая им программа соответствует естественному ходу событий и не имеет каких-либо жизнеспособных альтернативных вариантов: «У нас просто нет другого выхода. Понятно, было бы хорошо, если бы еврейский народ вернулся на свою землю только под влиянием чувства исторической обязанности претворить в жизнь нашу национальную цель, выполняя повеление Бога: "Потомству твоему дал Я эту землю". Но ирония судьбы состоит в том, что у нас просто не остается возможности уклониться от этого повеления. Невозможно убежать от арабского террора. Если мы побежим от нее внутрь "зеленой линии" (то есть, за строящийся "разделительный забор"), то он будет преследовать нас вплоть до морского побережья. Мы должны преследовать террор, искоренить питающие его иллюзии, выбросив их за Иордан. Провозглашение израильского суверенитета и усиление поселенческой деятельности в Иудее и Самарии будет ясным сигналом арабам - у вас нет никакого шанса сбросить нас в море. Этот сигнал развеет их надежды и утихомирит весь регион. Единственное альтернативное этому решение - добровольная самоликвидация Государства Израиль. Уже сегодня ЦАХАЛ вернулся и занял большую часть территории Иудеи и Самарии - не из-за преданности Эрец Исраэль, а просто потому, что нет другого выхода. Историческая динамика просто навязывает Эрец Исраэль народу Израиля. Чем больше мы будем содействовать этой динамике, тем меньше крови прольется».

Анализируя проблемы, которые неизбежно возникнут при практической реализации предлагаемой программы «Еврейское руководство» сводит их к следующим пунктам:

1. Временное усиление террора.

2. Международное давление

3. Статус арабов, проживающих на Западном Берегу.

По первому из этих пунктов программный документ «Еврейского руководства» гласит следующее: «С началом реализации нашей программы террор на короткое время, возможно, даже усилится. (…) Но это будет закат арабского насилия. Мотивация террора будет подавлена. Террору неоткуда будет черпать силы, и он затихнет. На стадии временного усиления террора силам ЦАХАЛа будет предоставлена возможность жесткого реагирования. Террористические районы будут освобождены от бандитов и их пособников для еврейского заселения. (…) Как только арабы поймут, что евреи останутся в Эрец Исраэль навсегда, террор полностью исчезнет».

Гораздо сложнее, с точки зрения авторов программы пункт, касающийся угрозы международного давления. Обсуждению этой проблемы уделяется особенно большое место:

«Предвидится как экономическое, так и военное давление. Экономическое давление будет осуществляться в двух плоскостях: отмена американской помощи и экономический бойкот со стороны европейских и некоторых других стран. (…) К политическому давлению, такому как осуждающие резолюции ООН, отзыв послов и тому подобное, нам не привыкать. Это не очень приятно тем, кто работает в сфере международных отношений, но это, в принципе, не так уж страшно. (…). Так или иначе – понятно, что решительное израильское руководство, ставящее во главу угла национальные интересы, способно выдержать давление такого типа, как было не раз доказано в прошлом. Опыт показывает, что постфактум, после потока безудержной антиизраильской пропаганды, западный мир оказывается нам благодарен за наведение порядка в регионе. Ближневосточные проблемы мешают всем, и не будет неожиданностью, если сильный Израиль, являющийся мощным сдерживающим фактором арабской экспансии, удостоится в перспективе не только признательности, но и тихого сотрудничества международного сообщества. (…)

Израиль уже давно должен был отказаться от американской помощи, как по экономическим соображениям, так и по соображениям безопасности. Эта помощь составляет порядка одного процента бюджета на гражданские нужды и порядка полутора процентов на военные. США оказывают военную помощь не только Израилю. Из шести долларов, которые тратят США на военную помощь странам Ближнего Востока, только один доллар достается Израилю. Все остальное идет Саудовской Аравии, Египту, Иордании и другим. (…) Из соображений безопасности Израиль должен публично потребовать прекращения иностранной военной помощи государствам Ближнего Востока. Американский налогоплательщик это требование поддержит, военной промышленности США оно понравится меньше. Что касается гражданской помощи американцев (порядка одного процента бюджета), то мы должны смириться с ее потерей, и мы в состоянии сделать это. Мы не получали эту помощь до Шестидневной войны. Не нужна она нам и сейчас. (…)

Разумеется, сложной проблемой является экономический бойкот. Может даже показаться, что он удушит израильскую промышленность. Ответ на этот вызов должен быть дифференцированным. Несомненно, найдутся страны, которые будут призывать к полному бойкоту Израиля. Можно предвидеть, что это причинит материальный ущерб. Однако экономические соображения всегда важнее политических. Нельзя допустить, чтобы экономические отношения влияли на политику и висели над нами, как дамоклов меч. Мы считаем, что если и будет объявлен бойкот, то он останется, в основном, декларативным. Израиль - страна, имеющая экономический вес. Израильский национальный продукт превосходит национальный продукт всех вместе взятых соседних стран. А там, где есть продукт и есть покупатель, в той или другой форме всегда возникает торговля. Нашу экономику ослабляет интифада. А в мире принято быстро забывать собственные громогласные декларации и вступать в тесные контакты с теми, кто обладает силой. Если мы будем сильными, то не станем исключением».

