Maof

Thursday
Dec 14th
Text size
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
{nomultithumb}

Как предполагалось в течение долгого времени, арабо-израильский конфликт закончится, когда одно из важнейших арабских государств, наконец, подпишет мирный договор с Израилем. Мирный договор между Египтом и Израилем 1979-го года, однако, похоронил эти надежды. Напротив, он имел порочный эффект, сделав другие государства, включая и население Египта, в еще большей степени антисионистскими.

1980-е годы породили надежду на то, что признание палестинцами Израиля сможет закончить конфликт. Полный провал в 1993 году Декларации о Принципах (известной также как "Соглашения Осло") похоронили эти надежды.

Эхуд Ольмерт (справа) требовал, безуспешно, чтобы Махмуд Аббас признал Израиль в качестве еврейского государства.

Что же теперь? Начиная примерно с 2007 г. приобрел особую важность новый курс: добиться признания Израиля суверенным еврейским государством. Бывший премьер-министр Эхуд Ольмерт поставил условие: "Я совершенно не намерен идти на компромисс, когда дело касается признания еврейского государства. Это будет условием нашего признания палестинского государства".

Ольмерт был наихудшим премьер-министром Израиля, но в этом вопросе он был прав. Арабо-израильская дипломатия имела дело с мириадом второстепенных вопросов, топчась вокруг центрального вопроса конфликта: "Быть ли еврейскому государству?" Разногласия по этому вопросу – а не о границах Израиля, деталях его самообороны, контролем над Храмовой горой, потреблении воды, строительством жилья в городах на Западном берегу, дипломатических отношениях с Египтом или о существовании палестинского государства – являются ключевым пунктом.

Палестинские лидеры ответили воплями негодования, заявив, что они "категорически отказываются" признать Израиль в качестве еврейского государства. Они даже сделали вид, что шокированы самим понятием государства, определенного религией, хотя в их собственной "Конституции государства Палестина", третьей редакции, говорится, что "арабский язык и ислам - официальные палестинские язык и религия". Усилия Ольмерта не принесли желаемого результата.

При вступлении на пост премьер-министра в начале 2009 года Биньямин Нетаньяху подтвердил позицию Ольмерта в своей дипломатии. К сожалению, администрация Обамы взяла палестинскую сторону, вытесняя требования Израиля. (Вместо этого особое внимание уделяется жилью для евреев в Иерусалиме. Это кстати, говоря о сердце конфликта.)

Палестинские политики не признают еврейский характер Израиля, но что можно сказать о палестинской и широкой арабской и мусульманской общественности? Опросы и другие признаки указывают на долгосрочный средний показатель около 20 процентов признания Израиля, будь то в период Мандата или сейчас, будь то мусульмане в Канаде или палестинцы в Ливане.

Чтобы лучше узнать о сегодняшних мнениях среди арабов, Ближневосточный Форум поручил организации Ближневосточные Опросы Пехтера (Pechter Middle East Polls) задать простой вопрос тысячам взрослых людей в каждой из четырех стран: "Ислам определяет [Ваше государство]; смогли ли бы Вы признать еврейское Государство Израиль при соответствующих обстоятельствах? " (В Ливане вопрос несколько отличался: "Ислам определяет большинство государств Ближнего Востока; смогли ли бы Вы признать еврейское Государство Израиль при соответствующих обстоятельствах?")

Результаты: 26 процентов египтян и 9 процентов городских жителей Саудовской Аравии ответили (в ноябре 2009 г.) позитивно, так же как 9 процентов иорданцев и 5 процентов ливанцев (в апреле 2010 года).

Опросы показывают широкий консенсус, несмотря на такие различия, как занятость, социально-экономическое положение и возраст. По неизвестным причинам, больше египетских женщин и саудовских и иорданских мужчин охотнее признают еврейский Израиль, чем их соплеменники противоположного пола, тогда как среди ливанских лиц обоего пола оценки аналогичны. Все же имеются некоторые существенные различия: как и можно было ожидать, в Ливане 16 процентов (в основном христиане) на севере страны принимают еврейский Израиль, в отличие от всего лишь 1 процента в (в основном шиитской) долине Бекаа.

Что важнее, если отнести эти ответы к численности населения (соответственно, 79, 29, 6 и 4 млн.), получим общее среднее около 20 процентов, признающих еврейский характер Израиля - подтверждая более ранние показатели.

Хоть 20 процентов и не составляют значительного меньшинства, такое постоянство независимо от времени и места дает надежду на оптимизм. То, что пятая часть мусульман, арабов, и даже палестинцев признает Израиль в качестве еврейского государства, показывает, что несмотря на почти столетие промывания мозгов и запугивания, база для урегулирования арабо-израильского конфликта существует.

Будущие миротворцы должны обратить внимание увеличению размера этой умеренной когорты. Повышение этого показателя с 20 процентов до, скажем, 60 приведет к коренной смене политики на Ближнем Востоке, вытеснив Израиль из его сегодняшней преувеличенной роли и освободив народы этого многострадального региона для удовлетворения их собственных насущных проблем. Не таких, как сионизм, а таких "мелочей", как диктаторство, жестокость, бесправие, поиски заговоров, религиозная нетерпимость, культ апокалипсиса, политический экстремизм, женоненавистничество, рабство, экономическая отсталость, утечка мозгов, утечка капитала, коррупция и засуха.




National Review Online 11 мая 2010г
Подлинник (оригинал) статьи на английском языке: Accepting Israel as the Jewish State
Перевод с английского И. Эйдельнант ru.danielpipes.org