Парадоксальным образом угроза прямого международного военного вмешательства представляется авторам программы менее существенной, чем угроза экономического бойкота: «Тот, кто сравнивает Израиль с Ираком или Косово, не понимает механизмов мирового порядка. Почему США атаковали Ирак, а не более близкий к обладанию ядерным оружием Иран? Почему США не атакуют уже, по-видимому, обладающую ядерным оружием Северную Корею? Разве Иран и Северная Корея проводят более нравственную политику, чем Ирак? Разумеется, нет. Просто Ирак представлялся наиболее легкой мишенью, да и его лидер играл на руку американцам. Ни одному западному государству даже не придет в голову на самом деле предпринять военную акцию против страны, обладающей таким оружием (конвенциональным и неконвенциональным), каким обладает Израиль. Опасения "крестового похода" против нас абсолютно беспочвенны, да у нас и нет другого выхода - уступками нельзя ни пресечь стремление арабов уничтожить нас, ни заглушить европейский антисемитизм. Цель усилий арабов по нейтрализации израильского ядерного оружия и организации международной инспекции израильских вооружений очевидна - лишенный средств военного сдерживания, Израиль не сможет противостоять иностранному вмешательству. Такое вмешательство, несомненно, санкционирует "мир" с палестинцами, и приведет к уничтожению евреев арабами, на что "просвещенный" Запад будет снисходительно смотреть сквозь пальцы. Таким образом, именно из опасения иностранного вмешательства следует принять нашу программу».

В качестве модели решения проблемы статуса арабского населения Иудеи и Самарии «Еврейское руководство» предлагает образец арабов Восточного Иерусалима, то есть предоставление им статуса «постоянного жителя», а не гражданина. При этом делается упор на разделение понятий «права человека» и «права гражданина»: «Порядка миллиона бывших израильтян проживают сейчас в США. Большинство из них не являются американскими гражданами и находятся там, поскольку имеют "грин кард". Они обладают всеми правами человека. Никто не может причинить им моральный или материальный ущерб. Но права участвовать в выборах у них нет. Надо различать понятия права человека и права гражданина. Права человека - это то, чем обладает индивидуум, сотворенный по образу и подобию Божьему. Эти права неоспоримы, и никто не может покуситься на них. Но не каждый человек обладает правами гражданина, и, понятно, не каждому человеку мы обязаны их предоставить».

«Еврейское руководство» не намерено признавать право на национальное самоопределение за палестинскими арабами: «Что же касается "национального самоопределения", то желающие могут найти его в арабских государствах. Израиль будет поощрять эмиграцию арабов в арабские страны и, возможно, даже помогать им в этом». При этом программа движения признает, что значительная, если не большая часть, палестинских арабов в реальности не заинтересована в национальном самоопределении ни в виде самостоятельно палестинского государства, ни в виде эмиграции в арабские страны.

Бросается в глаза, что от программ урегулирования, предлагаемых как левым, так и правым израильским истеблишментом, программу «Еврейского руководства» резко отличает готовность прямо говорить израильтянам о том, что речь идет о «забеге на дальнюю дистанцию» и что легких решений нет и не будет. «Еврейское руководство» сводит эту мысль к следующей фразе: «Прежде всего, мы должны понять, что ради нашей родины нужно быть готовыми на жертвы».

Оппоненты «Еврейского руководства», прежде всего правые центристы из Ликуда стремятся представить эту фракцию в качестве группы опасных, но несколько курьезных радикалов и реагируют на нее с неприкрытым раздражением, которого они не проявляют к депутатам от действительно радикальной правой партии «Национальное единство», включающей тех, кого «Еврейское руководство» именует «трансферистами». Такая разница в отношении вызвана тем, что в отличии от «Национального единства», довольствующегося положением вечно оппозиционной партии, способной тем не менее выручить Ликуд от падения правительства национального единства в случае выхода из него лево-центристской Аводы, «Еврейское руководство» претендует на власть в Ликуде и, следовательно, в Израиле.

Превращение идеологии «Еврейского руководства» в господствующую идеологию в израильском обществе, а его программы – в практическую программу действий целиком зависит от степени готовности израильского общества «идти на жертвы ради родины». Израильтяне неоднократно демонстрировали и продолжают демонстрировать такую готовность. Представляется, что те, кто рассчитывает, что усиление давления на Израиль приведет к ослаблению этой готовности, ошибается. По нашему мнению, реакция израильского общества на усиление внешнего давления будет прямо противоположной и соответствующей словам из библейской книги Исхода «чем более изнуряли его (народ Израиля), тем более он умножался и тем более возрастал» (Исх 1:12). Стоит обратить внимание на то, что там, где в синодальном русском переводе сказано «возрастал», в еврейском оригинале сказано «йифроц», то есть буквально – «прорвется, выйдет за отведенные ему границы». В гипотетической, но вполне реальной ситуации дальнейшего усиления внешнего давления, явную тенденцию к которому проявляет, например, нынешняя администрация США, программа «Еврейского руководства» станет программой большинства израильтян и «прорыв» будет неизбежен.

Институт Ближнего Востока